Домашнее насилие в семьях военных выросло в несколько раз, - глава ГО «Країна вільних людей»

Война приводит к увеличению случаев насилия в семье. Международные тренеры занимались с мужчинами военными и переселенцами в Украине, учили противостоять в Украине этому явлению

Ведучі

Вікторія Єрмолаєва

Домашнее насилие в семьях военных выросло в несколько раз, - глава ГО «Країна вільних людей»
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-01_nasilstvo.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-01_nasilstvo.mp3
Домашнее насилие в семьях военных выросло в несколько раз, - глава ГО «Країна вільних людей»
0:00
/
0:00

В рамках проекта «Преодолеем последствия войны вместе» в Киеве прошел международный круглый стол. Его тема – работа с мужчинами по вопросам домашнего насилия.

О том, как мужчины проводили тренинги для мужчин по принципу «равный равному», расскажут участники и инициаторы проекта

В нашей студии – Надежда Хоменко, руководитель ГО «Країна вільних людей» и координатор проекта «Преодолеем последствия войны вместе» в Украине. Также –  Мария Слезачек, руководитель международного проекта «Преодолеем последствия войны вместе», сотрудник немецкой организации DRA. И – Владимир Авдеев, общественный активист из Одессы.

Виктория Ермолаева: Расскажите подробности о проекте. Как мы уже поняли, это международная инициатива, и почему вы поняли, что именно сейчас необходимо проводить подобные мероприятия в Украине?

Мария Слезачек: Да, это международный проект, и мы поддерживаем гражданское общество в восточной и западной Европе – во всех регионах, где были или идут военные действия. Мы поддерживаем гражданское общество в разрешении конфликтов, которые развиваются в следствие военных действий, поэтому наша организация начала работу в Украине в 2014-м году. Во время войны и после нее есть последствия, есть проблема домашнего насилия, есть травмированные люди, надо интегрировать переселенцев и бывших военных в общество. Поэтому мы хотим поддерживать и помочь разрешать эти проблемы.

Для этого мы соединяем компетенции и навыки из разных стран, где уже были военные действия, потому что мы понимаем из опыта, что эти знания и навыки очень полезны в нынешней ситуации в Украине.

В нашем обществе есть стереотип – если не бьешь, ты не насильник, но оказалось, что есть несколько видов насилия, и я понял, что я его применяю к своим родным и близким

Виктория Ермолаева: Этот проект, в первую очередь рассчитан на мужчин. Почему мужчины и достаточно ли поднимается сейчас вопрос насилия в Украине?

Надежда Хоменко: В Украине вообще актуален вопрос домашнего насилия сейчас. В связи с конфликтом у нас увеличилось количество обращений, сейчас больше пострадавших людей, то есть статистика растет.

Обычно этой темой занимаются женщины, но только с женщинами эту проблему не решить. Поэтому мы решили вовлечь мужчин в эту работу, именно тех, кто является приоритетом в своих кругах. Акцент проекта был на людей, которые каким-то образом пострадали от военного конфликта: бывшие АТОшники, переселенцы или люди, живущие сейчас в восточных областях. Мы делали ставку на них, чтобы выбрать 18 обычных мужчин с активной жизненной позицией. Мы их обучали в течение полутора лет по специальной программе, и в результате в своих областях они провели ряд мероприятий, ряд тренингов для мужчин. А в шести областях Украины они провели информкампании по противодействию домашнему насилию. То есть против насилия высказывались АТОшники, переселенцы, которые были представители разных сфер, но все говорили об одном. Сейчас время, когда мужчина может поднимать свой голос и говорить: «Я против насилия».

Когда ты просто говоришь: «Оставь меня в покое», – это тоже насилие

Виктория Ермолаева: В нашей студии один из участников проекта – Владимир Авдеев. Расскажите вашу историю, как вы попали в проект и почему считаете, что это важно?

