Это попытка нас дискредитировать, – члены общественного совета МинВОТ о недоверии им

На прошлой неделе три десятка общественных организаций выразили недоверие созданному при МинВОТ общественному совету. Мы предложили его членам ответить на критику

Ведучі

Михайло Кукін

Гостi

Олександр Куліковський,

Генадій Борисичев

Это попытка нас дискредитировать, – члены общественного совета МинВОТ о недоверии им
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-16_borisichev_kulikovskij.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-16_borisichev_kulikovskij.mp3
Это попытка нас дискредитировать, – члены общественного совета МинВОТ о недоверии им
0:00
/
0:00

Говорим с Геннадием Борисичевым, координатором ОО «Общественное движение «Земляки», членом инициативной группы по созданию совета и Александром Куликовским, основателем ОО «Всеукраинская люстрация».

Михаил Кукин: Общественный совет создан и работает ли?

Геннадий Борисичев: Есть определенная процедура. После того, как протокол учредительного собрания передается уже в Министерство, Министерство с ним ознакамливается. Юридическая служба проверяет на соответствие фактов и так далее, после этого министр или подписывает, или не подписывает. Сегодня на сайте Министерства оккупированных территорий опубликован приказ, которым Общественный совет утвержден. В течении ближайшего времени ОС нужно собраться, принять регламент своей работы, определить основные направления работы, выбрать главу, секретаря и людей, которые будут отвечать за определенные направления, то есть создать рабочие группы.

Михаил Кукин: Кто вошел в Общественный совет?

Геннадий Борисичев: Туда вошли 26 общественных организаций, которые представляют разные города Украины. Я бы сказал, что это большой плюс потому, что мы будем знать, какие проблемы на местах. Второй момент – это были отрытые выборы, поэтому те организации, за которые проголосовала 41 организация на выборах, в результате и вошли в этот совет.

Михаил Кукин: У нас в студии были ваши оппоненты. Напомним, что Алена Стефурак представительница благотворительного фонда помощи батальону «Донбасс» сказала, что «27-30 человек голосовали единогласно за все решения. Три человека сели вместе в первом ряду – мы вообще сначала не понимали, кто эти люди. «Пропонуємо голосувати за лічильну комісію» – первый человек встает, за него автоматически поднимается 30 рук. Предлагают второго человека, который сидит с ним рядом – поднимается 30 рук. Третьего – тоже 30 рук. «Давайте виберемо Целовальніченко головою» – автоматически поднимается 27-30 рук. Дальше абсурдное предложение: давайте сократим количество организаций, которые войдут в общественный совет, с 35-ти, как рекомендовано в законодательстве, до 26-ти. И подымается 27 рук.», а Лариса Заливная, председатель Луганской правозащитной женской организации «Чайка», заявила, что «были нарушены процедурные моменты. А дьявол кроется именно в нарушениях процедур. Не проголосовано количество членов счетной комиссии. Слова Целовальниченко: «Вот мы решили инициативной группой (они так себя все время называли), что  будет три человека». Но почему три? Мы их не знаем. Я в Киеве давно, мы очень активно общаемся с другими организациями – я не знаю этих людей. Оказывается, это какие-то вновь зарегистрированные организации. Это первый момент. Следующий момент – нам не представили повестку дня. В повестке дня должно быть указано: на какие документы выходим, сколько времени отводится, кто представляет данный вопрос. Ничего это не было. Не был представлен регламент. Почему в этой ситуации он был важен для нас? Постановление №996 все четко прописывает, но есть моменты, которые могут прописать на месте. Например, каким количеством голосов принимается решение, сколько человек будет входить и так далее. Требования к регламенту очень детально расписаны в методических рекомендациях. Или инициативная группа не знала об их существовании, или просто не обратила внимания, или проигнорировала – скорее всего, просто проигнорировали. Когда мы убедились, что процедура нарушена, мы просто встали и ушли.» Вы можете ответить на их вопросы, прокомментировать их слова?

Александр Куликовский: Ці активісти громадські вже писали про це коментарі у Facebook. Коли я почав писати їм, наводити свої аргументи, вони жодного разу не відповіли. Коли я прийшов, лежав список, у який могли записатись усі, хто хотів входити в комісію. Зі мною прийшло ще 3 організації, з якими я дотичний в інших громадских радах. Звісно, цей інший лагер громадських організацій, коли тільки почалось засідання установчих зборів, почав спроби зібрати збори ще до голосування.

Это определенный договорняк и попытка дискредитировать Общественный совет

Михаил Кукин: За 4 года сформировались определенные ОО, которые борются за право узурпировать интересы переселенцев. Где простые переселенцы?

Геннадий Борисичев: Во-первых, это был съезд лидеров ОО, это не был съезд всех желающих переселенцев. Второй момент, по поводу Сергея Гармаша и других людей – он не является лидером ОО, он там не мог быть. Теперь по поводу 29 организаций, которые выступили против: из всех организаций, которые сказали, что их было 29, на съезде их было 8. Еще 21 организация подписала претензию даже не подав заявку на участия в Громадской раде. Это говорит о том, что это определенный договорняк и попытка дискредитировать Общественный совет.

Михаил Кукин: Уверены ли вы, что этот Общественный совет будет эффективным?

Александр Куликовский: Звісно.

Геннадий Борисичев: Я не могу отвечать за всех людей. Я могу отвечать за себя, за свою общественную организацию. Те организации, которые входят во Всеукраинскую платформу Донбасса сделают все возможное, чтобы мы, в течении нескольких месяцев с момента первого заседания и избрания главы, показали качественную работу, качественный результат. Самое лучшее, чем мы можем ответить, – это результатом.

Повну версію розмови можна прослухати у доданому звуковому файлі.