Конференция делегатов Курултая рассмотрит вопрос о реализации права на самоопределение крымскотатарского народа

Конференция делегатов Курултая рассмотрит вопрос о реализации права на самоопределение крымскотатарского народа

12 ноября в Киеве состоится конференция делегатов Курултая крымскотатарского народа VI созыва. О вопросах, которые будут на ней обсуждаться, в эфире Громадського радио мы поговорили с заместителем председателя Меджлиса Ильми Умеровым.

12 ноября в Киеве состоится конференция делегатов Курултая крымскотатарского народа VI созыва. О вопросах, которые будут на ней обсуждаться, в эфире Громадського радио мы поговорили с заместителем председателя Меджлиса Ильми Умеровым.

 

Мы воспринимаем Меджлис как некий крымскотатарский парламент, а что такое Курултай?

— Скорее всего, Курултай как раз и есть парламент.

Как его избирают?

— Национальный съезд, в нем 250 человек. Избираются по квотам, которые мы сами определяем по количеству населения в том или ином районе или городе. Избираются только граждане Украины — крымские татары или люди других национальностей, владеющие крымскотатарским языком.

Меджлис — это выборный представительный орган крымскотатарского народа, который формируется на Курултае.  У нас смешанная система выборов. 50 мест распределены между общественными организациями, которые функционируют в Крыму. Функционировали. Сейчас обстановка изменилась. 200 мест распределены по регионам.

Почему возникла необходимость провести сейчас конференцию делегатов VI созыва. Речь не идет о том, что соберется Курултай, конференция делегатов?

— В первую очередь это связано с тем, что Крым оккупирован, аннексирован. Де-факто в Крыму другая власть — не украинская, а российская. Второй момент — российская власть в лице Верховного суда РФ приняла решение о том, что Меджлис крымскотатарского народа — экстремистская организация, деятельность которой запрещена в РФ.

А Курултай?

— Курултай так не квалифицируют, но Меджлис — это производное Курултая. Меджлис не может быть без Курултая — ни изменения внести нельзя, ни переизбрать. У нас закончились полномочия по срокам, а провести выборы на оккупированной территории невозможно. Это как восстановление деятельности экстремистской организации — будет шквал уголовных дел и все, что с этим связано.

Почему конференция? Потому что собрать Курултай в Крыму нереально. Мы решили пригласить делегатов в Киев. У нас есть часть делегатов, которые стали коллаборационистами. Есть некоторая часть делегатов, которые окажутся под сильным давлением. Это люди, у которых есть бизнес, которые имеют активную позицию — они все находятся под колоссальным давлением. Мы прекрасно понимаем, что многие не смогут приехать.

Вы вспомнили, что некоторые члены Курултая стали коллаборационистами. Не пытаются ли они создать альтернативный Курултай?

— Такие попытки неоднократно предпринимались в течение пяти лет. Считали количество своих сторонников, даже делали заявление, что их уже больше ста. На самом деле — около трех десятков мы насчитываем. Потом пытались создать альтернативные новые движения — тоже ничего не получилось. Но попытки были.

Какова повестка дня конференции?

— Мы обсудим ситуацию в Крыму. Сделаем, наверное, заявление о том, что, несмотря на то, что из-за оккупации Крыма и аннексии мы не можем провести полноценный Курултай и выборы в Курултай, мы не прекращаем деятельность, продолжаем ее в том статусе, в котором мы находимся на сегодняшний день.

Что нового скажут на конференции о ситуации в Крыму? Возможно, не нового, но того, на что общественность в Украине недостаточно обращает внимание?

— Обязательно будет заявление о выполнении решения первой сессии этого созыва Курултая о национальной государственности на территории Крыма. Обязательно будем говорить об этом. Речь будет идти о том, что необходимо вносить изменения в Конституцию Украины, изменить статус АР Крым с территориальной на национальную. Это должна быть крымскотатарская автономия. Тем более, поддержка в лице президента Порошенко у нас есть. Была создана рабочая группа, которая провела определенную работу, наработала формулировки. Теперь через ВР необходимо направить это в Конституционный суд для того, чтобы провели экспертизу, а потом ВР двумя третями голосов должна внести соответствующие изменения в Конституцию Украины.

Я предполагаю, будут обвинения, в том числе и в сепаратизме, в адрес крымских татар и их движения. Вы это ощущаете?

— Реализация права на самоопределение разве может быть сепаратизмом?

—  Я, например, считаю, что можно ставить вопрос и о праве на самоопределение вплоть до создания своего государства, не только автономии. Но для многих людей, в том числе и для тех, которые испуганы событиями, которые происходили и происходят на востоке Украины, разговоры о национальной автономии… Мы к этому не привыкли.

—  Вы сказали совершенно точную формулировку: мы имеем право определять статус этой территории. Если бы большинство населения в Украине было носителем такой позиции, вообще не было бы никаких проблем, а взаимоотношения между крымскотатарским и украинским народами были бы еще ближе, теснее и откровеннее.

Две трети депутатов нужно привлечь на свою сторону. Вы рассчитываете, что это вам удастся в нынешнем составе Верховной Рады?

— Если бы полтора года назад это внесли в повестку дня (а тогда уже были готовы все формулировки), можно было бы рассчитывать, что все этапы пройдут в этом в составе. Сейчас мы не рассчитываем, что в этом составе все закончится. Как правило, в начале каденции бывает устойчивое большинство, потом ситуация ухудшается, фракции начинают спорить между собой, расходиться. К середине или к концу становится труднее собирать большинство.

А в Курултае есть устойчивое большинство?

— Во все времена, насколько я помню, у нас было устойчивое большинство. Сейчас — за исключением небольшого количества коллаборантов, которые, к сожалению, существуют. Они на большинство практически не влияют.

Мы знаем, сколько крымских татар в Крыму проходят через тюрьмы, аресты, обыски…

— Дискриминация по национальному признаку ощущается практически во всем. Она на государственном уровне. Подавляюще большинство арестованных, задержанных, тех, которые уже получили приговоры, — крымские татары. Кроме этого, есть другие проблемы, которые постоянно возникают. У нас было полтора десятка школ на крымскотатарском языке обучения —  практически во всех сейчас русский язык обучения.  Уничтожение культурного наследия, в том числе Ханского дворца. Под видом ремонта уничтожается его аутентичность и историческая ценность. Уничтожается культурное наследие крымских татар.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Останнi новини