Громадське радіо
Телефон студии: 0800 750 490
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости
«Большая часть погибших, которых сегодня называют «жертвами ВСУ», была боевиками»  — Гармаш о поисковых работах на местах массовых захоронений

«Большая часть погибших, которых сегодня называют «жертвами ВСУ», была боевиками» — Гармаш о поисковых работах на местах массовых захоронений

На оккупированной территории Донбасса местные «власти» начали работы по эксгумации останков жертв массовых захоронений в результате военных действий в 2014-2015. Однако делается акцент на том, что погибшие — это «мирные жертвы» ВСУ. Подобную риторику подхватили также некоторые западные СМИ.

Своим мнением относительно сложившейся ситуации поделился представитель Донбасса в Трехсторонней контактной группе Сергей Гармаш в Facebook. Громадське радио публикует его точку зрения с согласия автора. 


В последнее время на оккупированной Россией территории Донбасса резко активизировалась риторика на тему поиска без вести пропавших в результате боевых столкновений в 2014-2015 годах. Причем местные пропагандисты делают акцент именно на том, что из земли выкапывают останки «жертв украинской агрессии» или «жертв ВСУ».
Эти словосочетания стали устойчивыми пропагандистскими штампами, которые начали всплывать уже и в европейских СМИ.

  • Причем в Европе, под «жертвами украинской агрессии» извлекаемыми из массовых захоронений, понимают почему-то именно мирных жителей, хотя даже сами российские наемники не дают фактического материала для этого.

Почему вдруг в Словакии или Чехии местные СМИ неожиданно стали мониторить и тиражировать сообщения подконтрольных России средств массовой пропаганды, работающих на Донбассе? Вопрос риторический. Всем известны финансовые возможности российской пропаганды.

Непонятно, почему Киев не реагирует на это, тем более, что данные манипуляционные сюжеты становятся поводом для травли местных политиков — симпатиков Украины.

Действительно, спустя 7-6 лет после тех трагических событий, когда на Донбассе велись активные военные действия, в ОРДЛО, наконец-то, начали работу по вскрытию массовых захоронений и идентификации останков в них, то есть работу по розыску пропавших без вести. Специально под эту кампанию в «ЛНР» в начале октября даже назначили (на 8 году войны!) «республиканского» «Уполномоченного по правам человека». Чтоб было кому информацию озвучивать. И закипела работа (и заголовки) об останках «жертв ВСУ»…
К слову, в Украине работа по установлению личностей и поиску без вести пропавших велась с самого начала войны.

  • Простой показатель — по состоянию на декабрь 2014 г. в ВСУ считались пропавшими без вести 520 военнослужащих. На сегодня их осталось чуть больше 60.

А в «ЛДНР» активные работы по эксгумации тел из массовых захоронений начались только в августе этого года. Причем даже сами оккупационные СМИ сообщают о том, что эти места захоронений не были вновь обнаруженными, о них знали еще с 2014 года.
Более того, это именно оккупационные «власти», а не ВСУ, закапывали людей, погибших на контролируемой ими территории, в общих могилах, даже не идентифицируя их личности. Об этом открыто сообщает «Луганский информационный центр» со ссылкой на «члена Общественной палаты ЛНР» Сергея Белова.

«В июле-августе 2014 года в результате осады Луганска киевскими силовиками в городе сложилась тяжелая ситуация: отсутствовала электроэнергия, в морге не было мест, была и проблема с захоронениями жертв киевской агрессии. В связи с этим было принято решение о временном захоронении погибших за территорией областного психоневрологического диспансера около поселка Видное на юго-востоке Луганска. По данным участников захоронений и активистов поисковых отрядов, в братской могиле, которая представляет собой две линии траншей, могут быть похоронены до 500 человек», — пишет ЛИЦ.

А теперь о том, кто же эти люди? Если бы они были просто мирными жителями, как это трактуют российские агенты влияния на Западе, то, вряд ли бы их родственники позволили зарыть их вот так, в общей могиле, да еще безымянными. Не исключено, что среди эксгумированных тел есть и пострадавшие от боевых действий случайные, мирные люди (война есть война).

  • Но большая часть погибших, которых сегодня называют «жертвами ВСУ» была боевиками, которые либо подняли оружие против своей страны, либо приехали воевать в Украину из России.

Собственно, это видно даже из памятных знаков, которые устанавливаются на этих братских могилах.
А те, кто обвиняет украинскую армию в жертвах, пусть вспомнят, что стреляли с обеих сторон. И что защита территориальной целостности своей страны — это конституционный долг Вооруженных Сил. В любой другой стране.

  • Ну а главное — пока Россия не пришла на Донбасс с путинскими «отпускниками» и «военторгами», пока там не начали захватывать государственные органы и воинские части, не начали убивать мирных жителей — ни в Луганске, ни в Донецке людей в братских могилах не хоронили.

И Антитеррористическая операция на Донбассе, которую российские пропагандисты представляют как «агрессию Украины», началась после того, как российские наемники во главе с российским гражданином Игорем Гиркиным (Стрелковым) захватили украинский город Славянск и начали убивать там мирных жителей. Так что, не нужно из горя и смерти людей делать инструмент политических манипуляций.
Кстати, почему именно сейчас в ОРДЛО началась кампания по «жертвам ВСУ» и «украинской агрессии»? Ответ прост — Украина активизировала свою деятельность в международных судах по привлечению РФ к ответственности за агрессию на Донбассе и в Крыму. И как только в Кремле запахло жареным, а, точнее, — Гаагой, там сразу начали готовить ответку, формируя общественное мнение на Западе и собирая «доказательную базу» для своего оправдания…

Фото: Сергей Гармаш/Facebook

Підтримуйте Громадське радіо на Patreon, а також встановлюйте наш додаток:

якщо у вас Android

якщо у вас iOS

Комментарии

Последние новости