Владимир Авдеев: Я – переселенец. В 2014-м году я был вынужден с семьей перебраться в Одессу из-за военных действий на востоке Украины. И в Одессе мы с женой занялись общественно деятельностью – мы занимались волонтерством. В 2017-м году я был приглашен на этот проект, хотя в себе я не видел насильника и не понимал, чем он может мне пригодиться. Но попав на проект, с первых дней я увидел в себе все, что говорили мне тренера, мне открылись виды насилия. В нашем обществе есть стереотип – если не бьешь, ты не насильник, но оказалось, что есть несколько видов насилия, и я понял, что я его применяю к своим родным и близким. Мы, мужичины, часто свои стрессовые ситуации выливаем в виде агрессии на наших близких, и не обязательно в физической форме. Это психологическое давление. Когда ты просто говоришь: «Оставь меня в покое», – это тоже насилие.

За полтора года тренинга я сам для себя получил пользу от этого тренинга, что отразилось на поведении с моими родными и близкими. Честно говоря, после этого тренинга моя жена звонила тренерам и выражала свою благодарность. Поэтому я хотел дальше продолжаться двигаться в этой теме.

Я понял, почему выбраны именно мужчины. По сложившемся стереотипам мы, мужичины, доминируем в обществе, у нас есть власть, и слушать мы также привыкли себе подобных. И если мужчины будут говорить о насилии другим мужчинам, мужчины будут прислушиваться.

По сложившемся стереотипам мы, мужичины, доминируем в обществе, у нас есть власть, и слушать мы также привыкли себе подобных. И если мужчины будут говорить о насилии другим мужчинам, мужчины будут прислушиваться

Виктория Ермолаева: Я так поняла, что вы тоже были потом тренером. Расскажите о вашей аудитории, о тех мужчинах, которые приходили слушать ваши лекции, как вас принимали? Сложно ли было собрать группы и есть ли заинтересованность мужчин в разных регионах приходить на такие мероприятия?

Владимир Авдеев: В Одессе мы провели два тренинга в разное время. Один тренинг у нас был трехдневный, и участников было до десяти человек. Это были представители АТО, переселенцы и просто обычные мужчины. Нельзя сказать, что была сильная заинтересованность и все бежали, но тем не мене, нашлись те мужчины, которые пришли по разным причинам. Но после тренингов ни один мужчина не ушел безразличным. И жены наших участников после тренинга мне звонили и писали в Фейсбук и выражали благодарность за то, что их мужья поменяли свое поведение.

Домашнее насилие в семьях военных очень выросло в количестве случаев

Виктория Ермолаева: Наверняка, перед тем, как этот проект начался, вы узнавали о ситуации, которая связана с домашним насилием в Украине в условиях конфликта. Можно ли говорить, что действительно, с началом войны на Донбассе и оккупацией Крыма ситуация с этими вопросами ухудшилась?

Надежда Хоменко: Ситуация действительно ухудшилась, и не секрет, что много оружия на руках у мирного населения, люди, которые приезжают с войны, привозят оружие. Сейчас количество пострадавших – женщин и детей – выросло на 20% за 2017-ый год. К сожалению, мы не можем выявить все случаи, это скрытая проблема. Есть лишь маркеры, по которым мы можем это отслеживать – это количество обращений в полицию, но не всегда эти дела доводятся до конца. Сейчас у нас уже предусмотрено уголовное наказание за физическое насилие, но еще не все работает так хорошо, как хотелось бы в Украине.

К сожалению, у нас нет комплексной программы реабилитации военных после прохождения службы. А пережив войну, часто люди злоупотребляют алкоголем и наркотиками, что вызывает агрессию в семье на близких. У нас есть образ героя, но порой из-за стереотипов бояться обратиться. Хотя волонтеры и общественные организации бьют тревогу, потому что домашнее насилие в семьях военных очень выросло в количестве случаев.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле. 

За підтримки:
stopka_ukrainska_ukr.png