Действия новой власти последовательно направлены в сторону Кремля — бывший политзаключенный Роман Терновский

Действия новой власти последовательно направлены в сторону Кремля — бывший политзаключенный Роман Терновский

Что происходит с политическими заключенными после их освобождения? Как они живут, чем занимаются и что думают о том, что происходит в Украине?

Об этом в программе «Звільніть наших рідних» мы спросили у бывших политзаключенных Романа Терновского и Исмаила Рамазанова.

  • Исмаил Рамазанов — крымскотатарский активист, бывший политзаключенный. В январе 2018 года его задержала ФСБ в оккупированном Крыму и обвинила в экстремистских высказываниях. Дело было сфабриковано, Рамазанова пытали и заставляли подписать признание. В конце концов, благодаря действиям адвоката, так называемый «суд» на оккупированном полуострове не продлил срок содержания под стражей. В январе 2020 года дело против Рамазанова закрыли.
  • Роман Терновский — бывший политзаключенный, освобожден в августе 2019 года. В России Терновского задержали, когда он приехал за лекарствами для больного ребенка и обвинили в участии в акциях организации «Правый сектор» на территории Украины. Романа приговорили к 2 годам и 3 месяцам колонии. Его отпустили не по обмену, а учитывая то, что у него закончился срок заключения.

Игорь Котелянец: Украинцы внимательно наблюдают за тем, что происходит с политзаключенными, которые освобождаются из российских тюрем, и часто возлагают на них определенные ожидания. Как складывается ваша жизнь и чем вы сейчас занимаетесь?

Роман Терновский: Я прошел курс реабилитации и начал наконец работать. Кстати, курс медицинской реабилитации мне помог, теперь у меня уже нет поводов время от времени вызывать «скорую».

Игорь Котелянец: Роман, ты родом из Харьковщины, однако пока живешь в Киевской области. Почему ты решил переехать?

Роман Терновский: Помогла случайность: я находился на реабилитации в Киеве, и когда вышел, как раз начался карантин, поэтому я не мог добраться домой. Но мне помогли волонтеры с жильем в Киеве, и пока я здесь остаюсь.

Исмаил Рамазанов и Роман Терновский

Игорь Котелянец: Что вы планируете дальше?

Роман Терновский: Я работал риэлтором, так и сейчас стараюсь работать в этой сфере, но рынок недвижимости остановился. Поэтому я пока в поисках различных вариантов работы, связанных с продажами.

Исмаил Рамазанов: У меня ситуация сложилась несколько лучше: волонтер Наталья Лютикова, которая нам с Романом помогает с жильем в Киеве, познакомила со своими друзьями-волонтерами. Это семья Наумовых — Ирина и Алексей, и это фантастические люди. Они крымчане и хорошо знают — как это, когда тебя лишают свободы и родины.

Игорь Котелянец: Исмаил, ты уже год не живешь в Крыму. У тебя также есть ощущение, что все это очень и очень временно?

Исмаил Рамазанов: Я живу надеждой на возвращение на родину. Человек только так может выжить. Возможно, это неправильно, возможно, надо осознать, что пройдет много времени, прежде чем освободят Крым. Но если мы будем об этом хотя бы говорить, время пройдет гораздо быстрее и освобождение произойдет раньше.

  • Я живу надеждой на возвращение на родину

Игорь Котелянец: Ты не хочешь здесь как-то укореняться?

Исмаил Рамазанов: Говорят: «Если ты хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах». Я не планирую, я полагаюсь на Всевышнего, и верю, что не нужно будет слишком много времени, чтобы вернуться в деоккупированный Крым с крымскотатарским флагом, чтобы обнять своих родных. И у меня с собой крымскотатарский флаг, который точно будет висеть в музее деоккупации Крыма, ведь на нем расписались бойцы-крымские татары, которые защищали Украину на востоке.

Игорь Котелянец: Много ли крымских татар воюют на востоке Украины? Ты общаешься с ними?

Исмаил Рамазанов: С некоторыми я общаюсь, и это лучшие сыны наших народов. Для меня как для политзаключенного есть три категории людей, которых я буду поддерживать и защищать до конца своей жизни: это воины, которые защищают честь и достоинство нашей страны, это волонтеры, которые помогают нашим воинам, и политзаключенные, большинство из которых находятся сейчас в плену.

Игорь Котелянец: Что вы думаете о политических событиях в Украине?

Роман Терновский: Когда меня арестовали, то Украина была одна, а когда я вернулся, она стала другой. И есть четкое понимание, что происходит реванш пророссийских сил. Мы это видим, чувствуем и это нас беспокоит. Ведь то, что сейчас происходит, имеет большое влияние на будущее. А мне совсем не хочется, чтобы здесь царила Москва.

  • Мне совсем не хочется, чтобы здесь царила Москва

Игорь Котелянец: Кого ты считаешь пророссийским: президента, его окружение, министров, каких-то чиновников?

Роман Терновский: Это действия власти, которые несут за собой последовательность, направленную к Кремлю. И это очень беспокоит. Понимание того, что у нас может возникнуть Советский Союз №2, перезагрузка, вызывает негативную реакцию.

Игорь Котелянец: Что украинская власть должна сделать, чтобы убедить людей в том, что она работает в интересах Украины, а не в интересах других государств?

Роман Терновский: Во-первых, отменить свои упреки относительно языка. Во-вторых, очень напрягают эти акции Шария, на которых присутствуют люди, которые просто не понимают, что происходит. Они не общались с ФСБшниками под влиянием електорошокера.

Вопрос от слушателя Александра: Как вы относитесь к тому, что мы отдали при обмене террористов и «беркут», который расстреливал людей на Майдане?

Исмаил Рамазанов: Во-первых, я уверен, что наши правоохранительные органы все, что нужно, получили уже от этих граждан. Да, они не были осуждены за свои поступки, но каждый наш освобожденный гражданин — это бесценная жизнь. Освобождение даже одного гражданина — это уже достижение, я поддерживаю любого, кто освобождает наших ребят. Считать это предательством? Я считаю, что мы отдали за бесценное хлам.

  • Освобождение даже одного гражданина — это уже достижение, я поддерживаю любого, кто освобождает наших ребят

Роман Терновский: Во-первых, кого обменивают? Реальных террористов. На кого? Говорят — там есть наркоманы или еще кто-то. Но это тоже граждане Украины. Однако стоит добавить, что механизм обмена никоим образом не отработан, его просто нет.
Исмаил Рамазанов: Здесь согласен, что власть должна расставить приоритеты. Прежде всего, должны освобождать военных, которые с 2014 года находятся еще и до сих пор в плену. Во вторую очередь следует освобождать активистов, а уже потом — всех остальных граждан. У меня большой вопрос — проводится ли сейчас такая работа.

  • Прежде всего, должны освобождать военных, которые с 2014 года находятся еще и до сих пор в плену. Во вторую очередь следует освобождать активистов, а уже потом — всех остальных граждан

Игорь, мы с Вами несколько раз были под Офисом президента, требовали, чтобы к нам вышли хотя бы представители Офиса. Но родственников политзаключенных и пленных не хотят даже выслушать. И это во времена уже Зеленского. Это недопустимо. Меня это смущает, и я требую от Офиса президента, чтобы велась такая работа.

Полную версию беседы можно прослушать в прилагаемом звуковом файле.

Программа выходит при поддержке Посольства США в Украине. Мнения участников программы могут не совпадать с официальной позицией Посольства США.

Действия новой власти последовательно направлены в сторону Кремля — бывший политзаключенный Роман Терновский
0:00
/
0:00

Последние новости