«Зрители просят повторять украинское поэтическое кино на бис», — Князева

Поэтическое кино делала целая плеяда шикарных режиссеров, художников. композиторов, актеров. Сейчас этой команды нет. Было сильное идеологические давление. Поэтическое кино уничтожили, — Князева

Ведучi

Ілона Довгань,

Ірина Соломко

Гостi

Світлана Князева

«Зрители просят повторять украинское поэтическое кино на бис», — Князева
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_ur1_2016-03-22_knyazeva_svitlana.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_ur1_2016-03-22_knyazeva_svitlana.mp3
«Зрители просят повторять украинское поэтическое кино на бис», — Князева
0:00
/
0:00

Зі Світланою Князєвою, актрисою та дружиною кінорежисера Леоніда Осики, згадуємо відомого українського митця та говоримо про «золотий вік» вітчизняного поетичного кіно.

Ілона Довгань: Я знаю, що ви буквально сьогодні повернулися з Одеси, де була ретроспектива фільмів Леоніда Осики. Розкажіть детальніше про цю подію. 

Світлана Князева: Организаторами выступили замечательные девочки: Оля Капелова и Юля Коваленко. Идея принадлежала Ирине Гардейчук. Леонид Михайлович закончил в свое время Одесское театрально-художественное училище. В училище он когда-то натягивал простынь, подсвечивал ее и получался такой себе театр теней. Именно оттуда у него появилось желание стать кинорежиссером.

Ірина Соломко: У нього було декілька періодів. Це була доба “Кам’яного хреста”, “Захара Беркута”. Як було можливо знімати поетичне кіно в Радянському союзі?

Світлана Князева: Это действительно была оттепель. Во главе нашего кинематографа встал Святослав Иванов, а киностудию имени Довженка возглавил Василий Цвиркунов — будущий муж Лины Костенко. Вот именно эти два человека приняли решение поднять украинский кинематограф.

Ілона Довгань: Багато хто хотів підняти, але не багатьом це дозволяли.

Світлана Князева: Они поехали в Москву и набрали ребят с Украины: режиссеров, операторов, художников, композиторов. Иванов и Цвиркунов убедили этих ребят, что им в Украине дадут возможность снимать то, что они сами хотят. 

Ірина Соломко: Які фільми ви дивилися в Одесі?

Світлана Князева: Смотрели конечно же “Кам’яний хрест”, “Захар Беркут”, “Тревожный месяц вересень”, “Подарок на именины” и “Гетьманські клейноди”.

Ілона Довгань: В своїй книзі “Такая вот жизнь, такое вот кино” ви згадуєте про Параджанова. Я цю книгу, до речі, прочитала за одну ніч, вона дуже тепла і легка. Як ви познайомилися з Параджановим і які ваші враження про цю людину?

Світлана Князева: Ми познакомились уже после свадьбы. Леонид, как он это называл, “угощал” меня своими друзьями и как-то наступила очередь Параджанова. После того, как он отсидел в тюрьме, он приехал в Украину. Мы встретились в гримерке Дома офицеров, он, когда узнал, что Леонид женился, стал обрывать бутоны роз с букетов и обсыпать нас лепестками.  

Ірина Соломко: Як ви ставитеся до сучасного українського кіно?

Світлана Князева: Раньше поэтическое кино делала целая команда. Так получилось, что это делала целая плеяда шикарных режиссеров, художников, композиторов, актеров. Сейчас этой команды нет. Тогда было сильное идеологические давление. Их уничтожили. Поэтическое кино было уничтожено. Тогда не было денег. Мы как могли, так и выживали. “Захар Беркут” был самым дорогим фильмом Советского Союза. Тогда целую лижную фабрику полностью перепрофилировали под производство колчанов, стрел и прочего реквизита для фильма “Захар Беркут”.

Ілона Довгань: Ваші сини пішли шляхом батька?

Світлана Князева: Да. Мои сыновья закончили телеоператорский факультет. Они технари, у них технический склад ума и кинематографическое мышление. Они продолжают дело отца.