Українська школа практичних знань з питань доступу до правосуддя: як це було

Як проходить Українська школа практичних знань з питань доступу до правосуддя?

Ведучі

Лариса Денисенко

Українська школа практичних знань з питань доступу до правосуддя: як це було
https://static.hromadske.radio/2019/10/hr-gen-19-09-25-tiron-seidelieva.mp3
https://static.hromadske.radio/2019/10/hr-gen-19-09-25-tiron-seidelieva.mp3
Українська школа практичних знань з питань доступу до правосуддя: як це було
0:00
/
0:00

В школі беруть участь різноманітні учасники з п’ятьох країн, зокрема з України, Молдови, Киргизії, Аргентини і Грузії.

Ми зв’язалися з деякими з них, це параюрист, член Національної асоціації параюристів Молдови Вадим Тирон, який працює в Молдові координатором національної програми зниження шкоди, та Маріпа Сейдалієва – директорка суспільного фонду Центру розвитку права і законодавства, засновниця національної мережі з розвитку гарантованої правової допомоги держави Киргизстан.

Лариса Денисенко: В цій школі всі обмінюються досвідом, це цікаво, адже моделі безкоштовної правової допомоги в кожній країні абсолютно різні. Розкажіть, наскільки унікально те, що відбувається у ваших країнах, а також в Молдові, Аргентині та України, про які ви вже дещо дізналися на цій школі?

Маріпа Сейдалієва: Украинская школа практических навыков по вопросам доступа к правосудию – это очень большая школа, и вот уже в течение пяти дней с участниками из пяти стран мы обмениваемся опытом и своими знаниями. Казалось бы, что та юридическая помощь, которая гарантирована государством – везде одинакова, но в каждой стране есть свои какие-то особенности.

Если говорить о нашей стране, то закон о гарантированной юридической государственной помощи действует с 2009-го года. И мы такой закон приняли первыми из всех стран Центральной Азии, то есть наша Республика была первой, которая разработала этот специальный закон о гарантированной государственной юридической помощи. Но когда в стране происходила судебная и правовая реформа и когда мы стали изучать этот закон, мы пришли к выводу, что он неэффективен, надо что-то менять, надо что-то делать. В рамках нашей судебной реформы мы ознакомились с опытом других стран и взяли за основу опыт Украины. Сейчас у нас система государственной юридической помощи построена почти также, как в Украине, но там есть свои особенности. То есть создан специальный орган, который занимается этим, создаются центры по оказанию бесплатной юридической помощи. Кроме того, мы создали национальную сеть государственной юридической гарантированной помощи, куда входят некоммерческие организации, чтобы сделать такой мостик между государством и гражданским обществом.

Что касается нынешней школы, в которой мы вот уже пятый день обучаемся, вчера одна из групп, например, была в городе Чернигове и познакомилась с региональным центром предоставления юридической помощи и общественным комитетом по правам человека.

Кроме того, мы посмотрели тот объем работы, из которого можно было что-то взять для себя. Например, в Молдове нам очень понравилась эта электронная база, которую они создали. Адвокату не надо постоянно приходить, сдавать отчеты и так далее – все это видно в электронной базе. Мы тоже стараемся это сейчас внедрить в свою систему. Также нам понравилась система в Грузии. То есть эта школа дает нам возможность очень тесно обмениваться мнениями.

Вадим Тирон: Когда ты слушаешь опыт из разных стран, ты собираешь в эти дни мешок знаний, и, возвращаясь обратно в страну, ты вносишь новые навыки для того, чтобы упростить работу параюриста, которая у нас есть.

Расскажу немного о параюристах в Молдове. Во-первых, у нас есть система soft, о которой говорит Марипа, с помощью которой мы мониторим все, что есть в наших территориальных офисах, упрощает адвокату доступ в soft без бумажной волокиты, как это было раньше.

Также у нас есть сеть специализированных параюристов, которых на территории Молдовы всего 28. Это параюристы с уязвимых сообществ, потому что именно человек с сообщества может представлять интерес той группы, в которой он живет.

Лариса Денисенко: Крім того, формується довіра, тому що коли з тобою розмовляє людина, яка живе тими ж проблемами, він краще розуміє проблеми, з якими стикаєшся ти.

Вадим Тирон: Да. Плюс сами же параюристы открыли свою ассоциацию на территории Молдовы. Нас более шестидесяти параюристов в этой ассоциации.

Лариса Денисенко: Як працюють центри по наданню безоплатної правової допомоги, адвокати центрів і параюристи? В нас, наприклад, параюристи консультують людей, але не надають повноцінну юридичну консультацію, просто працюють як інформаційні просвітницькі провідники. Як у вас це відбувається?

