100 держкомпаній за рік нанесли 100 млрд грн збитків державі, — Пасховер

З Олександром Пасховером, оглядачем журналу «Новое время» та відомим блогером говоримо про приватизацію державних підприємств

Ведучі

Ірина Соломко,

Василь Шандро

Гостi

Олександр Пасховер

100 держкомпаній за рік нанесли 100 млрд грн збитків державі, — Пасховер
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_ur1_2015-12-04_pashover_oleksandr.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_ur1_2015-12-04_pashover_oleksandr.mp3
100 держкомпаній за рік нанесли 100 млрд грн збитків державі, — Пасховер
0:00
/
0:00

Василь Шандро: Розпочнемо із заяви Арсенія Яценюка про те, що Укрінтеренерго без його відома у 2014 році підписало контракт на постачання електроенергії в анексований Росією Крим. Чи вірите ви в подібну заяву і що вона зараз має означати?

Олександр Пасховер: Несмотря на кажущуюся абсурдность заявления, я охотно верю в то, что так могло быть, исходя из того, что в правительство и государственные институции работают как лебедь, рак и щука: все разбито на какие-то круги и они между собой не пересекаються. Условно говоря, то, что ведомство Демчишина могло действовать без участия премьер-министра, вполне возможно. Вопрос заключается в том, что ведется внутреправительственная борьба, борьба между группами разных сфер влияния и может быть так что одна группа не полностью владеет информацией о том, чем занимается другая.

Ірина Соломко: На орбіті якого олігарха знаходиться Демчишин?

Олександр Пасховер: Демчишина постоянно связывают с именем Константина Григоришина.

Василь Шандро: Є заяви пана Демчишина про те, що контракт вигідний для української сторони. На скільки це так і чи це виправдано?

Олександр Пасховер: Для украинской экономики всегда выгодно, когда ты что-то можешь продавать. Но вопрос в том, какая политика ведется по отношению к анексированому Крыму. Это вопрос морали и законодательства. Сейчас, когда активисты стали блокировать Крым, начали рассматривать на законодательном уровне ограничение поставок не только автотранспортными, но и другими средствами.

Не могу сказать, насколько это будет эффективно, но в целом только сейчас Крым вернули на информационную орбиту. Не было никаких дискуссий и понимания того, как работать с этой территорией.

Ірина Соломко: Давайте поговоримо про приватизацію державних підприємств. Як ви бачите рішення цієї проблеми?Олександр Пасховер:  Речь идет о том, что к государственным компаниям присосалась страшная коррупционная машина. Ее невозможно починить — она не будет работать никогда, она будет лишь паразитировать. В итоге мы сегодня имеем около 1800 убыточных государственных предприятий. За год 100 госпредприятийзаработали 100 млрд грн убытков государству.

Что касается приватизации государственных предприятий, которые сегодня и за гривну не купишь, — это возможность не только привлечь менеджмент, но и прекратить дотации в персональный карман жуликов, которые присосались к предприятиям.

Василь Шандро: Якби не було корупційних схем, ці компанії змогли б виходити  на прибуток?

Олександр Пасховер: Это можно понять,  если провести аудит, понять, чем они обладают, как работают. Но они же не допускают проведения такого аудита.

Ірина Соломко: В Європі які компанії належать державі?

Олександр Пасховер: Стратегические. И они считаються десятками, а не тысячами: это 50-60 предприятий.