Оприлюднено розшифровку перемовин екіпажу "Белавіа" з диспетчерською "Жулян"

Оприлюднено розшифровку перемовин екіпажу "Белавіа" з диспетчерською "Жулян"

Білоруське інформагенство “Белта” опублікувало розшифровку переговорів екіпажу “Белавіа” з диспетчерською аеропорту “Жуляни”

У виданні зазначають, що повна розшифровка переговорів була надана авіаційними службами за запитом Белта. 

Диспетчер: – “Белавиа-840”, Киев-Радар.

Пилот: – Слухаю.

Диспетчер: – “Белавиа-840”, поступило указание: вам надо, необходимо вернуться на аэродром вылета Жуляны. ЗА НЕВЫПОЛНЕНИЕ БУДЕТ ПОДНЯТА БОЕВАЯ АВИАЦИЯ НА ПЕРЕХВАТ.

Пилот: – А что случилось такое?

Диспетчер: – В эфир не могу передать. “Белавиа-840”, по прибытии все узнаете.

Пилот: – Не понял че-то я, это кто вам передал? Не получив ответа, пилот дублирует вопрос: – “Белавиа-840”. Это кто информацию передал?

Диспетчер: – “Белавиа-840”, “Украэроцентр”.

Пилот: – А причина какая?

Диспетчер: – “Белавиа-840”, я получил указания вернуть вас на аэродром вылета.

Пилот: – Жуляны, да? Диспетчер: – Так точно, Жуляны.

Пилот: – Хорошо, разворачиваемся.

Далее в расшифровке приводятся разговоры экипажа в кабине самолета.

– Че за ерунда!

– Бред какой-то!

– “Белавиа-840”. Еще раз уточните причину. Здесь какая-то ошибка, непонятно вообще по какой причине.

– Belavia eight four zero, turn left, height is one eight zero… follows in Zhuliany runway zero eight.

АТС (аэронавигационная информация и управление):

– Heading one eight zero for left zero eight Belavia s seven eight four zero.

Пилот: – Пипец, блин!

АТС: – Belavia eight four zero descent for at level one one zero.

Пилот: – Descent for one one zero eight four zero.

– Check.

Переговоры внутри кабины продолжаются.

– Б…, не успели уйти, а! Первый раз такая ерунда!

– Бред какой-то вообще, блин!

– Собственно, могли бы уже уйти… неразборчиво… авиация мы уже “лазду” проходим.

Пилот снова пытается уточнить у диспетчера, в чем причина.

Пилот: – Belavia eight four zero. Еще раз уточните, что за причина, непонятно вообще.

Диспетчер:

– Belavia eight four zero, уточняем, сейчас… неразборчиво.

Пилот:

– Здесь какая-то ошибка, мы уже на два зет, собственно мы над Беларусью.

Пилоты снова обсуждают между собой ситуацию (переговоры внутри кабины).

– Сейчас запутаем самолет. Подожди, пока не ставь.

– Блин, мы бы ушли уже, блин. Если бы мы знали, конечно. Не, ну пересекли уже всю, они уже… неразборчиво… мы недоступны.

– Какая-то ерунда, блин!

– Какой курс сказал? 180, да?

– Может, между вояками какая-то там пертурбация, может, что-то еще, блин.

– Или кто-то, какой-то пассажир у нас там, какой-нибудь, скорее всего, блин, ну, скорее всего, из-за пассажира или что-то в багаже. Наиболее вероятно, затем происходят переговоры со старшим бортпроводником:

– Ну, пока сами ничего не знаем.

– Да не знаю.

АТС:

– Belavia eight four zero do you need hold pattern for descent?

Пилоты: – А (продолжительное), причину уточнили? Белавиа восемь четыре ноль.

– Поставь Киев.

Диспетчер снова выходит на связь:

– “Белавиа-840”, Киев-Радар.

Пилот:

– Да.

Диспетчер:

– “Белавиа-840”, говорит руководитель полетов. Информация о вашем возврате на аэродром Жуляны ПОСТУПИЛА ОТ ВОЕННОГО РУКОВОДСТВА. Доклад более детальный вам скажут после посадки.

Пилот:

– Понятно, возвращаемся.

Диспетчер:

– “Белавиа-840”, меня интересует информация о количестве пассажиров и расчетное время посадки.

Пилот:

– Сейчас мы все уточним.

Переговоры внутри кабины:

– Выпускай интерцепторы. Аккуратно, потихонечку.

– Ну заходи. Наиболее вероятно, переговоры со старшим бортпроводником.

– Возвращаемся в Жуляны. Ну не знаю, сказали возвратиться.

– По техническим причинам, я сейчас скажу попозже.

– Сколько у нас пассажиров?

– Пассажиров 136, рассчитан примерно полсотни восемь минут.

Диспетчер:

– “Белавиа-840”, принял. Спасибо. Снижайтесь. Высота шесть тысяч футов. Эшелон перехода сто десятый QNH один ноль два девять.

Пилот: – Шесть тысяч, один ноль два девять, снижаемся. Девять… восемь четыре ноль, на курсе сто восемьдесят.

Прес-секретар СБУ Олена Гітлянська прокоментувала Громадському радіо так цю інформацію:

“Наша позиція залишається незмінною: ми нікому не погрожували. Вважаємо неправильним, щоб у цивільному літаку погрожувати. І жодних вказівок таких не давали. Якщо ви бачили, то там переговори диспетчера, а не співробітника Служби безпеки”.

Нагадаю, 21 жовтня через 10 хвилин після зльоту літак авіакомпанії «Бєлавіа» на вимогу СБУ повернули до київського аеропорту «Жуляни». На борту перебувало 136 пасажирів і 6 членів екіпажу. Командир судна виконав вказівку.

Після посадки правоохоронці України зняли  з борта одного пасажира, громадянина Вірменії. Літак після дозаправки вилетів до Мінська, знятого пасажира незабаром відпустили і він теж вилетів до Білорусі іншим рейсом.

22 жовтня Міністерство закордонних справ Білорусі викликало тимчасово повіреного у справах України в Республіці Білорусь Валерія Джигуна. Керівнику української дипмісії вручили ноту, в якій білоруська сторона заявила протест у зв’язку з діями компетентних органів України щодо примусового повернення білоруського повітряного судна авіакомпанії «Белавіа», який здійснював 21 жовтня 2016 року регулярний рейс В2 840 за маршрутом «Київ -Мінськ».

В ноті МЗС підкреслювалось, що білоруська сторона очікує офіційних вибачень і вимагає відшкодування всіх фінансових витрат і витрат, викликаних діями української сторони.

Коментарi до запису

Останнi новини