На оккупированных территориях расцветает туберкулез и СПИД, - Руденко

Общественная организация «Украинцы против туберкулеза» представила новую пациенто-ориентированную модель лечения туберкулеза

Ведучі

Вікторія Єрмолаєва

Гостi

Віталій Руденко

В нашей студи – Виталий Руденко, председатель правления общественного движения «Украинцы против туберкулеза».

Виктория Ермолаева: Это пациенто-ориентированная модель лечения туберкулеза. Что это значит?

Виталий Руденко: Не мы эту концепцию представили, мы только продолжили то, что сейчас происходит в нашей стране. Вообще, определение «пациенто-ориентированная модель» звучит немного дико, потому что вся медицина должна быть такова, но почему мы говорим об этом только сейчас? Вопрос в том, что у нас в Украине осталось старое советское наследие методов и форм лечения туберкулеза – это большие диспансеры, где заболевший туберкулезом проходил лечение.

Украина – это не единственная страна, в которой высокий уровень заболевания туберкулезом. В мире очень много таких стран, но Украина одна из лидеров. Из 100% заболевших туберкулезом у нас излечиваются только 50%. И эти 50%, которые не излечиваются, возвращаются в общество. У них развивается так называемая мультирезистентная форма туберкулеза, они умирают или могут умереть, при этом они заражают население.

В какую пациенто-ориентированную модель мы сейчас входим? Мы говорим, что пациент получает качественную, медицинскую, гарантированную психологическую помощь в нужном месте в нужный час с учетом индивидуальных особенностей пациента.

К сожалению, мы можем констатировать, что у нас врачи до конца не заинтересованы в излечении пациента, но пациенты не привержены. И получается, что врач знает, что он получает фиксированный оклад, к нему пришел пациент, он его лечит, и если пациент лечение не завершил, то на этом юрисдикция врача заканчивается, он не ходит и не ищет его. А пациент в это время заболевает более сложными формами туберкулеза. А сам пациент до конца не мотивированный, это случается в силу разных причин: ему тяжело переносить это лечение, ему нужно работать, зарабатывать деньги и так далее. При этом он сам остается больным и заражает других.

Из 100% заболевших туберкулезом у нас излечиваются только 50%. И эти 50%, которые не излечиваются, возвращаются в общество

Виктория Ермолаева: Как работает ваша новая пациенто-ориентированная модель? Что она под собой подразумевает?

Виталий Руденко: Врачи должны поменять отношение к пациенту, а также должна поменяться система финансового механизма. То есть деньги выделялись тубдиспасерам для того, чтобы они обогревались, чтобы в них делались ремонты, закупалось какое-то оборудование и на зарплату врачам. А деньги должны выделяться на пациента в том месте, где ему удобно лечиться. То есть сейчас пациенту не обязательно лежать в тубдиспасере, значительная часть пациентов могут проходить лечение на дому. Пациент и врач должны быть партнеры и друзья, они должны вместе определить ту модель лечения, которая была бы удобна пациенту. И самое главное в этой модели – чтобы пациент закончил лечение.

 Недавно в некоторых регионах реализовывался пилотный проект, когда врачи были финансово заинтересованы в излечение пациентов, больных туберкулезом. И эти регионы показали потрясающие результаты. Врач, финансово мотивированный, берет пациента за руку, объясняет, приписывает лечение, чтобы он закончил лечение. Пациенты должны понимать, что туберкулез – это излечимая болезнь.

Виктория Ермолаева: Медицинская реформа, которая началась с этого года, предусматривает подобные изменения?

Виталий Руденко: Предусматривает, но мы должны понимать, что она только началась. Но важно знать, что у нас больше половина полномочий передается в регионы. Они получают больше финансирования, больше возможностей и больше ответственности. То есть в Верховной Раде могут принимать законопроекты, но все решения будут все равно приниматься в регионах. Поэтому там нужно еще проводить разъяснительную работу.

Самое главное в этой модели – чтобы пациент закончил лечение. 

Виктория Ермолаева: В 2016-м году Министерство здравоохранения заявляло о спаде заболеваемости туберкулезом. Что было в 2017-м году?

Виталий Руденко: Статистика показывает снижение заболеваемости туберкулезом, но на самом деле это не так, потому что статистика – это вещь лукавая. Почему статистика показывает, что все хорошо? Потому что исследуются, как правило, группы риска. А группы риска – это 40% наших граждан. Если раньше у нас медицина была – это полная диспансеризация всех, то сейчас эта система не работает, проверяются только группы рисков. А это 40% нашего населения, причем это одни и те же, а остальные не входят в этот обязательный профилактический осмотр, и их осматривают время от времени. Например, возьмем безработных, среди безработных мужчин от 25 до 45 лет в три раза больше заболевших, чем безработных женщин. Этому есть много объяснений, один из них – это рискованный фактор поведения мужчин, они где-то ищут работу, где-то двигаются и больше бывают в обществе заболевших. Плюс безработные меньше обследуются в медицинских центрах, потому что на это нужны деньги.

Виктория Ермолаева: Оккупированные части Донецкой и Луганской области относятся к группе риска?

Виталий Руденко: Мы читаем информацию об оккупированных территориях Донецкой, Луганской областей и Крыма, и получаем информацию о том, что там расцветает туберкулез и ВИЧ СПИД. Потому что Луганск и Донецк и при Украине были регионы с наибольшей заболеваемостью туберкулезом. Сейчас нехватка препаратов, военные действия, упадок жизни – содействуют тому, что туберкулез развивается.

Виктория Ермолаева: Что вы можете им посоветовать?

Виталий Руденко: Те территории – это наши территории, и поэтому я хочу сказать всем, что туберкулез излечим, необходимо следовать рекомендациям врача и обязательно закончить курс лечения.