Изучение послеродовой депрессии — это история расизма и сексизма — гинеколог

Изучение послеродовой депрессии — это история расизма и сексизма — гинеколог

Много ли женщин переживают послеродовую депрессию? Чем опасно это состояние и что его вызывает? Чем оно отличается от послеродовой меланхолии, которая, по словам врачей, случается чаще? Об этом говорим с врачом-гинекологом Кириллом Венцковским, психологом Ольгой Семеновой и психиатром Софией Влох.

«Часто у женщин с послеродовой депрессией возникают мысли о смерти, самоубийстве или уже есть созданный суицидальный план. Это угрожает не только жизни женщины, а также может угрожать жизни ее ребенка», — отмечает София Влох.

Вместе с ней, а также с гинекологом Кириллом Венцковским и психологом Ольгой Семеновой разбираемся, почему важно обращать внимание на состояние матери после родов, из-за чего может развиваться депрессия и как помогают женщинам, которые страдают от нее.

Какими могут быть проявления послеродовой депрессии? Рассказывает психиатр София Влох

— Если посмотреть в общем, что такое послеродовая депрессия, то она возникает от двух недель в родильном периоде, и может продолжаться до 3 – 4, а то и 6 месяцев. Если посмотреть на диагностические критерии, то они ничем не отличаются от клинической депрессии, поскольку основной отличный критерий — развитие депрессии в послеродовом периоде. Если посмотреть, что именно включает послеродовая депрессия, то у женщины возникает подавленное настроение, потеря интереса, потеря удовольствия, еще может быть снижение аппетита, нарушение сна, недостаток энергии, усталость почти каждый день. Могут возникать мысли о чувстве ничтожности или вины, неспособности справиться с ребенком и в целом.

Важно делать акцент на то, что не только эти симптомы являются основными, очень часто у женщин с послеродовой депрессией возникают мысли о смерти, самоубийстве или уже есть созданный суицидальный план. Это угрожает не только жизни женщины, а также может угрожать жизни ее ребенка. Также важно понимать, что в послеродовом периоде может возникать послеродовая депрессия.

Есть также такое состояние, которое называется «послеродовая меланхолия», его порой могут перепутать с депрессией. «Послеродовая меланхолия» («послеродовая тоска») — это состояние, которое возникает в первые две недели после родов. Это состояние эмоциональной вспышки. Примерно от 50 до 80% женщин испытывают это в первые 2 недели. К основным симптомам относится беспричинная смена настроения, плаксивость, чувство тревоги. Может быть легкое ощущение беспомощности. Нарушение сна вследствие того, что режим дня и ночи очень меняется. Это состояние не подлежит коррекции, при этом состоянии лечения не требуется. В течение двух недель это состояние проходит сам по себе. Важно диагностировать, где это просто меланхолия, которая может сама пройти, а где послеродовая депрессия.

Если в течение более 2 недель женщина чувствует пониженное настроение, потерю интереса, нарушения сна, у нее возникают мысли, что она не хочет жить, это уже состояние, которое требует немедленного обращения к специалисту».

Насколько часто женщины страдают от послеродовой депрессии? Говорим с гинекологом

— Как часто вам приходилось сталкиваться в вашей практике с послеродовой депрессией?

— К счастью, с явной клинической депрессией не приходилось, а послеродовую меланхолию мы видим довольно часто. Но по моим собственным наблюдениям, статистика не такая печальная, все же, как мне кажется, не более трети сталкивается с явными проявлениями, однако здесь стоит также заметить, что нам больше приходится работать с теми женщинами, которые социально устроены. Сегодня уже есть такое мнение, оно основное, что базовые причины перинатальной депрессии и послеродовой депрессии — это социально-психологические причины. Большая часть женщин, страдающих от этих состояний, это женщины из незащищенных слоев населения, это женщины, которые подвергаются определенному социальному давлению, семейному давлению, давлению определенных обстоятельств и при беременности, и в послеродовом периоде.

