Гимнастика как религиозное течение. Абсурдные факты преследования религиозных групп в Крыму

Одним из последствий оккупации является преследование различных религиозных групп

Ведучi

Вікторія Єрмолаєва

Гостi

Олександр Сєдов

Гимнастика как религиозное течение. Абсурдные факты преследования религиозных групп в Крыму
https://static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-17_sedov.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-17_sedov.mp3
Гимнастика как религиозное течение. Абсурдные факты преследования религиозных групп в Крыму
0:00
/
0:00

Такой вывод сделал член Крымской правозащитной группы Александр Седов в своем отчете «Давление на свободу религии в оккупированном Крыму», который охватывает период с 2014-го по 2018-ый год.

Виктория Ермолаева: На презентации вашего мониторинга вы представили несколько видов давления на свободу религии. Давайте начнем с этого.

Александр Седов: Когда мы писали этот доклад и собирали материалы, то стал вопрос – как мы будем разделять: по конфессиям или по видам давления на религиозные организации. Решили разобрать информацию по видам давления, но в итоге получилось, что разные виды давления применяются для разных религиозных организаций.

Например, первый пункт – это преследование за материалы, которые в РФ признаны экстремистскими, а также преследование организаций, которые признаны экстремистскими. Многие из этих материалов являются религиозными, прежде всего, это мусульманские книги. С середины 2014-го года проводятся обыски, задерживаются жители Крыма, граждане Украины, и выписываются административные штрафы в отношение лиц, у которых этих материалы находят.

Мы находили информацию из закрытых источников, но и брали информацию из «судов» Крыма в постановлениях о привлечении к ответственности. Это наиболее интересные моменты, потому что там указаны причины, по которым людей обвиняют, и объяснения лиц, у которых находят эту литературу. Эти постановления показывают абсурдность обвинения, поскольку, согласно админ кодексу РФ, преследовать можно за хранение с целью распространения, соответственно, нужно доказать, что этот человек хранил литературу с целью как хранения, так и распространения. Однако множество судебных решений основано на том, что в общественных местах находится книжка, и привлекается к ответственности человек, который просто отвечает за это общественное место. А любой человек имеет доступ к этому месту. К примеру, была привлечена к штрафу женщина, комендант общежития, которую привлекли к ответственности за то, что в комнате для моления мусульман этого общежития нашли одну из запрещенных книг. Сама женщина пояснила, что не имеет доступа как женщина в комнату для моления мусульман и не могла там теоретически разместить книгу. Но это никого не остановило. И таких решений довольно много.

Также были случаи, когда явно были признаки того, что книгу подбросили сами представители Центра по борьбе с экстремизмом (Центр «Э» – ред.), когда в одной из мечетей перед обыском выключили свет в помещении, и запрещенную книгу нашли под ковриком возле одной из колонн. Обыск проводился с фонариком от мобильного телефона, но, тем не менее, ФСБ нашло эту книгу. Был случай, когда книгу нашли в туалете. Мусульманин никогда религиозную книгу в туалет не положит, но, тем не менее, это дало повод для обыска здания и привлечения к ответственности имама этой мечети.

Была привлечена к штрафу женщина, комендант общежития, которую привлекли к ответственности за то, что в комнате для моления мусульман этого общежития нашли одну из запрещенных книг. Сама женщина пояснила, что не имеет доступа как женщина в комнату для моления мусульман

Виктория Ермолаева: Можно ли ознакомиться со списком запрещенной литературы? Он в открытом доступе?

Александр Седов: Такой список есть на сайте Министерства юстиции РФ, с ним можно ознакомиться, но интересный момент заключается в том, что обыски начались в августе на следующий день после того, как разослали по медресе, школам и мечетям информацию о наличии такого списка. Естественно, никто не успел ознакомиться за сутки со списком из нескольких тысяч книг и материалов, и начали проводиться обыски, согласно этому списку. Проводили обыск вплоть до повреждения имущества. Например, в медресе Кольчугино разбиты стекла, книг там не нашли, но изъяли технику и компьютеры. То есть это больше повод для запугивания населения и для возбуждения дел.

Виктория Ермолаева: Какие религиозные организации оккупанты рассматривают как экстремистские и террористические?

Александр Седов: «Террористической» считают Хизб ут-Тахрир, «экстремистские» – Джамаат Таблиги и Свидетели Иеговы. В Крыму уже имеются дела по Хизб ут-Тахрир, 25 человек уже привлечено к ответственности, некоторым грозит до пожизненного лишения свободы.  

Был случай, когда книгу нашли в туалете. Мусульманин никогда религиозную книгу в туалет не положит

Виктория Ермолаева: В вашем мониторинге также есть пункт «лишение религиозных организаций права собственности». Как это происходит? На каком основании?

Александр Седов: Это коснулось Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. Лишают собственности в связи с тем, что ранее помещения церкви в воинских частях предоставляло Министерство обороны Украины, сейчас же Минобороны РФ не желает предоставлять помещение на территории своих частей УПЦ КП. Кроме того, возникла проблема с Кафедральным Собором в Симферополе. В свое время Верховная Рада Крыма дала в безвозмездное пользование помещение под долгосрочную аренду в Симферополе, сражу же после оккупации Константинов изменил условия аренды и поднял сумму до нескольких десятков тысяч рублей в месяц. Организациям нет возможности оплачивать эти деньги, сейчас идут суды, а власти требуют лишить собственности УПЦ КП.

Довольно интересный момент в этом обзоре, который касается преследований за миссионерскую деятельность. И в данном случае решения доходят до абсурда. В 2016-м году был принят пакет Яровой, который ограничивал возможность проводить миссионерскую деятельность лицам, которые на это не уполномочены, вне культовых сооружений. И под миссионерской деятельностью они понимают практически все, что угодно. У нас в отчете приведено около 20 примеров, и их интересно читать с точки зрения абсурда. Например, в Крыму обвиняется женщина, которая приглашала на оздоровительную гимнастику всех желающих. Сама она в суде заявила, что она православная, и гимнастика не является религиозным течением. Но, тем не менее, это не помешало судьям приговорить ее к выплате штрафа за то, что это якобы было вовлечение в религиозную деятельность.

Также был интересный момент с кришнаитами. Они в Симферополе проводили митинг, организатор подал заявку в администрацию города, ему ответили положительно, что большая редкость. Начались шествия, но их все равно задержали «сотрудники МВД» и обвинили в том, что они проводили миссионерскую деятельность. Поводом послужило заявление гражданина, который сообщил, что кришнаиты призывали всех вести здоровый образ жизни – не пить и не курить.  Это он счел как призыв ко вступлению в ряды кришнаитов. Это не смутило судью, который вынес приговор – 10 тысяч рублей штрафа организатору, плюс прокуратура еще и написала заявление в администрацию Симферополя с требованием привлечь к ответственности чиновника, который на столь не скрепное шествие дал разрешение.

Виктория Ермолаева: По итогам вашего мониторинга вы предоставили выводы и рекомендации. Что к этим основным выводам относится?

Александр Седов: Основная рекомендация – прекратить преследование. Понятно, что российские власти к этому не прислушиваются, но наша цель была – привлечь внимание не только российских властей, а и международных организаций к тому, что в Крыму одним из последствий оккупации является преследование различных религиозных групп.

Наша рекомендация к международным организациям – добиваться посещения Крыма международными мониторинговыми миссиями с целью проверки ситуации на месте и дальнейшего оказания давления.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.