Вадим Тирон: У нас в Молдове параюрист информирует и перенаправляет человека. У нас есть особые критерии, по которым человек может получить государственную бесплатную помощь адвоката. Допустим, публичные адвокаты не могут работать с потребителями наркотиков или секс-работницами. Есть адвокаты, которые специализированы только одной группе, где мы с ними сотрудничаем.

Лариса Денисенко: Маріпо, а у вас працюють параюристи в країні?

Маріпа Сейдалієва: Когда мы были в Кишиневе два месяца назад, то впервые ознакомились с системой работы параюристов. И то, что в Молдове это уже настолько развито и уже законодательно закреплено, это очень здорово. У нас в стране параюристов нет. Но когда мы прослушали курс относительно параюристов, мы поняли, что они все-таки у нас есть, только они называются по-другому. Это социальные или школьные работники, или, как мы их называем – уличные юристы, то есть люди, которые оказывают юридическую помощь. У нас законодательно не закреплен институт параюристов, но у нас есть центры по предоставлению бесплатной юридической помощи, и они созданы при управлениях юстиции в регионах. То есть туда любой человек может обратится по любому вопросу – это как первичная консультация.

В нашей национальной организации по оказанию гарантированной юридической помощи на данный момент 14 организаций. И мы держим тесную связь с Евгением Полтенко, который является исполнительным директором сети правового развития Украины. Спасибо ему, он очень много нам помогает. То есть мы видим, как это должно быть: как проводить мониторинги, как проводить какие-то анализы и так далее. Но я считаю, что институт параюристов – это также очень важный институт.

Лариса Денисенко: Повернімося до школи. Коли ми чуємо «школа», ми розуміємо, що це моделювання різноманітних ситуацій. Які, можливо, ситуації вже були з вами програні та промодельовані? Що, можливо, треба змінити в українській системі безоплатної правової допомоги і в системі, яку представляєте ви?

Маріпа Сейдалієва: Эти лекции проходят очень интересно, особенно мне понравился Образовательный дом по правам человека. Кроме того, тренера из Канады работали с нами два дня по дизайну мышления – как нужно мыслить, как нужно выбирать идею, как нужно к ней подходить, как ее нужно генерировать, чтобы был результат.

Вадим Тирон: Нам важно еще донести до нашего клиента, что ему это надо, не нам.

Лариса Денисенко: Так, адже клієнти – це люди. Звичайно, ми як юристи розуміємо, що здорове суспільство – це суспільство, яке попереджено, яке знає права, яке вміє захищатися. Але часто люди не вміють цього робити. І починати вчити потрібно з дітей. Чи є у вас бачення цієї трансформації освіти у ваших країнах, щоб покращити це розуміння потрібності прав людини?

Маріпа Сейдалієва: Работая в Министерстве юстиции, мы повышали концепцию по повышению правовой культуры. В последствие эта концепция утверждена была нашим правительством, и сейчас на ее основании разработаны различные плановые мероприятия. Я и согласна с вами в том плане, что все это нужно начинать со школьной скамьи. Когда мы учились, у нас тоже было обществоведение, а конкретно по правам человека не было ничего.

Вадим Тирон: Когда в 2010-м году у нас начался проект касательно работы параюристов, то его цель была – повышение юридической культуры населения. В данный момент у нас проводится работа и с детьми, и с остальным населением, просто в нашей работе параюрист обязан раз в месяц сделать публичные лекции. Что это такое? У каждого параюриста есть свои группы, свой поселок, где он работает. Наши лекции начинаются с того, кто такой параюрист, где его можно найти, чем он может помочь. Далее параюрист устраивает публичные лекции по какой-то конкретной теме, допустим, право на здоровье, или на получение опеки, или на право на развод. Плюс к этому публичные адвокаты, которые работают на государство, могут быть в любое время нами приглашены для пояснения тех или иных вопросов.

Лариса Денисенко: Що, на ваш погляд, варто було б змінити в українській системі безоплатної правової допомоги для більш ефективного її функціонування? І що те, що добре функціонує у нас, можна перейняти для роботи у вас?

Вадим Тирон: Тяжело в том, наверное, что у вас нет процесса мониторинга.

Маріпа Сейдалієва: Я пока не заметила ничего отрицательно, что нужно было бы кардинально менять, потому что наша система схожа с украинской. Импонирует мне с коллегами именно сеть правового развития. Она делает большой вклад в развитие бесплатной юридической помощи.

Повну версію розмови можна прослухати у доданому звуковому файлі.

Ця радіопрограма створена за фінансової підтримки Уряду Канади у рамках проекту «Доступна та якісна правова допомога в Україні. Погляди представлені у цій програмі є особистими думками учасників програми, і не обов’язково відповідають позиції проекту «Доступна та якісна правова допомога в Україні», Канадського бюро міжнародної освіти або Уряду Канади.