Кирил Венцковский/ Фото: Громадське радіо

Ранее считалось, что послеродовая депрессия — это состояние, которое возникает в течение 42 дней после родов, все остальное не укладывалось в эти критерии. На самом деле уже довольно много времени говорят о том, что это состояние может возникать в течение года после родов, некоторые авторы дают нам 18 месяцев. В последнее время все более популярной становится мысль, что стоит говорить о перинатальной депрессии, одним из проявлений которой является послеродовые психосоматические расстройства. Но абсолютно все шкалы, которые дают нам возможность предвидеть это состояние, ориентированы на то, чтобы оценивать состояние женщины как перед родами, на протяжении всей беременности, так и после родов. Тогда мы можем и прогнозировать, и предоставить правильную помощь.

— Сами роды не влияют?

— Сами роды не могут стать причиной возникновения послеродовой депрессии, но беременность и роды могут стать тем фактором, который приблизит или спровоцирует возникновение этого состояния у женщин, предрасположенных к нему.

Когда возникают послеродовые расстройства поведения, гинекологи очень часто спрашивают, что было в родах. Этот вопрос иллюстрирует не то как нужно собирать анамнез, к сожалению, это иллюстрирует непонимание того, что происходит на самом деле. Мы должны спрашивать, что происходило в детстве, в подростковом возрасте и во время беременности.

Беременность и роды — это физиологически и логично для женщины. Гормональные изменения, которые возникают во время беременности, во время родов и после, тоже абсолютно физиологично для женщины. Но сами по себе роды являются некоторой невротической декомпенсацией, когда женщина сталкивается с тем, что у нее есть определенные интроекты по поводу того, как должна себя вести идеальная мать. Она сталкивается с этой неидеальность, потому что не может предсказать, контролировать, регулировать новорожденного ребенка. Она себя как-то сравнивает со своей матерью, со своим детством.

В послеродовом периоде возникает определенная реактивация каких-то предварительных травм, которые могут на это повлиять. Мы недооцениваем важность послеродового периода. Нам, гинекологам, кажется: если роды прошли без осложнений, то послеродовой период — это формальность. Мы наблюдаем за женщиной, помним о первых 42 сутках, даем определенные рекомендации, но главное — роды. Но в родах рождается ребенок. А в послеродовом периоде рождается мать. Этот опыт не может быть абсолютно безболезненным.
— Можно ли говорить, что гормоны в определенной концентрации влияют на то, что женщина переживает или не переживает это состояние?

— Я все же считаю, что мы должны рассматривать мультифакторную теорию, так как гормональная теория возникновения послеродовой депрессии уже устарела. Именно изучение послеродовой депрессии — история и расизма и сексизма. Потому что еще отец медицины Гиппократ говорил про горячую кровь, бьющую после родов в голову женщине. Затем было очень много теорий, которые базировались на аутоинтоксикации, что что-то в организме женщины вырабатывается во время родов, что к этому приводит. Затем был вариант расистских теорий. Они еще существуют сегодня. Большинство западных исследователей склонялись к такому мнению, что это состояние, которое больше присуще чернокожему населению. Затем была инфекционная теория. За ней была гормональная. Она базировалась на том, что некоторые исследователи сравнили симптоматику послеродовой депрессии с симптоматикой расстройств поведения у женщин в климактерическом состоянии, во время менопаузы. Затем посмотрели, какие есть гормональные изменения там и там, и попытались это связать с изменениями гормонов, даже включали определенные гормональные препараты в схему терапии.

Но очень важно заметить, что эта схема терапии не была монопрепаратом, то есть ни одна послеродовая депрессия не была излечена только гормональными препаратами. Патогенетическим лечением является психотерапия. Клинические проявления послеродовой депрессии мало чем отличаются от проявлений депрессии вообще. Это же можно увидеть у женщины, которая не рожала, то же самое можно увидеть у мужчины, поэтому связывать только с гормональной теорией не совсем правильно.
Беременность и роды являются физиологическим состоянием. Гормональные изменения, которые возникают в это время, не является гормональным дисбалансом. Это гормональные изменения, которые здоровый организм компенсирует.
— На что Вы обращаете внимание, когда диагностируете?

