Лишь по окончании войны мы поймем, пострадало ли жилье переселенцев, и давать ли компенсацию, — Назаренко

Киевская городская госадминистрация приняла программу поддержки переселенцев

Ведучі

Олена Терещенко

Гостi

Сергій Морозов,

Світлана Назаренко

Лишь по окончании войны мы поймем, пострадало ли жилье переселенцев, и давать ли компенсацию, — Назаренко
https://static.hromadske.radio/2017/11/hr_kyivdonbass-2017-11-08_nazarenko_morozov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/11/hr_kyivdonbass-2017-11-08_nazarenko_morozov.mp3
Лишь по окончании войны мы поймем, пострадало ли жилье переселенцев, и давать ли компенсацию, — Назаренко
0:00
/
0:00

Киевская госадминистрация приняла план мероприятий по поддержке и социальной адаптации переселенцев из временно оккупированных территорий Украины. Через три с половиной года после начала АТО.

Что в плане? Узнаем у начальника управления социальной защиты столичной администрации Светланы Назаренко и одного из инициаторов документа, переселенца из Луганска, председателя общественной организации «Жилищный союз переселенцев» Сергея Морозова.

Елена Терещенко: Многие переселенцы, Сергей, опубликовали вашу фотографию с мэром Киева Кличко, и сказали, что это хоть и не великая, но победа, – то, что он все-таки подписал распоряжение о ряде мероприятий по поддержке переселенцев. В чем все-таки победа?

Сергей Морозов: Я бы рассмотрел это событие на нескольких уровнях: на всеукраинском макроуровне, на уровне Киева, на практической пользе для переселенцев. Наш успех заключается в том, что мы, наконец, приняли это распоряжение. Это дает моральное вдохновение людям, потому что многие уже начали терять веру, можно ли чего-то добиться от нашей власти.

Елена Терещенко: Пані Світлано, наскільки я зрозуміла з того, що було опубліковано в пресі, що перший пункт цього документу – це введення єдиної бази переселенців. На дворі 2017-ий рік. До цього не було хіба цієї бази переселенців?

Светлана Назаренко: План заходів розпорядження складається з 24-х пунктів. І перший пункт – це реєстр внутрішньо переміщених осіб. Цим питанням ми займаємося ще з 2014-го року, коли відбулася анексія Криму. Департамент соціальної політики одним з перших по Україні взяв на себе таку відповідальність. В той час, всі люди, які мали якісь проблеми, зверталися до нас, приїжджали в Київ. В нас цілодобово працювала гаряча лінія, цілодобово працювали співробітники департаменту соціальної політики, і ми взяли на себе цю програму.

Потім в нас почалися такі ж проблем з Донбасом. Тоді був створений єдиний реєстр.

 Елена Терещенко: Чому тоді він позначений в цьому розпорядженні, неначе його і не було?

Светлана Назаренко: Він є, працює з 2015-го року, але записаний він тому, що єдиний реєстр поповнюється кожного дня. Тому що внутрішньо переміщені особи як приїжджають, так і від’їжджають. І це має контролюватися на рівні міста та держави. Ми повинні знати, куди люди приїжджають, коли вони стають на облік. Бо люди розміщуються по різних районах міста Києва, йдуть до районного управління праці з відповідними документами, і стають там на облік. Так, ми знаємо, що людина є.

Елена Терещенко: Пан Сергій казав, що перемога вже в тому, що влада пішла на зустріч. А в чому ви бачите позитив? Яку практичну користь несуть ці заходи відповідного розпорядження?

Светлана Назаренко: Всі департаменти виконавчого органу – департамент охорони здоров’я, освіти, несуть відповідальність в межах своєї компетенції. Жодна дитина не залишилася без уваги, що вона не влаштована у дитячий садочок, чи до школи, що департамент охорони здоров’я за місцем проживання не обслуговує її в поліклініці. Насамперед, головним завданням в переселенців є житло та земля. Адже я розумію, що люди залишилися без даху над головою. І можу сказати з відповідальністю, що всі ці пункти, які прописані в розпорядженні, які стосуються всіх департаментів, виконуються. Проте, на жаль, на сьогодні відкрите питання житла.

Сергей Морозов: Эта программа не только о жилье, хотя мы как «Жилищный союз переселенцев» понимаем, что это является главным гвоздем этой программы. Мы ее расширили и наметили конкретные планы. Мы наконец-то изучим список коммунальных помещений, которые можно использовать для временного жилья, и попробуем его утрясти. Но это не главное. Главное, что там написан пункт о подборе земельных участков для строительства жилья. Также отдельным пунктом идет жилье для ученых переселенцев. И об этом мы уже провели переговоры с Национальной академией наук. То есть на ее землях ученые-переселенцы, которые со званием, могут быть сгруппированы.

