Громадське радіо
Телефон студии: 0800 750 490
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости
На Донетчине семья погибшей в ДТП девушки уже год ждет решения суда

На Донетчине семья погибшей в ДТП девушки уже год ждет решения суда

Родители погибшей девушки считают, что водитель «Лексуса», который 1 марта 2015 года в Соледаре сбил их дочь, откупился от суда и следствия. Сам водитель Валерий Яковлев от комментариев отказался

На последнем судебном заседании побывала корреспондент «Громадського радио». Описать подробности того дня согласились родители погибшей девушки Екатерина и Андрей Задорожные и ее парень Михаил Калмык, который был с ней на месте происшествия и чудом остался жив.

«Он категорически не признает свою вину. Считает, что во всем виновна машина и камень. Одиннадцать месяцев не было камня, а 29 января появился камень у него на дороге, и он при скорости 60 км/ч не справился с управлением автомобиля. Его вынесло за пределы проезжей части, и он сунулся 60 с лишним метров по обочине, сбил одну каменную стену (внутри остановки находилась моя девочка — Аленушка) подцепил мою дочь и разбил вторую стену. Моя Аленушка попала между автомобилем и стеной. У нее были очень серьезные внутренние травмы. Потом он вылетел за остановку — 15 м и сбил ель (и это все на скорости 60 км). Ель была 20 см в диаметре — он перебил ее пополам», — рассказали родители погибшей.

«Реакция такая: что же делать, я разбил машину. А что там дальше происходит, его абсолютно не волновало. Не вызывал, не оказывал, и аптечку не дал. У нее текла кровь по лицу, и я своей шапкой вытирал кровь и зажимал раны. Ни аптечки, ни помощи, ничего абсолютно», — рассказал о поведении водителя в первые минуты после ДТП Михаил.

Любительское видео с места происшествия:

Согласно проведенной экспертизе, показаниям свидетелей и разрушениям во время торможения, скорость машины была на уровне 150-170 км/ч. Водитель утверждает, что по ощущениям он ехал 60-70 км/ч, на спидометр не смотрел, но на повороте машину понесло, потом он хотел объехать кирпич на дороге и не справился с управлением.

Дать четкие объяснения происшествия водитель не смог:

— Первый занос, который вы почувствовали, был, когда вы начали входить в поворот или на прямой?
— Когда в поворот начал входить.
— Только начали входить в поворот — и почувствовали этот занос. Это Вы инстинктивно почувствовали — имеете стаж управления не месяц, не два, вот и почувствовали. Почему это случилось?
— Ну, по моим тактильным ощущениям… Я не могу вам объяснить, ваша честь. Скорость была нельзя сказать это… чтобы машину несло.
— Понятно.

После дополнительных вопросов судьи Руслана Дубовика изменились показания относительно видимости на дороге:

— Вы говорили, видимость была не ограничена по прямой? Кромешной тьмы не было?
— Стало смеркаться. 100% видимости не было.
– Какая была видимость вперед, если Вы на расстоянии 15-20 метров увидели кирпич?
— Может где-то сорок-сорок пять метров, — ответил на вопросы суда подозреваемый.

При этом свидетель защиты Александр Вильховенко, который приехал на место происшествия уже после того, как пострадавшую увезли в больницу, оценивает видимость на проезжей части на уровне 100 м.

Вопросы возникают к следствию и документированию фактов происшествия. Автомобиль, разбитый в ДТП, вместо штрафплощадки несколько дней находился в гараже у подозреваемого. Якобы водитель эвакуатора отказался его перевозить, поскольку его техника была неисправна и «Лексус» не закреплялся на платформе. Хотя до гаража авто довезли. Защита пригласила свидетеля, который пытался объяснить, почему авто не попало на штрафплощадку.

«Приехал эвакуатор. Яковлев уехал на освидетельствование с работниками ГАИ. Он отдал мне ключ от гаража (ключ большой) и барсетку, сказал, пусть будет у тебя, я потом заберу. Затащили машину, а она висит. Эвакуаторщик сказал, что он не может ее вести — машина не закрепленная, выпадет, тяжелая. Спросил, где ее можно сгрузить. Я сказал, что Виталькин гараж стоит пустой», — рассказал свидетель Виталий Гуртовой.

Причиной ДТП сам водитель считает удар об кирпич на дороге и неисправность авто:

–Я думаю, что, в первую очередь, это удар в камень и потом уже, думаю, что-то случилось с машиной, то есть с колесом. То ли от удара, то ли…
— Что повлек за собой удар об камень?
— Это повлекло резкий увод машины вправо и удар об бордюр.
— То есть это потеря курсовой стойкости, прямолинейной траектории, вы это хотите сказать?
— Да.

Хотя экспертиза транспортного средства не выявила никаких технических неисправностей, защита заявила, что не доверяет информации, представленной в отчете. Яковлев утверждает, что на машине была не зимняя, как указано в документе, а летняя резина. Поэтому потребовали вызвать эксперта в суд. Прокурор, потерпевшие и его адвокаты назвали этот шаг затягиванием процесса, не меняющим сути дела, но суд постановил на следующее заседание пригласить эксперта и принести колесо, чтобы проверить резину. Вынесение приговора опять отложили на неопределенный срок.

Семья погибшей в ДТП девушки считает, что затягивание дела ведется умышленно:

«У людей есть деньги. Они нам сразу в первый же день сказали, еще девочка была жива — лежала на операционном столе, что вы ничего не докажете, еще и будете виноваты. Попробуйте еще доказать, что это не она сбила машину», — заявила Екатерина Задорожная.  

Сам обвиняемый водитель Валерий Яковлев от комментариев журналисту «Громадського радио» отказался.

Анна Боковая из зала суда для «Громадського радио»

Комментарии

Последние новости