Конфликт на КПВВ Майорское: местные говорят о коррупции в Донецкой ВГА

На КПВВ Майорское конфликт. Люди утверждают, что имеет место коррупция в пользу перевозчиков, связанных с Донецкой ОВГА

Ведучi

Анастасія Багаліка

Гостi

Вадим Хачатуров

Конфликт на КПВВ Майорское: местные говорят о коррупции в Донецкой ВГА
https://static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-02_hachaturov-veselkin.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-02_hachaturov-veselkin.mp3
Конфликт на КПВВ Майорское: местные говорят о коррупции в Донецкой ВГА
0:00
/
0:00

Детали рассказал предприниматель Вадим Хачатуров.

Анастасия Багалика: В чем суть проблемы?

Вадим Хачатуров: Конфликт начался 21 февраля. Все началось с того, что в поселок и на КПВВ перестали пускать перевозчиков, потом появились какие-то списки на простых листах формата А4, и по этим спискам полиция и погранслужба запускает только избранных. То есть люди вынуждены от КПВВ идти пешком полтора км. Заезжать можно только автобусам, которые есть в каких-то списках, а что это за списки, никто не знает.  

Анастасия Багалика: То есть каких-то перевозчиков пропускают на КПВВ, а каких-то нет?

Вадим Хачатуров: Совершенно верно, только критерии отбора непонятны. Там появились сотрудники обладминистрации, они не представляются, но они руководят всем процессом. Им подчинены и полиция, и погранслужба.

Более того, они не пускают в поселок, который насчитывает 800 человек, людей просто на своих личных автомобилях, не объясняя ничего. И только, когда люди начинают выяснять законность таких действий, их со скрипом пропускают. Но это ненормальная ситуация. Это освобождённая, неоккупированная территория, на каких основаниях людям препятствуют проезжать?

Анастасия Багалика: Вам вообще не дают никаких объяснений?

Вадим Хачатуров: Я подходил к полиции, когда пытался проехать. Мне сказали, что ехать нельзя, потому что проходит секретная операция. Погранслужба вообще от комментариев отказываются, потому что там стоят бойцы, который ссылаются на приказ не пускать.

Заезжать можно только автобусам, которые есть в каких-то списках, а что это за списки, никто не знает

Анастасия Багалика: Предприниматели и активисты из Донецкой области пишут в соцсетях, что возможно то, что пропускают каких-то избранных перевозчиков, связано с коррупцией, обвиняют в коррупции голова ВГА Донецкой области Павла Жебривского.

Вадим Хачатуров: Я полностью согласен, и объясню, почему. Есть официальная статистика количества людей, пересекающих КПВВ. Майорск от Бахмута находится в удалении 25 км, и людям надо как-то добираться. Если раньше их могли на КПВВ встретить родственники, знакомые, такси, то сейчас их насильно загоняют в автобусы, которые имеют доступ к КПВВ, и набивая там по 90-100 человек в автобус, берут с них наличку 25 гривен, без всяких билетов и страховки, и везут в Бахмут. Такое же количество людей едут обратно. И если прикинуть, что КПВВ в день пересекает около 5 тысяч человек, то можно посчитать, какие это суммы.

Мы делали запросы в облгосадминистрацию, чтобы нам предоставили договора и результаты тендеров на перевозку. Областная администрация сослалась на то, что эти перевозки осуществляются в пределах Бахмутского района, и за них должна отвечать Бахмутская районная администрация. Мы сделали запрос и туда. Те в свою очередь ответили, что за все вопросы, связанные с перевозкой пассажиров, отвечает областная государственная администрация. То есть они просто-напросто перебросили друг на друга ответственность, но ответа мы так и не получили.

Сейчас мы дали запрос, чтобы нам предоставили информацию о всех конкурсах и тендерах, которые были с 2014-го года и ждем ответ.

Мне сказали, что ехать нельзя, потому что проходит секретная операция

Анастасия Багалика: Глава ВГА Зайцево Владимир Веселкин, я так понимаю, поддерживает людей, которые оказались в такой ситуации?

Вадим Хачатуров: Да, дело в том, что ситуация негативно отобразилась и на местных жителях, потому что местным тоже нужно добираться в Бахмут, потому что это ближайший город. Они также пользовались услугами мелких и частных перевозчиков. Теперь у них два варианта – ехать этими автобусами по 25 грн., хотя раньше они могли это сделать дешевле, либо идти 1,5 км пешком до того места, где высаживают людей. Грубо говоря, от поселка отодвинули всю цивилизацию на 1,5 км, ничего не объяснив. Поэтому он, как человек, который там поставлен для того, чтобы защищать интересы жителей данного поселка, поддерживает людей.

Конкурс не проводится, потому что после победы ряда предприятий все будут возить честно и никто не сможет делиться.

Анастасия Багалика: И он, судя по всему, в курсе, что есть подозрение в коррупции?

Вадим Хачатуров: Более того, на Фейсбук странице у Веселкина я смотрел видео, когда он подводит сотрудника полиции и «Укратрансбезпеки» к автобусу, и указывает четко, что у этого автобуса нет документов. Сотрудники полиции смотрят, что договор действительно просроченный, закрывают двери и говорят: «Езжай дальше». Поэтому я думаю, ни у него, ни у кого-либо нет сомнений в коррупционной составляющей.

Анастасия Багалика: У нас на связи Владимир Веселкин. Что или кто может быть причиной такой ситуации?

Владимир Веселкин: Не существует никаких документов, на основании которых совершали свою деятельность два предприятия, которые совершают перевозки от Бахмута до Майорска в населенном пункте Зайцево. Конкурс не проводится ни районом, ни областью, друг на друга сбрасывают эту обязанность. Я так понимаю, что конкурс не проводится, потому что после победы ряда предприятий все будут возить честно и никто не сможет делиться. Это что касается крупных перевозчиков.

Мелкие же перевозчики имеют все необходимые документы на осуществление такой деятельности. Их не раз проверяли, и никаких претензий к ним не было. Их услугами пользуются местные жители, и люди довольны.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.