— К счастью, клинически мне не приходилось сталкиваться с таким состоянием. Это прежде всего потому, что манифестация этих послеродовых психосоматических расстройств никогда не совпадает с днем ​​родов. Как правило, обострение этого состояния случается, когда женщина уже попадает домой. Нет какого-то критерия, который является основным. В то же время нет ни одного несущественного критерия. Любые изменения поведения, любые акцентуации или безразличие к тому, что раньше было важным, безразличие к ребенку, родственникам, друзьям, любые мысли, имеющие травматический характер — это все требует консультации специалиста, даже если еще не сопровождается всеми другими проявлениями.

Для гинекологов важно не столько диагностировать это состояние, как заподозрить это состояние и вовремя обратиться за помощью к своим коллегам — психиатрам или психотерапевтам.

— Когда женщина приходит на прием после родов, когда ее беспокоят какие-то физиологические проявления, это может влиять на то, что она испытывает к ребенку?

— Может. Иногда послеродовая депрессия начинается с так называемых психосоматических расстройств, то есть сначала будут какие-то неприятные ощущения в теле (головокружение, постоянная усталость), а затем уже будут дополняться расстройства поведения, поэтому на это также обязательно надо обращать внимание.
— Я лично много раз слышала от медсестер, от врачей-педиатров, когда мамы жалуются на какие-то вещи, связанные с собственным самочувствием, им говорят: «Что же ты хотела? Ты же ребенка родила». Насколько нормальны такие вещи? Как на них реагировать?

— К сожалению, это постсоветское эхо. Мы еще будем, видимо, долгое время с ним работать, потому что у нас с детства женщина сталкивается с массивным давлением. Не мне вам об этом рассказывать, что во многих семьях есть такая доминанта: у нас растет невеста, не журналистка, а не врач, затем начинается давление, что самое время выходить замуж, рожать. Есть очень странная мысль, что роды— это абсолютная панацея от расстройств поведения: если у женщины что-то не так, она родит, и все у нее будет хорошо. Это не нормальная реакция медицинского персонала. Но как с этим работать? Пожалуй, только распространять информацию.

— Как часто поддержка партнера проявляется на этапе готовности к родам?

— Большая часть пар сейчас приходят и во время беременности вместе к врачу, и во время родов очень часто мы можем видеть мужчин, потому что сейчас большая часть родов партнерские. Это очень хорошая тенденция. Единственное, что это не должно быть определенной данью моде или принуждением, когда женщина заставляет мужчину идти с ней в роддом, так как не всегда можно предсказать его реакции на то, что он увидит, что будет дальше. Если это желание двоих, это просто супер.

Как помочь женщине, которая признала, что ее состояние может быть угрожающим? Рассказывает психолог Ольга Семенова

— В зависимости от степени серьезности состояния стоит сочетать несколько методов лечения, среди которых фармакотерапия и обычная психотерапия. Иногда бывает достаточно психотерапии. Стоит отметить, что предпочтение мы предоставляем психологическому консультированию женщины и ее семьи и когнитивно-поведенческую терапию, которая помогает с этим комплексом справиться.
Женщины обращаются достаточно часто. Многие из них даже не обращают внимание на свое состояние, не расценивают его как такое, которое нуждается в коррекции. Это такая специфическая особенность социального восприятия, когда молодая мать должна выдерживать с достоинством все, что с ней происходит, что это является нормой, хотя, конечно, это не так.

— Когда женщина признает, что что-то не так, это самостоятельное решение? Или кто-то в окружении помогает женщине принять решение обратиться к психологу?

— Одним из факторов ухудшения состояния является отсутствие поддержки со стороны семьи, социальной поддержки. Помогают обратиться или советуют конкретного специалиста кто-то из близких, то есть близким проще заметить изменения в поведении, в настроении.

История Ольги о послеродовой депрессии

История Татьяны о том, как она чувствовала себя во время первой беременности

История Ольги об участии мужа в уходе за ребенком

 

Аудиоверсию разговора слушайте в прилагаемом звуковом файле

При поддержке:

Фото—Беременность и роды: истории трех женщин комментируют специалисты | Новости на Громадськом радио

Проект реализуется совместно со Всеукраинской женской еврейской организацией «Проект Кешер Украина» при финансовой поддержке Grand Challenges Canada (Канада).

Изучение послеродовой депрессии — это история расизма и сексизма — гинеколог
0:00
/
0:00

Последние новости