Как работают адвокаты на оккупированном Донбассе и почему мы не знаем их имен?

Как работают адвокаты на оккупированном Донбассе и почему мы не знаем их имен?

Как работают адвокаты на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей и действительно ли только выполняют распоряжения боевиков? Мы расспросили адвоката и переселенку Ольгу Семенюк.

 20 декабря Украинских Хельсинский союз в Украине в партнерстве с Региональным центром прав человека, адвокатами с оккупированных территорий Украины и адвокатами переселенцами представил отчет «Адвокаты в оккупации». Речь там шла о том, как работают адвокаты в оккупированном Крыму и в оккупированных частях Луганский и Донецкой областях.

Валентина Троян: Если некоторых адвокатов в Крыму мы знаем очень хорошо, то адвокатов, которые работают на неподконтрольной территории Донбасса, мы не видели никогда даже в лицо. Есть ли там юристы, которые действительно пытаются помочь тем людям, которых задерживают?

Ольга Семенюк: Действительно, об адвокатах неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей не видно и не слышно. И это очень страшно, потому что адвокаты там фактически остались один на один с местными «властями». Также неизвестно, что будет с местными адвокатами, если они приедут на подконтрольную территорию Украины.

Мы провели исследование и выяснили, что, по крайней мере, 250 человек находятся на территории Донецкой области (на неподконтрольной ее части) и осуществляют свою деятельность, и где-то 90 адвокатов осуществляют свою деятельность на территории Луганской области («ЛНР». То есть на тех территориях на данный момент есть адвокаты, которые занимаются адвокатской деятельностью, защищают права человека. Насколько они карманные или нет, судить сложно. Естественно, есть адвокаты «ручные», которые работают при МГБ, но я уверена, что есть и те, которые защищают права человека, невзирая на «власть», невзирая на то, что там сейчас небезопасно это делать.

А это действительно небезопасно. В проведенном исследовании, которое мы делали с УГСПЛ, мы выявляли факты, когда адвокатов похищали, когда их держали в плену, забирали у них имущество, наносили им телесные повреждения. Также мы фиксировали случаи убийств адвокатов.

Ольга Семенюк

Валентина Троян: С чем сталкиваются адвокаты, которые работают на неподконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей? Чем они занимаются?

Ольга Семенюк: Получить достоверную информацию из открытых источников было очень сложно. Мы обращались с запросами в госорганы и получали информацию о том, что у них такой информации нет. Мы исследовали открытые источники – наши украинские сайты и сайты «ДНР» и «ЛНР». Кроме того, мы общались непосредственно с теми адвокатами, которые находятся там, а также с теми, которые выехали. В целях безопасности мы фамилии не указывали, но таких адвокатов было достаточно.

Те адвокаты, которые там сейчас работают, занимаются в основном уголовными делами. К примеру, на территории «ЛНР» до сих пор нет гражданских «судов», у них есть только уголовные «суды», которые начали работать где-то с сентября 2015-го года, а к концу 2018-го года появился «верховный суд». Адвокаты представляют интересы тех, кого судили в этих уголовных «судах». Это были и украинские военные, и русские военные.

На территории «ЛНР» до сих пор нет гражданских «судов», у них есть только уголовные «суды», которые начали работать где-то с сентября 2015-го года

По свидетельствам тех адвокатов, с которыми мы общались, иногда они просто связаны по рукам и ногам, их участие на исход дела не влияет. Но все же они выполняют очень важную роль: они могут известить родственников, которые находятся на подконтрольной территории Украины, о том, что их родственник жив, рассказать, какова его судьба и что происходит в его деле.

Есть дела, в которых удалось обеспечить защиту человека. Например, был случай, когда действие было квалифицировано как умышленное убийство, но благодаря действиям адвоката это убийство переквалифицировали на убийство при применении необходимой обороны.

Валентина Троян: Нам, журналистам, не сложно выйти на адвокатов, которые защищают крымских политзаключенных, они по мере возможности готовы комментировать ситуацию. Насколько возможно такое контактирование журналистов с адвокатами, которые находятся на территории Донецкой и Луганской областей. Готовы ли они что-то комментировать, или в тех условиях это невозможно?

Ольга Семенюк: Скорее, это невозможно. Во-первых, это касается личной безопасности и безопасности их семей. Луганские и донецкие адвокаты участвовали в наших опросах только на условиях полной конфиденциальности, не указывая никаких сведений о себе, потому они что понимают, что такая информация может обернуться против них. На той территории продолжается вооруженные конфликт, и бывали такие случаи, что адвокатов доставляли на подвал, поэтому они не хотят давать комментарии о своей деятельности.

Валентина Троян: О скольких таких случаях вам известно, и за что адвокатов отправляли на подвал?

Ольга Семенюк: По нашей информации, на подвал отправляли адвокатов, которые придерживаются проукраинской позиции и открыто о ней заявляли, а также тех адвокатов, которые не признают ту «власть», что захватила части Донецкой и Луганской областей.

Также отправляют на подвал из-за принципиальности по делам, когда адвокаты проявляют сильно большую активность в деле.

Валентина Троян: Знаете ли вы адвокатов, которые решили уехать с тех территорий на подконтрольную Украину, и были ли у них проблемы с тем, чтобы восстановить свою адвокатскую контору, и не было ли к ним вопросов со стороны СБУ?

Ольга Семенюк: На данный момент мы установили два факта, когда адвокаты привлекались к уголовной ответственности за непосредственное сотрудничество с органами «Л/ДНР». Но это было не за саму адвокатскую деятельность, а за другую деятельность. Например, одна женщина работала юристом в «ДНР» в каком-то там квази-«госоргане». За это ее привлекли к ответственности на территории подконтрольной Украины.

Я также знаю, что есть адвокаты, которые работали на территории «Л/ДНР», но неофициально. Потом они выехали и нормально смогли устроиться. Но на данный момент все адвокаты, которые находятся в «Л/ДНР», должны стать на учет, у них усложнилась процедура. Раньше для того, чтобы работать адвокатом, достаточно было иметь адвокатское свидетельство украинского образца, и можно было представлять интересы в суде. На данный момент, помимо этого, адвокат также стать на учет в налоговых органах, пройти специальную так называемую «госпроверку» на безопасность, и после этого зарегистрироваться в официальном реестре. Например, в Донецкой области этот реестр в открытом доступе и находится на сайте «Министерства юстиции» «ДНР». То есть можно зайти на сайт и увидеть фамилии этих адвокатов.

Некоторые адвокаты, проживая на неподконтрольной территории, выезжают на свободную землю, и оказывают адвокатские услуги уже здесь. Получается, что работают и там, и там. По мнению некоторых юристов, таких адвокатов нужно лишать свидетельств для того, чтобы они не приезжали и не работали здесь.

Останнi новини