В чому їхня провина? В ці дні 1938 року радянська влада знищила кримськотатарську інтелігенцію

17 квітня 1938 року радянська влада розстріляла кращих представників кримськотатарської інтелігенції. Розстріли тривали протягом трьох днів. Точне число загиблих невідоме

Ведучі

Євген Павлюковський,

Василь Шандро

Гостi

Гульнара Бекірова

В чому їхня провина? В ці дні 1938 року радянська влада знищила кримськотатарську інтелігенцію
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/04/bekirova.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/04/bekirova.mp3
В чому їхня провина? В ці дні 1938 року радянська влада знищила кримськотатарську інтелігенцію
0:00
/
0:00

Про радянські репресії 30-х років щодо кримських татар розповість історикиня, дослідниця теми репресій кримськотатарського народу Гульнара Бекірова

Гульнара Бекірова: Это была очень драматическое событие, которое повлияло на дальнейшее развитие крымских татар. Потому что в один день значительная часть крымскотатарской интеллигенции, политической и культурной элиты была расстреляна.

Когда мы говорим об этом дне, мы должны сказать о крымской АССР, потому что сейчас далеко не все знают, что крымская АССР существовала, и была по сути национальной автономией крымских татар. Она была образована в 1921 году, и уже буквально с первых ключевых документов, начиная с Конституции, говорилось о приоритетном развитии национальных групп полуострова, но прежде всего крымскотатарской, потому что крымские татары на тот момент (как и сейчас) были коренным народом Крыма, и это не вызывало никаких дискуссий.

В этот же период началось активное изучение этнографии, истории, культуры крымских татар, был открыт крымскотатарский театр, выходил газеты, существовало постоянное представительство крымских татар в центре. Первыми лицами в Крыму тоже были крымские татары.

Но, к сожалению, репрессии под пресловутым лозунгом борьбы с местным национализмом в значительной степени дезавуирует достижения Крымской АССР.

30-е годы был сложным драматическим периодом и в развитии СССР, и в развитии крымскотатарского народа, в частности, потому что после убийства Кирова стало понятно, что репрессии будут набирать оборот. Не была исключением и крымская АССР.

Историографы называют этот период «период большого террора» — 1937-1938 года, когда репрессии приняли массовый характер. К примеру, когда мы откроем Сталинские списки, а это перечни людей, которые были осуждены по личной санкции Сталина преимущественно к расстрелу, то в списках по Крымской АССР от 5 мая 1938 года мы обнаруживаем имена виднейших представителей и крымскотатарской интеллигенции, и крымскотатарской политической элиты.

Например:

 писатель, журналист, участник Первого Курултая крымскотатарского народа Асан Сабри Айвазов;

 писатель Ильяс Тархан;

 писатель, переводчик и педагог Осман Акчокраклы;

 директор Бахчисарайского дворца-музея, этнограф Усеин Боданинский;

 языковед и педагог Ягъя Байрашевский;

 бывший нарком земледелия Сулейман Идрисов;

 поэт и филолог Абдулла Лятиф-заде;

 редактор, публицист, общественный деятель Мамут Недим;

 председатель Крымского правительства в 1929–1937 годах Абдураим Самединов;

 председатель Центрального исполнительного комитета Крымской АССР Ильяс Тархан и многие другие.

Неужели это действительно были враги? В чем заключалась их вина? Суды над ними продолжались в течении 10-15 минут, и приговор всегда был такой трагический. В этом списке было несколько наркомов, то есть это люди, которые входили в правительство, которые делали большую политику.

Неужели это действительно были враги? В чем заключалась их вина? Суды над ними продолжались в течении 10-15 минут, и приговор всегда был такой трагический

Євген Павлюковський: Зрозуміло, що цими розстрілами радянська влада намагалась знищити в першу чергу прогресивну і думаючу частину кримськотатарського народу. Але очевидно, що під кожного був підібраний якийсь формальний привід?

Гульнара Бекірова: Да, как говорил Сталин: «Есть человек, статья найдется». На тот период они формально обвинялись в национализме. Например, Усеин Боданинский, Осман Акчокраклы, Абдулла Лятиф-заде — те представители интеллигенции, которые занимались изучением крымскотатарской филологии.

Когда мы вспоминаем этот период, мы горим, что по сути на тот момент крымскотатарский народ был интеллектуально обезглавлен, и для небольшого народа это были большие потери — был расстрелян цвет целого народа.

Крымскотатарский народ был интеллектуально обезглавлен, и для небольшого народа это были большие потери — был расстрелян цвет целого народа

Поэтому этот день мы не можем забыть, вспоминаем отдельных личностей и пытаемся по возможности восстановить их биографии буквально по крупицам.

К сожалению, документы, связанные с историей этих людей, пока недоступны исследователям, они доступны только родственникам. И здесь мы говорим о процессе рассекречивания той эпохи.

Позитивный процесс, который происходит в Украине, в том, что эти документы становятся доступными историкам и исследователям. Я знаю, что российские историки немножко нам завидуют, ибо мы находимся в лучшей ситуации, потому как у них многие документы НКВД до сих пор закрыты.