Кабира вынуждают назвать себя преступником в обмен на свободу, — жена политзаключенного Оксана Мохаммад

О борьбе за права человека на оккупированной территории говорим с женой Кабира Оксаной Мохаммад и правозащитницей Еленой Лысенко

Ведучi

Вікторія Єрмолаєва

Гостi

Олена Лисенко

Кабира вынуждают назвать себя преступником в обмен на свободу, — жена политзаключенного Оксана Мохаммад
https://static.hromadske.radio/2017/08/hr_kyivdonbass-2017-08-14_lysenko_muhamad.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/08/hr_kyivdonbass-2017-08-14_lysenko_muhamad.mp3
Кабира вынуждают назвать себя преступником в обмен на свободу, — жена политзаключенного Оксана Мохаммад
0:00
/
0:00

Украинскому гражданину афганского происхождения Кабиру Мохаммаду, которого уже 11 месяцев незаконно держат в СИЗО Симферополя, только на завтра назначено проведение медицинского освидетельствования. О борьбе за права человека на оккупированной территории поговорим с женой Кабира Оксаной Мохаммад  и правозащитницей Еленой Лысенко.

Виктория Ермолаева: Кибира Мохаммада при въезде в Крым задержала ФСБ, и вот уже 11 месяцев с нарушением процессуальных норм удерживают в СИЗО. Российские власти хотят екстрадировать гражданина Украины авганского происхождения в Иран как якобы особо опасного преступника. Это произошло из-за путаницы в имени и фамилии. Я попрошу жену Кабира рассказать историю борьбы. Вы говорили о том, что у Кабира был повторный инсульт после продления ему ареста на три месяца. Как сейчас он себя чувствует?

Оксана Мохаммад: Сейчас он чувствует себя очень плохо, потому что 11 месяцев он сидит без медицинской помощи. В феврале 2016 года адвокат обратился в санчасть с заявлением с просьбой о проведении медосвидетельствования. На это начальник СИЗО никак не отреагировал. Только когда мы подали иск в суд на бездействие сотрудников СИЗО, они приняли решение провести ему медицинское освидетельствования. Но сам суд не состоялся. 3 августа должен был быть суд, но сотрудник СИЗО позвонил адвокату и сказал: заберите иск, и мы тогда 3 августа дадим постановление на проведение медосвидетельствования. Мы согласились, потому что если бы был суд 3 августа, мы бы ждали 10 дней вступления в законную силу, мы бы  10 дней потеряли. Мы думали, что все будет быстренько, но прошло 5 дней и никакого результата, вот сегодня 14 число, а медицинского освидетельствования до сих пор не проведено.

Виктория Ермолаева: То есть на 15 августа назначено проведение медицинского освидетельствования. Для этого Кабира привезут в Симферопольскую больницу?

Оксана Мохаммад: Да.

Виктория Ермолаева: Известно ли кто из специалистов будет проводить это освидетельствования?

Оксана Мохаммад: Нет, неизвестно.

Елена Лысенко: Мы считаем, что есть большой риск, что это медосвидетельствования будет чисто формальным. Исходя из того, что его так долго держат в СИЗО, наверное им не очень выгодно будет показать, что он болен, и они его так долго держали, больного человека. Это обострит ситуацию, создаст еще больше негатива. Поэтому мы опасаемся, что его могут провести формально, и написать, что он может дальше пребывать в СИЗО. Хотя реально, адвокат рассказывает, что он очень плохо себя чувствует, у него и головные боли, и проблемы с речью.

Виктория Ермолаева: Какое психологическое состояние Кабира?

Оксана Мохаммад: Очень подавленное.

Виктория Ермолаева: Были ли попытки крымской оккупационной власти препятствовать встречи Кабира с адвокатами?

Оксана Мохаммад: Нет. Но прокуратура Москвы нам предлагает, чтобы Кабир признал, что это он вот этот разыскиваемый Интерполом, попросил убежища, и тогда они его сразу отпустят.

Елена Лысенко: Вполне вероятно, что таким путем они хотят добиться от человека признательных показаний, потому что им надо оправдать, почему они 11 месяцев человека держат в СИЗО. Они уже сами понимают, что это другой человек, у него другие паспортные данные, это не тот человек. Но им очень сложно признать эту ошибку, будет прецедент, что российский суд и российская полиция, ФСБ могут ошибиться. Скорее всего им надо заставить его каким-то образом признаться, а там неизвестно как может быть. Могут отпустить, могут не отпустить.

Повну версію розмови слухайте у доданому звуковому файлі.