«Я смотрела онлайн-трансляции и просто рыдала перед экраном» — шестая годовщина расстрелов на Майдане

«Я смотрела онлайн-трансляции и просто рыдала перед экраном» — шестая годовщина расстрелов на Майдане

Ко Дню Героев Небесной сотни в столице прошли памятные мероприятия. Утром 20 февраля неравнодушные прошли «Маршем Достоинства». Затем состоялись поминальная панихида и акция протеста родных погибших и травмированных майдановцев у Офиса президента. Они требовали ответа на вопрос: «Кто убил их родных?»

«Говорят, время лечит, но это не так. Вот в этом случае — нет. И дальше сердце рвется», — говорит пенсионерка Галина Конинцева.

В 2014-м она, как и тысячи других украинцев, пришла на Майдан. Говорит, что не могла смириться с избиением студентов. Сегодня она снова на Майдане. Вместе с тремя сотнями единомышленников прошла «Шествием памяти» и помолилась за погибших активистов. Большинство из них она знала лично.

Фото: Громадське радіо

«Мы здесь были: и на Институтской, и тогда, когда Сергея убили, и когда Мишу убили. И на похоронах у Миши были. Прощались, провожали», — говорит Галина.

Пули против деревянных щитов и шлемов. 20 февраля — шестая годовщина трагических событий Революции Достоинства. В этот день в 2014 году силовики открыли огонь по протестующим. Из-под пуль раненых пытались доставать другие митингующие, однако снайперы целились и в них. Среди тех, кто первым бросился спасать травмированных, был учитель из Хмельниччины Сергей Бондарчук. Его жена вспоминает, что помогать раненым Сергей пошел добровольно. Татьяна же в это время была на работе.

«Я никогда с собой не беру мобильный телефон на уроки. Он оставался в сумке, и когда я пришла, коллеги говорили, что звонки на мобильный все время были. Оказалось, что в это время пока я проводила уроки, муж уже получил смертельное ранение, почти час истекал кровью. Повреждены были все внутренние органы и он истекал кровью. Чужой голос в трубке сказал: «Я майор милиции, вашего мужа привезли убитого на Майдане. Смерть от огнестрельного ранения», — вспоминает Татьяна.

Фото: Татьяна Бондарчук / Громадське радіо

Едва ли не больше всех раненых из-под обстрелов вытащил Иван Пантелеев. Его сестра Светлана Руденко говорит, что в период Майдана обычно общались с братом в соцсетях, но утром 20 февраля он перестал отвечать на сообщения.

«Я смотрела онлайн-трансляции и просто рыдала перед экраном, я видела как у Октябрьского люди в черном с желтыми повязками бегали с оружием, я видела, как люди просто падали, как в них стреляли на Институтской. В 10:00 у меня в голове пролетела такая песня, такая боль сквозь все тело, и может, у меня такая мысль была, что его уже нет в живых», — говорит сестра героя Небесной сотни.

В тот же вечер мужу Светланы позвонили и спросили, знает ли он Ивана «Кремана» — это позывной майдановца.

«Смотрим, уже просто вывешивают списки людей, ну это просто был ужас, а там в списках буквально в первой десятке я увидела: Иван «Креман», Полтава. Я ужаснулась, там возраст был написан примерно 50 лет. То есть человеку было 32, а он во время этого противостояния был черный весь, в крови, в грязи, и когда его привезли в морг, то он выглядел на 50 лет, как минимум. Затем уже по кадрам следователь маме сказал: «Ваш Ваня вытащил и мертвых, и живых», — вспоминает женщина.

Фото: Громадське радіо

И Светлана, и Татьяна, и другие родственники Героев Небесной сотни, а также участники Революции Достоинства пришли к Офису президента на акцию протеста.

Еще более 20 представителей семей героев и пострадавших на Майдане пригласили на личную встречу с Владимиром Зеленским.

«После того, как мы объявили проведения акции «Спроси у Зеленского», вчера (19 февраля — ред.) в 22:00 Офис президента начал обзванивать семьи, чтобы не допустить проведения этой акции», —говорит Павел Сидоренко, координатор инициативной группы раненых на Майдане.

Фото: Громадське радіо

Сидоренко говорит, что на встречу пригласили не все семьи, а только некоторые, и сначала не пригласили раненых майдановцев, однако затем «исправились». Во время разговора с президентом, активисты передали ему обращение от родных героев и пострадавших участников протестов.

«Требование первое — мы ожидаем увольнения адвоката Януковича Бабикова из ГБР в ближайшие дни. Мы ожидаем объявления в международный розыск «беркутовцев», которые были выданы России, мы ожидаем скорейшее законодательное закрепление процедуры заочного осуждения, потому что мы все знаем, что после того, как отдали «беркутов», исчезли обвиняемые и их можно осудить и признать виновными лишь в порядке заочного осуждения, которое на сегодня в Украине полностью отсутствует и не работает», — озвучивает основные требования Сидоренко.

Законодательных изменений требуют и адвокаты семей Небесной сотни. Защитник Виталий Тытыч говорит, что через обмен бывших бойцов подразделения «Беркут» судебные слушания убийств на Майдане по сути остановились. Но исправить ситуацию еще возможно.

«Сейчас единственное ключевое наше задание по всем эпизодам — ​​это заставить власть принять изменения в законодательство, чтобы обеспечить процедуру заочного расследования, чтобы мы могли эти доказательства исследовать в судебных прениях», — говорит Тытыч.


Возможные законодательные изменения проанонсировала 20 февраля исполняющая обязанности директора Государственного бюро расследований Ирина Венедиктова. Однако, о каких именно изменениях идет речь, не уточнила.

«Государственное бюро расследований инициировало законодательные изменения, которые как раз и позволят привлечь всех виновных лиц к ответственности. В том числе — тех, кто сейчас скрывается за рубежом», — сказала она в своем обращении.

Во вторник, 25 февраля, родные Героев Небесной сотни и травмированные майдановцы должны встретиться с Венедиктовой и обсудить свои требования.

Отметим, по состоянию на сейчас, по словам адвоката Тытыча, более тремстам лицам объявлены подозрения по делам Майдана. Однако, за шесть лет ни один судебный процесс не был завершен.

Кроме того, до сих пор неизвестно, кто убил Сеника, Нигояна, Жизневского и еще 20 мужчин и одну женщину.

Ирина Саевич

Последние новости