Киеву надо менять стратегию и добиваться обменов политзаключенных, — адвокат Полозов

«Мы видим, что за последние полтора года, кроме деклараций, для освобождения украинских политзаключенных украинская власть ничего не сделала»

Ведучi

Михайло Кукін

Гостi

Микола Полозов

Киеву надо менять стратегию и добиваться обменов политзаключенных, — адвокат Полозов
https://static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-27_polozov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-27_polozov.mp3
Киеву надо менять стратегию и добиваться обменов политзаключенных, — адвокат Полозов
0:00
/
0:00

Подконтрольный Кремлю Симферопольский районный «суд» приговорил одного из лидеров крымскотатарского национального движения Ильми Умерова к двум годам колонии-поселения.

Как это скажется на общей ситуации и каких событий ждать в ближайшем будущем, обсудим с известным адвокатом, защищающим фигурантов многих крымских дел, Николаем Полозовым.

Николай Полозов: Особый резонанс вызывает непропорциональность наказания по явно сфабрикованному уголовному делу.

Михаил Кукин: Тут удивительно — прокуратура требовала меньше, чем дал суд.

Николай Полозов: Да, и мы видели, что накануне по аналогичному обвинению был вынесен приговор Николаю Семене, которого приговорили к условному наказанию. Все рассчитывали, что «суд» в Крыму вынесет аналогичное наказание, не связанное с лишением свободы.

На мой взгляд, есть несколько причин, почему Ильми Умерову вынесли более жесткое наказание. Прежде всего, я это связываю с национальностью: в отношение крымских татар крымская «власть» проявляет гораздо больше нездорового усердия, назначает больше сроки.

Второй фактор — это доклад Верховного комиссариата ООН по правам человека, связанный с плачевной ситуацией по правам человека в Крыму, и это абсолютно разгромный для Кремля доклад. И я не исключаю, что внезапное ужесточение приговора Ильми Умерову, по сравнению даже с тем, что просил прокурор, обусловлено, в том числе, и этим фактором.

Украинской власти и мировому сообществу необходимо поднимать вопрос относительно вытаскивания  политзаключенных. Здесь в Украине есть сотрудники ФСБ, которые приплыли из Крыма, есть военнослужащие, которых задержали на админгранице

Михаил Кукин: Зачем Кремлю идти на конфронтацию?

Николай Полозов: Это месть со стороны Кремля по отношению к больному и пожилому человеку. Но это показывает не силу, а слабость и мелочность.

Михаил Кукин: Это слабое утешение для самого Ильми Умерова.

Николай Полозов: Что касается самого Ильми Умерова, то, по моему мнению, подобный приговор для него равносилен смертной казни. Несмотря на его заявления, я вижу, что за последние год-полтора он сильно сдал. И при таком букете заболеваний нет никаких гарантий, что он доживет до апелляции.

Михаил Кукин: У него сахарный диабет и болезнь Паркинсона?

Николай Полозов: Да, а также ишемическая болезнь сердца. Ему делали операцию на сердце несколько лет назад. И, честно говоря, сейчас одними только заявлениями отделаться нельзя. Украинской власти и мировому сообществу необходимо поднимать вопрос относительно вытаскивания этих политзаключенных — Умерова, Чийгоза и других. Здесь в Украине есть сотрудники ФСБ, которые приплыли из Крыма, есть военнослужащие, которых задержали на админгранице. Надо подключать Меркель, Макрона, Эрдогана и выходить на прямой переговорный процесс с Путиным. Потому что мы видим, что за последние полтора года, кроме деклараций, для освобождения украинских политзаключенных украинская власть ничего не сделала.

Крымские татары – это не тот народ и не те люди, которые готовы поступиться своими принципами и идеалами

Михаил Кукин: Отразится ли этот приговор на самом Крыму, и прежде всего, на настроениях крымских татар, потому что среди них есть определенные количество людей, более-менее лояльных к оккупационным властям?

Николай Полозов: Это не совсем так. Я думаю, что среди крымских татар коллаборационистов и тех, кто лоялен к крымской «власти», незначительное количество. В целом крымскотатарский народ на них не ориентируется. Усиление этой репрессивной политики направлено прежде всего на запугивание — если не получается получить лояльность, то нужно заставить молчать. Но крымские татары — это не тот народ и не те люди, которые готовы поступиться своими принципами и идеалами. Все-таки, последствия депортации, многолетняя борьба за возвращение на родину и ненасильственный способ достижения своих политических целей позволило сплотить этих людей и не позволило соблазнить их Кремлю ни уговорами, ни деньгами.

Михаил Кукин: Давайте вернемся к приговору Ильми Умерову. Сейчас до апелляции он находится дома?

Николай Полозов: Да, до момента вступления приговора в законную силу он будет находится дома. Конечно, апелляция необходима для обращения в Европейский суд по правам человека, но существует небольшой шанс, что давление со стороны Украины и со стороны стран Запада может привести к тому, что на апелляции решение могут изменить.

Михаил Кукин: Если хорошие прогнозы не оправдаются, как по-вашему, где Ильми Умеров будет отбывать наказание? В Крыму есть колония-поселение, но в Росси существует практика отправлять заключенных на восток или север страны.

Николай Полозов: В России существуют нормы, при которых осужденные отбывают наказание ближе к своему месту жительства. И в Керчи есть колония-поселение. Но мы видим, что по отношению к политическим делам в отношении граждан Украины эта норма не соблюдается, их отправляют черти куда, Сенцова отправили сначала в Якутию, потом его начали таскать по всей стране. То же касается и других заключенных.

Я не исключаю, что циничная российская власть попытается создать невыносимые условия для Ильми Умерова, поместит его в колонию в какой-нибудь суровой климатической зоне для того, чтобы попытаться его сломить и затруднить родственникам и адвокатам коммуникацию с ним. И в целом — запугать все остальных. Ведь главная цель — запугать жителей Крыма, чтобы они даже не помышляли о том, что Крым — это Украина.

Михаил Кукин: Имеет ли сейчас международное сообщество рычаги давления?

Николай Полозов: Мы видим, что за последние полтора года с последнего обмена украинских политзаключенных на российских граждан, был ряд заявлений относительности обеспокоенности на счет происходящего в Крыму. Но Российская Федерация не очень сильно реагирует на эту обеспокоенность. Поэтому, на мой взгляд, одними только заявлениями помочь украинским политзаключенным в Крыму невозможно. Необходимо формировать переговорный процесс относительно обмена украинских политзаключенных на тех граждан России, которые находятся в Украине. Может быть, при поддержке международного сообщества.

Украинской власти нужно определиться – шашечки или ехать. Сейчас создалась такая ситуация, при которой уже надо ехать. Потому что Россия может штамповать такие приговоры сотнями

Михаил Кукин: В том, что переговорный процесс отсутствует, вина Украины?

Николай Полозов: Я думаю, да. Украинской власти нужно определиться — шашечки или ехать. Сейчас создалась такая ситуация, при которой уже надо ехать. Потому что Россия может штамповать такие приговоры сотнями.

Михаил Кукин: Можно ли синхронизировать действия относительно дел Чийгоза и Умерова для европейских судов?

Николай Полозов: Отделять дела Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова от дел других крымских политзаключенных было бы неправильно.

Михаил Кукин: И тем не менее, возможен ли в будущем один процесс в международных судах?

Николай Полозов: Там есть отдельная процедура, которая касается непосредственно личности человека, конкретных прав, которые были нарушены в его отношении. А вот процесс в Гааге может объединить их всех. И, на мой взгляд, те материалы, которые были получены в «судах» в Крыму, должны направляться в Международный суд ООН.