Почему вторжение российской армии не было учтено при планировании Иловайской операции - большой вопрос, - юристка

Какие вопросы касательно Иловайского котла через 4 года после трагедии до сих пор остаются открытыми, меняется ли взгляд на эти события и есть ли основания полагать, что виновные понесут наказание?

Ведучі

Олена Бадюк

Почему вторжение российской армии не было учтено при планировании Иловайской операции - большой вопрос, - юристка
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/09/hr-kyivdonbass-18-09-01_pavlyuk.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/09/hr-kyivdonbass-18-09-01_pavlyuk.mp3
Почему вторжение российской армии не было учтено при планировании Иловайской операции - большой вопрос, - юристка
0:00
/
0:00

Поговорим с юристкой Украинской правовой консультативной группы Алиной Павлюк, которая исследовала этот период, собирала информацию и общалась с очевидцами.

Алена Бадюк: Насколько вообще со временем меняется информация, которая касается этого периода?

Алина Павлюк: Да, к сожалению, меняется. Четыре года мы наблюдаем, как разные причины оглашаются, и в этом году была даже целая пресс-конференция Министерства обороны по этому поводу, на которую не были привлечены представители основного состава батальонов, которые в то время были в Иловайске. Сейчас особый уклон уже делается на российскую пропаганду, что искусственно создавалась информация, что наши силы были в окружении и так далее. Но эта позиция вызывает удивление у участников событий. Сложно понять, что будет дальше.

Сейчас акцент делается на конкретное 29 августа 2014-го года, когда наши военные выходили и был расстрелян «зеленый коридор». Но имеют значение и предыдущие события – план захвата города и планирование операции – чтобы понимать, можно ли было избежать этой трагедии, можно ли было вывести наших военных еще до 29 августа. В этом году начальник Генаштаба Виктор Муженко вдруг заявил, что город Иловайск на тот момент уже не имел стратегического значения, тогда зачем его нужно было так долго удерживать. Три года нам говорили, что это был стратегически важный город, что это стратегическая операция, направленная на разделение «ДНР» от «ЛНР», на блокирование крупного ж/д узла. Но, оказывается, это было не так.

Алена Бадюк: Из общения с очевидцами, есть ли какие-либо факты, которые особо вас удивили?

Алина Павлюк: Уже не первый год я продолжаю удивляться тому, почему при планировании операции не учитывался фактор вторжения российской армии. Были же косвенные предпосылки к этому, когда еще со времени Степановки, Саур-Могилы появлялись регулярные войска вооруженных сил Российской Федерации.

С 23-24 августа уже начали поступать разведданные о том, что россияне уже на территории Украины, что окружение города смыкается

Алена Бадюк: Как вообще происходила коммуникация в тот период, действительно ли не было понятно, что были за приказы, кем они даются, прикрыт ли тыл?

Алина Павлюк: Скорее, дело не в приказах, потому что приказы не обсуждаются, скорее, дело в косвенных обстоятельствах, которые были на тот момент. С 23-24 августа уже начали поступать разведданные о том, что россияне уже на территории Украины, что окружение города смыкается. Эта вся информация ходила вокруг, она не подавалась официально, и не подавались указания, что с этим делать дальше. То есть информация такая приходила, а никакой реакции на нее не было.

Алена Бадюк: В отчете Генеральной прокуратуры говорится о том, что отдельные ошибки руководства АТО были, но они не имели прямых последствий. Единственной причинно-следственной связью называют вторжение российской армии на территорию Украины. Не считаете ли вы такие выводы преждевременными?

Алина Павлюк: Да, возможно, но здесь вопрос в подаче информации. Если мы читаем этот текст буквально, то за события 29 августа, за сам расстрел колонн отвечает действительно Российская Федерация. Но есть эти дополнительные обстоятельства, которые помогают понять ситуацию в целом и почему она сложилась именно к этой дате, и здесь остаются вопросы. Мы с коллегами анализировали и работали с разным международными судебными инстанциями, и я убеждена в том, что вряд ли в Украине мы сможем добиться такого эффективного правосудия за эти события. К сожалению, наша правоохранительная и судебная системы не смогут привлечь к ответственности солдат и командование Российской Федерации.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.