Ситуацію в Росії швидше переломить оточення Путіна, ніж народні повстання — Чижов

В Росії почались справжні чистки серед людей, які захищають права людини. Обшуки відбулись у квартирах Зої Свєтової та Олени Абдуллаєвої

Ведучі

Ірина Соломко,

Дмитро Тузов

Гостi

Георгій Чижов

Ситуацію в Росії швидше переломить оточення Путіна, ніж народні повстання — Чижов
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_hh_2017-03-02_chigov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_hh_2017-03-02_chigov.mp3
Ситуацію в Росії швидше переломить оточення Путіна, ніж народні повстання — Чижов
0:00
/
0:00

Що відбувається з правозахисним середовищем Росії, поговоримо з політологом та керівником дослідницьких програм Центру сприяння реформам Георгієм Чижовим.

Ірина Соломко: Насколько мы знаем, обыски в квартире у Зои Световой проходили из-за подозрения об участия в деле «ЮКОСа», и из-за подозрений в краже мобильного телефона.

Георгій Чижов: Про мобильный телефон я впервые слышу, возможно, это новое обвинение. Но и первое обвинение по делу «ЮКОСа» звучало достаточно абсурдно, потому что оно касалось еще первого дела «ЮКОСа», по которому Михаил Ходорковский был арестован еще в 2003-м году, а сами инкриминируемые ему деяния совершались им в 90-е годы. Соответственно, Зоя Светова не могла иметь к ним никакого отношения, потому что на то время еще никаких участников дела «ЮКОСа» не знала.

Информацию о краже мобильного телефона нужно проверить, потому что представить себе, что известный журналист, общественный деятель и мать троих известных в России журналистов сперла где-то мобильный телефон, очень сложно.

Ірина Соломко: Журналист издания «Нового времени» Иван Яковина трактует эти вещи как начало президентской кампании Владимира Путина, «в рамках которой посадят или прогонят из страны всех нелояльных людей, смеющих поднять голос против режима». Что вы об этом скажете?

Георгій Чижов: Я думаю, что коллега здесь сгущает краски. Дело в том, что нынешняя власть отличается от советских времен — тогда действительно Генсекретари боялись свободного слова. И не зря боялись, можно сказать, что слово, выпущенное на свободу, разрушило Советский Союз.

Сегодня все немножко не так. Не так страшно слово, если его сможет слышать и воспринимать только ограниченный круг людей.

Я не думаю, что Владимиру Путину для того, чтобы выиграть президентские выборы, так уже необходимо убить или каким-то образом обезвреживать несогласных.

В России сейчас существует такая система, которая с одной стороны является довольно мягкой — не все люди, которые говорят что-то против власти, даже публично, обязательно подвергаются репрессиям. С другой стороны, никто из активных людей не может быть уверен, что его эти репрессии обойдут стороной.

Дмитро Тузов: Как вы думаете, что в связи с этой выборочной системой, угрожает Зое Световой? Если я не ошибаюсь, именно она нашла Романа Сущенка в изоляторе, то есть первая забила в колокола, что украинский журналист находится в Лефортово.

Георгій Чижов: Я надеюсь, что Зое Световой ничего не угрожает, потому что это абсурдное дело. Скорее всего, это демонстрация. Не исключено, что ее будут еще куда-то вызывать, что-то требовать, но это очень неудобный персонаж, и, как говорят многие ее соратники, совершенно безобидный. Это очень добрый и порядочный человек, который по большому счету не воюет ни против кого, если и воюет, то только за.

Если она вдруг окажется за решеткой, то это не принесет Кремлю никаких плюсов, а только минусы в имидже.

Дмитро Тузов: Как вы считаете, насколько активно правозащитное движение в Российской Федерации. Оно не умерло?

Георгій Чижов: С одной стороны, оно формально не умерло, потому что есть правозащитники, несть даже некоторые легальные формы, в которых они действуют, как общественно-наблюдательная комиссия по контролю за местами лишения свободы, в которые входила Зоя Светова и откуда была аккуратно выдавлена.

С другой стороны, возможности этих движений настолько ограничены, что говорить о влиятельности правозащитного движения, конечно, не приходится.

Ірина Соломко: Мы, несмотря ни на что, продолжаем зависеть от России, и положение дел в Украине во многом регулируется тем, какая обстановка дел имеет место в РФ. Когда можно будет заговорить о том, что граждане России начнут вставать с колен, которые они преклонили перед нынешним режимом?

Георгій Чижов: К сожалению, у меня нет оптимистического прогноза по этому поводу. Я думаю, что власть в России скорее поменяется из-за конфликта интересов элит, нежели в результате каких-то народных выступлений.

Дмитро Тузов: Каковы перспективы вернуть наших украинских политзаключенных из России — Олега Сенцова, Александра Кольченко, Романа Сущенко?

Георгій Чижов: Что касается тех, кто уже осужден, я думаю, это все-таки вопрос торга. Что касается тех, кто только ждет следствия, как Сущенко, нужно понимать, какие там реальные претензии власти к ним. Возможно, их освобождение станет реальным только после осуждения.