Если люди не любят Порошенко, это не значит, что они пророссийские, — Егор Фирсов

Дончанин Егор Фирсов, бывший народный депутат, создает новую партию «Альтернатива», которая, по его словам, будет «бороться за украинский Донбасс»

Ведучi

Ірина Ромалійська

Гостi

Єгор Фірсов

Если люди не любят Порошенко, это не значит, что они пророссийские, — Егор Фирсов
https://static.hromadske.radio/2017/06/hr_kyivdonbass-17-06-05_firsov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/06/hr_kyivdonbass-17-06-05_firsov.mp3
Если люди не любят Порошенко, это не значит, что они пророссийские, — Егор Фирсов
0:00
/
0:00

Ирина Ромалийская: Расскажите о вашей партии.

Егор Фирсов: Нас, выходцев из Донбасса с проукраинской позицией, достаточно много. Есть ряд адекватных людей, таких, как Денис Казанский, Сергей Гармаш, ряд экономистов, предпринимателей, преподавателей, которые в своем каком-то уголочке проводили работу по борьбе за украинский Донбасс.

Сейчас по прошествии трех лет ни власть ничего не сделала на Донбассе, ни демократические партии — «Батьківщина», Ляшко, Блок Порошенко там не работали. И кто, как не мы, должны объединится в одну организацию и максимально бороться за украинский Донбасс. Мы часто слышим — услышьте голос Донбасса, но есть альтернативный голос, и это голос проукраинского Донбасса. Поэтому мы создали организацию, чтобы этот голос представлять.

Ирина Ромалийская: Мы знаем, что на Донбассе поддерживают традиционно Оппозиционный блок, наследников Партии Регионов, также партию Королевской, нынешнюю новую партию Рабиновича и Мураева. Почему не они? И почему вы не присоединились к какому-то из этих движений?

Егор Фирсов: Мы недавно провели свое социологическое исследование. И оно показало, что 17,5% жителей Донбасса считают, что Украина должна развиваться в европейском направлении, и порядка 35% считают, что нужно опираться на внутренние силы, быть внеблоковой единой и независимой Украиной. И эти люди, а их вместе больше 50%, считают, что Донбасс должен быть в составе Украины, они с проукраинской позицией. А это развеивает миф, что там живут одни сепаратисты, которые настроены идти в Россию.

Но в то же время социологические исследования показывают, что основные кандидаты на Донбассе — это Мураев, Рабинович, Бойко. У них первые места. Это говорит о том, что другие кандидаты, более демократические и европейские, на Донбассе не работают. В киевских офисах даже существует негласное правило вообще не работать на той территории, потому что развит стереотип, что это далеко, неперспективно и там все голосуют за «регионалов». Поэтому демократические силы все проигрывают.

Мы, как местные люди, должны показать, что Украину можно любить и на русском языке

Ирина Ромалийская: Кого вы называете демократическими силами?

Егор Фирсов: Те силы, которые поддерживают единую независимую Украину и ее проевропейское будущее. Почему я не называю Рабиновича и Оппозиционный блок, потому что я вообще считаю, что Оппозиционный блок, они же Партия Регионов, по сути привела к той ситуации, которая сейчас есть на востоке. Именно представители Партии Регионов, главы местных советов писали письма Путину, проводили сепаратистские «референдумы», они являются олицетворением этой сепаратистской волны.

Именно с такими пророссийскими силами наша партия и будет бороться. Но каким образом — приезжать, общаться с людьми, объяснять им, что мы за Украину. Обычно у нас на востоке считается, что патриот — это человек в вышиванке, разговаривающий исключительно на украинском языке, поющий песни Украинской повстанческой армии. Нет, есть еще и другая сторона. И мы, как местные люди, должны показать, что Украину можно любить и на русском языке.

Очень часть люди путают, но антикиевские настроения — это не пророссийские настроения. Если люди не любят Порошенко, Гройсмана и не доверяют парламенту и власти в целом, то это не значит, что они смотрят пророссийски. Есть огромное электоральное поле, которые за Украину, но не может найти неких своих представителей.

Ирина Ромалийская: У меня есть убеждение, что региональные партии, представляющие некие отдельные регионы, — это всегда опасно для страны. Возможно, это какое-то разделение, и следующей мы можем увидеть партию, которая будет представлять западную Украину.

Егор Фирсов: Я с вами не согласен. Наша основная задача — сделать так, чтобы в Мариуполе и Краматорске мыслили такими же категориями, как и в Киеве. Наша задача — убрать ту пропаганду, которая работала на протяжении 25-ти лет, вбивая людям в головы, что в Киеве какие-то фашисты, и на Майдане победила хунта.

Ирина Ромалийская: Но тем не менее, вы себя позиционируете как региональная партия?

Егор Фирсов: Почему региональная? Потому что это отдельный особенный регион, где доминируют пророссийские силы. И это не только Донбасса касается, подобная ситуация и в Одессе, и в Запорожье, и в Харькове. Тут работы непаханое поле. И мы будем этим заниматься, так как государство бездействует.

Ирина Ромалийская: Где деньги будете брать?

Егор Фирсов: Будем идти путем фандрайзинга, у меня есть опыт избирательных кампаний, я знаю, ка привлечь ресурсы. К олигархам мы не пойдем.

