Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости

«Документы, кошка и рабочий ноутбук» — психолог рассказала об эвакуации с Киевщины

Говорим с Анной Рымаренко, психологом, которая рассказывает о начале войны и эвакуации ее семьи из Макаровского района Киевщины в Германию.

Ведущие

Татьяна Трощинская

Гостi

Анна Рымаренко

«Документы, кошка и рабочий ноутбук» — психолог рассказала об эвакуации с Киевщины
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/05/hr-4020_2021-05-07_rymarenko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/05/hr-4020_2021-05-07_rymarenko.mp3
«Документы, кошка и рабочий ноутбук» — психолог рассказала об эвакуации с Киевщины
0:00
/
0:00

«Главное я взяла: это документы, кошку и рабочий ноутбук»

Анна Рымаренко: Я очнулась от звука. Что это было: истребитель или ракета? Но было ощущение, что прямо над домом пролетело. И первая мысль была: спать дальше, но что-то меня подкинуло открыть Facebook. И там, конечно, уже были начавшиеся посты и, конечно, уже никто не спал.

И я помню реакцию шока и растерянности на несколько минут, такое состояние, когда ты не знаешь за что хвататься. Но у меня был такой сценарий в голове, что если что-нибудь случается, я еду за город к родителям, чтобы они не были одни, и я понимала, что мне и очень быстро нужно собраться и бежать к ним. Но главное я взяла: это документы, кошку и рабочий ноутбук.

Первые 10 дней мы были с родителями в Макаровском районе, было очень громко. Все время были на связи с подругой, которая находилась рядом в соседнем селе.
Очень круто показал себя глава нашего садового кооператива, — все время мониторил новости, у нас было собрание с соседями трижды в день, начали пропадать связь, электричество, не было света, это еще было холодно, невозможно было готовить, не работали водяные насосы. Поэтому первое, что мы делали, когда появлялось хоть немного света, это набирали питьевую воду.

И это был такой травмирующий опыт, что ты понимаешь: еще немного, и ты можешь лишиться воды, что когда через некоторое время мы решили, что будем выезжать, пожалуй, треть объема в машине занимали канистры с водой.

У нас дом, в котором даже нет 4-х стен: это окна в пол, все 10 дней мы ночевали прямо на полу в самом отдаленном уголке.

Такой был момент, когда мы пришли на собрание соседей, пришли все, кто был там, может людей 40, и прямо над нами, очень низко прошел вертолет к счастью, наш, украинский, полетел за соседний лесок, там отстрелял и вернулся назад.

И мы поняли, что все это очень-очень рядом с нами.

«Я все время напоминаю себе, что нам очень важно потом будет вернуться в режим жизни»

Анна Рымаренко: В результате мы сейчас в Германии, у нас здесь есть родной человек, который нас приютил. Мы живем все вместе, потому что с жильем очень сложно. Социальная служба готова компенсировать стоимость аренды, но ты должна найти квартиру самостоятельно, а мы в небольшом городке, в котором это почти невозможно.

Многие украинцы живут в общежитиях. И когда ты все время с другими людьми — это и в бытовом плане, и в моральном очень тяжело. Поэтому мы все время об этом говорим: слава богу, что мы не в спортзале или в лагере беженцев.

Мы друг другу надоедаем и нам иногда вместе сложно, но, слава богу, у нас в семье такие отношения, что мы друг друга слышим. Я прямо обсуждала это с родителями: наша главная цель — сохранить себя, свое здоровье все остальное — будем разбираться. К счастью, все (дом, — ред.) уцелело.

Я помню, как это слышать взрывы, я помню, что происходит со мной, что происходит с родителями, они уже в возрасте, у них проблемы с сердцем, это невозможно быть в таком стрессе.

Я все время напоминаю и себе и людям, с которыми я общаюсь, что нам очень важно потом будет вернуться в режим жизни, а не выживания и борьбы. Чтобы мы все же вспомнили, как это жить мирной жизнью. Я все же надеюсь, что оно у нас будет и скоро.

  • Но пока будет россия, мы будем жить как Израиль: наслаждаться каждым днем, но понимать, что у нас есть нездоровый сосед, от которого в любой момент может что-нибудь прилететь. Возможно, это нас заставит еще больше ценить жизнь.

«Если ты не отвечаешь за ситуацию, чувство вины абсолютно разрушительно»

Анна Рымаренко: Даже если у тебя происходит что-то тяжелое, сложное, фон идет: а кому-то сложнее! И оккупированные города, и люди, страдающие гораздо больше.

Но мне помогает мой профессиональный опыт: если ты не отвечаешь за ситуацию, если ты ее не создал, чувство вины абсолютно деструктивно, разрушительно.

Я сталкивалась с хейтерскими комментариями, когда люди, которые меня не знают, выносят поверхностные суждения. И часто это люди, так же находящиеся в безопасности, они не пишут из горячей точки, из подвала, о том, что «как вы можете радоваться жизни!» или «как вы можете писать о чем-нибудь, кроме войны!» Это часто люди, которым просто хочется почувствовать себя немного лучше других.

Это терпеть нельзя, это нужно прекращать и выходить сразу из этого общения.

Полностью программу слушайте в аудиофайле

При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио»  на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS