Білоруські католики заступились за протестувальників, — правозахисниця

Під час протестів у Мінську зник опозиціонер Микола Статкевич, двоє інших лідерів опозиції жорстоко побито

Ведучі

Дмитро Тузов,

Наталя Соколенко

Гостi

Євгенія Андреюк

Білоруські католики заступились за протестувальників,  — правозахисниця
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_hh_2017-03-26_andreyuk.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_hh_2017-03-26_andreyuk.mp3
Білоруські католики заступились за протестувальників, — правозахисниця
0:00
/
0:00

На зв’язку зі студією правозахисниця, заступниця голови організації «КримSOS» Євгенія Андреюк, яка наразі перебуває у Мінську.

Наталя Соколенко: Євгеніє, чи ви у безпеці?

Євгенія Андреюк: Да, все в порядке. Вчера нас превентивно продержали три часа, чтоб мы не попали на акцию и не могли наблюдать за ней. Мы были с группой международных и белорусских наблюдателей. Спустя три часа нас отпустили.

Наталя Соколенко: Оскільки більшість організаторів протесту за гратами, хто організовував сьогоднішні заходи?

Євгенія Андреюк: Сегодня акции были очень не многочисленными. В основном, люди организовываются через социальные сети. Всего вышло около 100 человек. Около 20 человек задержали, 15 из них выпустили. Остальные, наверное, получат административный арест. Завтра мы ожидаем суды. Суды будут во всех районных судах Минска. Также существует около 30 уголовных дел по массовым беспорядкам. Все люди были задержаны превентивно, среди них много лидеров политической оппозиции, активистов.

Самая непонятная ситуация со Статкевичем. Уже три дня ничего не известно. Милиция и госорганы ничего не сообщают. Единственный, от кого не было информации, это КГБ. Мы надеемся, что он находится в тюрьме КГБ. К сожалению, точной информации нет.

Также пару дней назад в Бресте задержали Владимира Некляева, лидера оппозиции и поэта. Сейчас он находится в предынфарктном или предынсультном состоянии. Ещё одного лидера оппозиции также задержали и избили. Он находится в больнице.

Дмитро Тузов: Що робиться для того аби знайти Статкевича? Влада заперечує факт його зникнення?

Євгенія Андреюк: Власть ничего не говорит. Отказываются признавать, что он задержан. Его коллеги и друзья объехали все тюрьмы, все РОВД. Была вероятность, что он сам куда-то выехал перед акцией, чтоб не быть задержанным.

Прошло уже три дня и он до сих пор ни разу не выходил на связь.  Стоит учесть, что Статкевич уже был задержан в 2010 году. У него была уголовная ответственность, как у одного из организаторов массовых протестов. Он сидел в тюрьме дольше остальных лидеров протеста. Видимо, он воспринимается режимом, как личный враг. Возможно, сейчас на него будут вешать «организацию массовых беспорядков».

Наталя Соколенко: Як люди у соцмережах реагують на тих, хто виходить на акції протесту?

Євгенія Андреюк: Эта одна из тез тенденций,  которая меняется, в сравнении с 2010 годом. Раньше люди, которые не участвовали – не симпатизировали тем, кто участвует. Сейчас, как мне кажется, в обществе есть понимание, что людей задерживают просто так. Есть несколько историй, которые разошлись в сети.

Дмитро Тузов: Які головні вимоги людей, які приєдналися до протестів?

Євгенія Андреюк: Последний месяц по всей Беларуси проходили так называемые социальные протесты. В прошлом году приняли «указ о тунеядстве». В марте был дедлайн, когда нужно было заплатить все налоги. Отказавшись платить, мы стали выходить на улицу. Экономическая ситуация сильно ухудшилась. Протесты этого года отличаются сильной активностью регионов.

25 марта был День воли. Для части общества, которая настроена по-белорусски – это День Независимости. Характер протеста в последний месяц и вчера немного разные, но 25 марта был повод. Власти очень боялись. Кроме массовых арестов был ещё режим спецоперации по всему городу.

На въезде в Минск стояли военные. Центр был оцеплен. Власть старалась не допустить собрания людей. Людей задерживали во всех кварталах города. Было страшно. Не смотря на это, было около тысячи людей, которые дошли до центра. После массовых запугиваний и арестов сегодняшние акции были немногочисленные. Следующая традиционная дата – это 26 апреля, когда в Минске проходит Чернобыльский шлях. Возможно, в этот день будут новые демонстрации.

Наталя Соколенко: Є заяви голови римо-католицької церкви. Він висловив сподівання на гуманне ставлення до затриманих і додав, що сподівається на їхнє звільнення. Наскільки впливовим є голова римо-католицької церкви.

Євгенія Андреюк: Традиционно в плане религии и культуру Беларусь очень русифицирована. Решающую роль в отношении с властями отыгрывает православная церковь. Католическая и протестантские церкви выступают в оппозиции к режиму. Их позиция национальная. Их влияние на власть минимальное.

Наталя Соколенко: А чи є реакція православної церкви?

Євгенія Андреюк: Белорусская православная церковь Московского патриархата не реагирует на происходящее и вряд ли будет. Её отношения с властью очень тесные, очень близкие.

Дмитро Тузов: У яких умовах перебувають затримані?

Євгенія Андреюк: Насколько мы понимаем, был приказ людей сильно не бить. Избиения скорее были личной инициативой некоторых сотрудников. Также били тех людей, которые оказывали сопротивление. Те, кто остались под админарестом в изоляторах в Минске, находяться в не очень хороших условиях.

Параллельно с этим проходят обыски в рамках уголовных дел. Вчера обыскивали правозащитников и левых активистов. Наверное, количество уголовных дел будет расти.