Антикиевские настроения — это не пророссийские настроения

Ирина Ромалийская: Не верю, что таким образом можно насобирать на сильную политическую силу.

Егор Фирсов: Никто еще не проходил этот путь. Возможно, мы будем одними из первых.

Ирина Ромалийская: Я могу вам сказать, что так говорят многие политики.

Егор Фирсов: Во-первых, в нашей стратегии не вся Украина, а это значительно меньше средств. Во-вторых, мы будем отказываться от политической рекламы, бордов. На рекламу на телеканалах, нам, конечно, не хватит, но хватит, чтобы иметь свои представительства, офисы, газеты, палатки, общественные приемные. Я думаю, что ресурсов у гражданского общества на это хватит, и через несколько месяцев в нашем фонде можно будет увидеть, какие суммы и куда мы направляли.

Ирина Ромалийская: Что вы предлагаете делать с олигархами на территории Донбасса? Ведь с ними нужно будет как-то сосуществовать. Если воевать, то каковы перспективы, если договариваться, то на каких условиях?

Егор Фирсов: У нас в регионе доминирует один олигарх — это Ринат Ахметов.

Ирина Ромалийская: Не один, там очень много крупного бизнеса.

Егор Фирсов: Давайте разделим: крупный бизнес — это одна история, олигарх — другая. Олигарх — этот тот человек, который имеет большой капиталл, средства массовой информации, политиков, на которых он влияет.

Какая история произошла с этим регионом? В девяностые годы прошла приватизация абсолютно абсурдным образом — на торги выставили самые лучшие предприятия, которые олигархи купили за копейки. При этом сейчас получают сверхприбыли, уводя свой доход в офшоры. Например, Дружковский машзавод олигарх Ахметов купил всего лишь за 18 миллионов гривен. И сейчас эту историю никто не поднимает, при этом он продолжает получать свою прибыль. И мне кажется, что очень важно поднять вопрос о том, как проводилась приватизации. И обязать олигархов по всей Украине доплатить за те предприятия, за которые они не доплатили в свое время.

Ирина Ромалийская: Как же вы собираетесь сосуществовать с Ахметовым или с Тарутой на этой территории? Ведь, если какой-то влиятельный человек не захочет, чтобы вы встречались с избирателями, то у вас не будет эфиров на местных каналах, вам никто не сдаст в аренду помещения и так далее.

Егор Фирсов: Мы на это и не надеемся, мы четко понимаем, что Донбасс — это самый сложный участок работы. Легко любить Украину во Львове, но когда ты приезжаешь на Донбасс и начинаешь бороться против этой ахметовской машины, то это непросто.

СМИ мы точно не получим, мы будем делать упор на Интернет и на собственные газеты. Доступ на предприятия, которые принадлежат Ахметову, мы также не получим никогда.

Ирина Ромалийская: То есть ни бороться, ни договариваться вы не собираетесь?

Егор Фирсов: Договариваться не собираемся точно. А что значит борьба? То, что Ахметов должен заплатить за то, что он приобрел за копейки, и есть своего рода борьба. То, что предприятия Ахметова выжимают средний бизнес, — это тоже факт, против этого мы тоже будем бороться.

Ирина Ромалийская: Какова идеологическая составляющая вашей партии — правые, левые, центристы?

Егор Фирсов: Идеологическая составляющая вашей партии больше правоцентричная с упором на определенные позиции: экономический блок Донбасса в контексте малого и среднего бизнеса, мы собираемся делать упор на частную инициативу, приводить стартаперов, предпринимателей малого и среднего бизнеса, показывать молодежи, что нужно идти в сферу услуг, зарабатывать деньги, утраивать технопарки, и это должно быть новшество.

Наша позиция заключается в том, что это проевропейская партия, это новшество и свобода.

Ирина Ромалийская: Какие у вас сейчас отношения с Валентином Наливайченко и правда ли, что вы проходили в Блок Петра Порошенко по его квотам?

Егор Фирсов: У нас очень ровные, адекватные отношения. Я не проходил по квоте Наливайченко, я проходил по квоте «Удара», меня рекомендовал Кличко Петру Порошенко. С Наливайченко у нас были некие соприкосновения в отношении позиции и в отношении к президенту Порошенко. Как вы знаете, будучи в БПП, я занял оппозиционную позицию по отношению к президенту, потому что та программа, которую он декларировал, не выполняется.

Похожая история сложилась и у Валентина Наливайченко.

Ирина Ромалийская: Похожие истории сложились у многих в БПП, например, у Найема и Лещенко. Но при этом они не высказывали публичную поддержку Наливайченко, в отличие от вас.

Егор Фирсов: Просто ни Найем, ни Лещенко не были в партии «Удар». А так как Валентин Наливайченко был в партии «Удар», то я знал его с 2011-го года, и в сложную минуту, считая несправедливым то, что происходит, и не боясь ничего, высказывал свою позицию.

Ирина Ромалийская: Можно предположить, что вы являетесь проектом Банковой.

Егор Фирсов: Мы не являемся ни проектом Банковой, ни проектом Наливайченко. Во-первых, это можно отследить по нашим позициям. А во-вторых, завтра мы будем проводить акцию под стенами СБУ в 10:30 в отношении того, что коллаборационистов и реальных преступников, которые подыгрывали пророссийским силам на Донбассе, практически никого не наказали.