Кроме того, в общем плане мероприятий данного распоряжения есть один важный пункт – он не предусматривает денег. Он предусматривает лишь план мероприятий в подготовке к тому, где нужны затраты. С чем мы будем обращаться к донорам.

Елена Терещенко: Я правильно поняла, что эта программа дает основания вам сейчас на легитимной основе обращаться к инвесторам или спонсорам?

Сергей Морозов: Да, по крайней мере, предварительно. Когда мы выполним часть программы, где определим земельные участки, то можно будет уже подписывать с ними договор. Это прогресс. Кроме того, я считаю, что у нас еще много сложно работы. Вот видите, мы со Светланой Петровной по-разному понимаем пункт 1 – про реестр. По нашей анкете нужно еще изучить нужды переселенцев. А реестр, который ведется, упрощенный, все это признают.

Елена Терещенко: Как это – упрощенный? Вы хотите, чтобы было еще сложнее?

Сергей Морозов: Да, там нет нужд.

Елена Терещенко: Коли ми з сином у 2014-му році приїхали з Луганська, ми заповнювали анкету, про те, якої допомоги ми потребуємо. Потім, коли отримували довідки переселенців, теж заповнювали ці папірці. Ці потреби жодним чином не групуються, якщо пан Сергій каже, що реєстр недостатньо складний?

Светлана Назаренко: Сергій Ілліч має на увазі, що реєстр потрібно розширити в тому, що людина потребує житла. Але неможливо нараз перевірити, чи залишилося в людини на окупованих територіях житло, постраждало воно там чи ні. Адже є непоодинокі випадки, коли людина говорить, що потребує житла, коли в неї, наприклад, в Маріуполі залишилось непошкоджене житло.

Елена Терещенко: В анкеті був пункт про потреби житла.

Светлана Назаренко: Но он общий, и нельзя его на сегодня проверить. Человек выехал из Луганска или Донецка, и мы не можем проверить, его дом пострадал или нет. Я так думаю, что со временем, а рано или поздно эта война закончится, можно будет составлять еще дополнительный реестр. Потому, что, наверное, тогда можно будет выяснить, пострадало ли жилье переселенцев или нет, давать им компенсацию на приобретение жилья, или нет. Это все еще впереди.

Елена Терещенко: Тогда у меня возникает два вопроса. Зачем обычному переселенцу этот реестр, если он понимает, что если жилищные вопросы и будут решаться, то уже после того, как. Человек вынужден был уехать, пострадало ли его жилье от обстрелов или нет, он уже пострадавший. Но мы же прекрасно понимаем, что в Украине нет денег, чтобы решить проблему трех миллионов людей, которые переместились. Вы не считаете, что эта программа – это перечень прекрасных пунктов?

Сергей Морозов: Нет, мы подошли к этому вопросу системно. Мы подписали меморандум с департаментом социальной политики о сотрудничестве. Потом развесили объявления на всех управлениях социальной политики о том, что ведем интерактивный учет нуждающихся в жилье. И кстати не все переселенцы, которые стоят на учете, пишут.

Елена Терещенко: Конечно, не все. Часть людей уже купила жилье.

Сергей Морозов: Вопрос в том, кто в каком жилье нуждается. Кто хочет социальное, то есть бесплатное, собственную квартиру, например, за свой счет или по той программе – 50/50, за счет донора и так далее. Также мы предложили 10 видов жилья – малоэтажное строение, многоэтажное, общежитие, апартаменты и так далее.

Елена Терещенко: Это не маниловщина чистой воды? Хочу дворец, к примеру.

Сергей Морозов: Нет, мы проанализировали образцы платёжеспособности людей – сколько они смогли бы платить, если бы взяли кредит. И вся масса переселенцев в Киеве – 160 тысяч разбивается на 128 программ.

Елена Терещенко: То есть если у вас обнаружится международный спонсор, то вы ему можете предложить целый ассортимент идей?

Сергей Морозов: Верно. У нас есть люди, к примеру, которые готовы по себестоимости купить квартиру, без надбавок. Я считаю, что им надо дать кредит, они, когда купят квартиру, то начнут его отдавать. Он потом будет постепенно с меньшим процентом. С этого надо начинать.

Елена Терещенко: Чудная система: проблему создают не люди, а решать ее  должны те, кто от этой проблемы пострадал.

Светлана, вы уже знаете примерную картину. На сегодня становится больше тех переселенцев, которые к вам обращаются, или меньше? Может, поменялись запросы или вопросы?

Светлана Назаренко: Потребности и вопросы на сегодняшний день утихли, и намного. Сейчас уже приезжает не такое количество людей, как раньше. Те, которые уже живут в Киеве, знают, куда им обратиться и что они могут получить.

 Елена Терещенко: Это потому что люди уже решили часть своих проблем, или потому что они вам не доверяют?

Светлана Назаренко: Я думаю, что люди уже решили свои проблемы. Потому что все прекрасно понимают, что Киев не такой дешевый город, и остались люди, которые могут здесь проживать.