Глава Администрации морских портов Украины работал в компании, связанной со спецслужбами РФ, — расследование

Как Россия влияет на стагнацию морских портов Украины и каковы масштабы коррупции в дноуглублении?

Глава Администрации морских портов Украины работал в компании, связанной со спецслужбами РФ, — расследование
https://static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-29_minakov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-29_minakov.mp3
Глава Администрации морских портов Украины работал в компании, связанной со спецслужбами РФ, — расследование
0:00
/
0:00

Обсудим это с политическим обозревателем Алексеем Минаковым, который выступил в роли журналиста-расследователя, написав резонансную статью для сайта InformNapalm о дноуглублении в Украине под названием «Российские щупальца в украинском дноуглублении»

Татьяна Курманова: Что же такое – дноуглубление?

 Алексей Минаков: Украина, как и многие цивилизованные страны мира, подписала соответствующие договора по поддержанию необходимого уровня морских глубин. Для этого нужно проводить дноуглубление. Это такая систематическая рутинная работа по поддержанию необходимого уровня глубин. Но у нас этой системности нет. Если же дноуглубление не делать, то это приводит к тому, что порты умирают, как, например, порт «Геническ».

Как мы пришли к тому, что остались у разбитого корыта? До 2004-го года все было хорошо – у нас было два ключевых стратегических предприятия «Черазморпуть» и «Устьдунайводпуть», их флот насчитывал приблизительно 70 суден, именно они и выполнял необходимый объем работы. Но, как у нас это происходит часто, государственные предприятия становятся объектом для разворовывания и коррупции.

Татьяна Курманова: И сейчас эти предприятия – банкроты?

Алексей Минаков: Да. Более того, по предприятию «Устьдунайводпуть» идут разговоры о том, чтобы его приватизировать.

Начнем с первого предприятия – «Черазморпуть». Еще в 2005-м году управленцы этого предприятия начинают намеренно заключать такие контракты, которые приводят к банкротству предприятия. Начинаются проблемы с выплатой заработной платы сотрудникам, возникают скандалы и так далее. В 2011-м году был назначен новый директор, который продержался на должности год. В 2012-м году он был задержан во время вымогательства взятки за аренду двух суден в Крым. После него пришел еще один директор, который до этого уже обанкротил другое предприятие. То есть, как мы видим, с кадровой политикой все было там очень интересно. Неудивительно, что и этот директор через два года попал в историю с криминалом – он списал судна по заниженной себестоимости, хотя предприятие было в стадии банкротства, и существовал мораторий на любые действия с этими суднами. Самое интересное, что вырученные деньги он перевел в компанию, которая зарегистрирована на территории «ЛНР». Сейчас это предприятие пытаются вывести из состояния банкротства, но это тяжелый процесс.  

Основным нюансом является то, что здесь прослеживается русский след. Есть такая компания «Гидрострой», которая зарегистрирована в Калининградской области Российской Федерации. Естественно, она не может участвовать в тендерах на проведение дноуглубительных работ в Украине. Поэтому она договаривается с нашими мелкими компаниями (не с крупными «Черазморпуть» «Устьдунайводпуть») о том, чтобы они участвовали в тендерах, а судна предоставит РФ. А эти тендеры у нас уполномочена проводить Администрация морских портов Украины. Эти мелкие компании выигрывают тендеры, и оперативное управление ими осуществляет российский владелец.

Чем это опасно? Если мы вспомним события 2014-го года в Крыму, когда затапливали судна на выходе из акватории, то сможем предположить, что этот сценарий можно легко повторить, когда ты – владелец этих суден. Это к вопросу о национальной безопасности.

Во время военных действий мы назначаем на высшую должность на стратегическое предприятие человека, который не просто работал в стране-агрессоре, а в структурах, непосредственно относящихся к ФСБ. 

Татьяна Курманова: Получается, что российские судна находятся на службе у украинских компаний, которые осуществляют дноуглубление. С одной стороны, они помогают выполнять международные обязательства – углублять морское дно, но обратная сторона очень тревожна.

Алексей Минаков: Верно. Россияне тоже не дураки, они эти судна оформляют на офшоры, и проводят финансовые операции тоже через офшоры. К счастью, СБУ уже разоблачила все эти схемы, и уже есть решения судов. На основании этих решений я проводил свое расследование – там указаны все судна, все офшоры и многое другое.

Есть еще один интересный момент – одну из этих мелких украинских компаний «Техморгидрострой-Николаев», которая сотрудничала с Российской Федерацией, возглавляет фактически россиянин. Он учился в российской школе, служил в российской армии. Ясно, что ему несложно устанавливать связи с российскими компаниями. Понятно, что он живет в Николаеве, у него есть семья, но его используют в темную. Есть такие люди без принципа, которые ради денег идут на сделки, угрожающие национальной безопасности Украины.

Теперь перейдем к теме Администрации морских портов. Как только эта Администрация была создана, ее руководителем по квоте провластной партии назначили некоего Андрея Омелина. Он там продержался два года, и был уволен за махинации с топливом. И в этом году очень пафосно и торжественно назначают на эту должность латвийца Райвиса Вецкаганса. О нем лестно отзывались в Министерстве инфраструктуры, говорили, что он сможет изменить ситуацию с дноуглублением. Но давайте уделим больше внимания его личности. Он работал в солидном Рижском порту, но этот порт является совместным предприятием двух компаний – рижской и российской, которая называется «Сибирский Деловой Союз». И этот «Сибирский Деловой Союз» имеет основателя, который был депутатом российской Госдумы двух созывов от пропутинской партии «Единая Россия». Более того, он был заместителем председателя Комитета по транспорту. Уже настораживает. Мало этого – в обязанности Райвиса Вецкаганса входило взаимодействие с российскими клиентами. То есть это не какой-то рядовой сотрудник, у него был топ-уровень коммуникаций и, очевидно, взаимодействия с правоохранительными органами РФ.

В июне он заполняет электронную декларацию за 2016-й год. И указывает там, что до прихода в Украину весь 2016-ый год он работал непосредственно в порту Санкт-Петербурга «Бронко».  А этот порт принадлежит компании «Феникс», которая в свою очередь аффилирована с ФСБ и службой разведки России. Это нонсенс. И этот человек сейчас – действующий глава Администрации морских портов Украины.

То есть во время военных действий мы назначаем на высшую должность на стратегическое предприятие человека, который не просто работал в стране-агрессоре, а в структурах, непосредственно относящихся к ФСБ. Возникает большой вопрос – а как же он прошел служебную поверку?

Татьяна Курманова: То есть мы видим, что дноуглубление в Украине полностью пронизано российским присутствием. Какая реакция власти должна быть, на ваш взгляд?

Алексей Минаков: Тут точно не будет быстрых решений ситуации. У нас критическая ситуация с дноуглублением. Мы вынуждены нанимать иностранные судна. Главное, чтобы было все прозрачно. Мы, конечно, можем поменять главу Администрации морских портов, но я не думаю, что это изменить ситуацию. Здесь нужен стратегический, концептуальный подход. И эту проблему должен решать министр инфраструктуры господин Омелян, это сфера его компетенции.