Даже чтобы ответить из автомата, мы должны получить разрешение, — боец ВСУ

2С раненнего утра в Широкино снова обстрелы. Российские боевики вновь обстреливают наши позиции. Бой длится несколько часов с перерывами в 15-20 минут. В это время боец с позывным «ДОК» готовит оружие. Он служит в 37-ой мотопехотной бригаде Вооруженных сил Украины. 

«Чистим автоматики, чтобы работали хорошо и не отказывали, когда надо будет. Пока все тихо, занимаемся повседневной жизнью: дровишки, чистим, убираем. Этот автомата Калашникова не отказывает никогда, он сделан на века».

После этого солдат показывает автоматический станковый гранотомет. Признается — из него уже давно не открывал огонь, ведь сейчас действуют минские договоренности. Однако они соблюдаеются только с нашей стороны. И поэтому без приказа бойцы огонь не открывают.

«Автоматический станковый гранотомет. Зарядили, нажали кнопку и полетело. Выставляешь дальность — это для прекрытия посадки, если вдруг будет какое-то нападение, будем прикрывать нашу разведку. Пока нет команды, пока никто не наступает. Сами справляются. Там впереди азовцы, донбасцы. Будет команда, будем применять».

DSC_0037 [1280x768]Ну а пока пророссийские боевики исполняют приказ своего руководства и бьют по украинским позициям. Временное затишье прерывают звуки тяжелых орудий. Враг вновь открыл огонь из миномёта. Бойцы признаются — на такие залпы уже не реагируют.

«Это мины, взрывы мин, они периодически бывают, приблизительно 80-е, 120 — она погромче, земля трусится. Начинают стрелять днем, хотя и ночные обстрелы бывают, и утренние, т.е. когда хотят, тогда и стреляют. Траншея закрывает от шальных пуль, если наверх поднимаетесь, перелет из Широкиного идет».

Бойцы 37-ой мотопехотной бригады приехали из разных уголков Украины. У них одна мечта на всех.

«Это моя страна, я хочу, чтобы мой ребенок жил в нормальной стране. Я не хочу, чтобы вот это дальше двигалось на Украину. Пока мы здесь и они здесь, надеюсь когда-то это все зачистим и наступит мир».

Военные говорят — за год войны с агрессором в жизни поменялись ценности. Обращаешь внимание на то, чего раньше бы не заметил.

«Стал больше ценить пение птичек и то, что встал — увидел солнышко. Это уже хорошо, значит уже живой, жизнь удалась, если раньше что-то думал надо успеть, каким-то нюансам расстраивался, то сейчас одним днем, один день прожил — уже хорошо, вот такая ценность».

DSC_0040 [1280x768]Военные говорят — за год научились воевать. Профессионализм оттачивают на передовой.

«Ребята с каждым днем все эффективней и эффективней воюют. Самое быстрое обучение происходит на войне, полигон полигоном, учебные стрельбы, когда идет реальное боевое столкновение, то обучение происходит один к десяти».

Российские боевики открывают огонь сначала из стрелкового оружия, но а потом в ход идут минометы.

«Работает автоматическое оружие, работают АГС, потом подключаются минометы, после минометов вступает в бой крупноколиберная артиллерия, а иногда прилетает 152 мм. Мы потом начинаем отвечать, даже если ответить из автомата, должны получить разрешения. Просто так это никто не делает. Пока получаем разрешения, наводимся, отвечаем, потом начинается просьба через ОБСЕ о прекращения огня, потому что наши наблюдатели фиксирует поражения целей».

Российские боевики и наемники постоянно перегруппировываются, маневрируют, меняют позиции. Перед наблюдателями ОБСЕ прячут технику, а потом возвращают назад, тем самым нарушая минские договорённости.

Айсель Сафина для Общественного радио

Автор:
При поддержке:

Последние новости