Наша цель — не наказание, а чтобы прокурорами не были политики, — инициаторы производства против Луценко

Квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров открыла против Юрия Луценко и Анатолия Матиоса дисциплинарные производства

Ведучі

Михайло Кукін

Гостi

Олександр Лємєнов

Наша цель — не наказание, а чтобы прокурорами не были политики, — инициаторы производства против Луценко
https://static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-15_simonenko_lemenov_krapivin.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-15_simonenko_lemenov_krapivin.mp3
Наша цель — не наказание, а чтобы прокурорами не были политики, — инициаторы производства против Луценко
0:00
/
0:00

Что им инкриминируют инициаторы этого процесса, узнаем у них самих. В нашей студии трое из семи заявителей – эксперты Реанимационного пакета реформ Злата Симоненко, Александр Леменов и Евгений Крапивин.
 
Михаил Кукин: Что же вас так не устраивает в деятельности двух прокуроров?

Злата Симоненко: Сначала мы увидели факты прямого нарушения презумпции невиновности генеральным прокурором Юрием Луценко вместе с военным прокурором Анатолием Матиосом именно на их Фейсбук страницах в социальной сети, и решили на это обратить внимание. Мы написали об этом статью, объясняя, почему эти прокуроры не могут высказывать, что человек совершил правонарушение, что он – взяточник, что ему нужно наказание сроком до 10 лет или взятие под стражу, –  чтобы у судей не формировалась наперед позиция по этому делу.
Мы написали эту статью, и, как нам сообщили свои источники в Генеральной прокуратуре, там было обсуждение и решение прекратить такую деятельность со стороны генерального прокурора. И действительно, два-три дня после опубликования нашей статьи, информация на его странице была более-менее соответствующая законодательству. Но спустя два дня снова пошла массовая информация про определенных людей, персональная их информация, фото паспортов, удостоверений. То есть нарушения прав еще в большей форме.
И мы собрались для того, чтобы решить, как мы можем повлиять на эту ситуацию. В итоге решили написать жалобу.

Евгений Крапивин: Несмотря на то, что Юрий Луценко был министром внутренних дел и сейчас является генеральным прокурором, все равно он остается политиком, который пиарится за счет каких-то процессов, которые происходят при его главенстве в прокуратуре. Поэтому вся его риторика в Фейсбуке далека от правовой, это набивание рейтинга, показания своей эффективности, успешности на должности генерального прокурора. И соответственно, он не может обходится без всех этих ярлыков – «взяточники», «преступники». А эти вещи с юридической точки зрения являются прямым нарушением презумпции невиновности. И скорее всего, это действительно влияет на судьбы людей, хотя не обязательно, что нужно, чтобы какой-то вред был нанесен задержанным, сам факт публичного высказывания уже является прямым нарушением права, предусмотренного Конституцией. Что является основанием, согласно закону о прокуратуре, для привлечения к ответственности.

Я хочу отметить один важный момент: не может политик возглавлять правоохранительные органы

Михаил Кукин: Как быстро отреагировала квалификационно-дисциплинарная комиссия на вашу жалобу?

Александр Леменов: Прошел примерно месяц после того, как мы ее подали, прежде, чем получить ответ.  

Злата Симоненко: Да, но есть нюанс. Нам ответ должны были прислать на тот адрес, который мы указали, как обратный. Никаких уведомлений не приходило, и мы обратились непосредственно к комиссии, где нам сказали, что результат выслан, и были удивлены, почему же мы его не получили. Тогда Александр с Владимиром попросили копию постановления прямо на месте, для чего писали соответствующее заявление.

Александр Леменов: Когда мы спросили, почему же мы не получили копию решения на домашний адрес, нам ответили, что, возможно, это проблема секретариата. Но там же секретариат подчиняется Генпрокуратуре непосредственно, и возможно, они умышленно придержали это решение.

Михаил Кукин: В чем заключается сама работа комиссии? Кто и в чем будет разбираться?

Злата Симоненко: Это комиссия, которая состоит из разных членов.

Михаил Кукин: Насколько они независимы от Генпрокуратуры?

Александр Леменов: Мы не хотим сейчас ни на кого давить, но есть определенные опасения, что многие люди там тем или иным образом связаны с прокуратурой. И только один человек не связан с системой, он адвокат, и именно ему попало это дело по нашей жалобе.

Михаил Кукин: Вас уже обвиняли в «зраде»? Потому что по чисто формальным признакам ваша жалоба похожа на то, с чем выступали адвокаты Януковича? Ведь они говорили, что Луценко нарушает закон, называя преждевременно Януковича преступником.

Злата Симоненко: Одно дело – называть, другое дело – что-то сделать. Да, нам поступают конкретные угрозы с момента, как эта новость появилась на «Украинской правде». Люди начали предъявлять претензии, что мы в принципе посмели открыть такое дело и обратить на это общественное внимание. Одно дело – мы открыли дело и ждем результата, другое дело – сразу сказать обществу об этом.

Михаил Кукин: Мы можем назвать фамилии людей, которые вам угрожали?

Злата Симоненко: Нам скорее не угрожали, а подчеркивали нашу неправоту.

Александр Леменов: Что мы пожаловались на хороших людей. Я хочу просто отметить один важный момент: не может политик возглавлять правоохранительные органы. По моему субъективному мнению, оба этих человека – политики, они забывают о фундаментальных принципах права. И поэтому публиковать то, что они публиковали, и писать так, как они пишут, они не могут. И об этом нужно им напоминать. Мы их просто подталкиваем к тому, чтобы они были грамотней, чтобы они не допускали таких ошибок в будущем. Потому что такие ошибки потом очень дорого всем нам обойдутся. Эти ошибки первого-второго курса юридического факультета. А у нас генеральный прокурор говорит, что получил юридическое образование в тюрьме. Отлично. Поэтому мы имеем такие казусные ситуации, когда он обвиняет человека в том, что он брал взятки 20 лет подряд. Ну это же абсурд. Так делать нельзя.

Злата Симоненко: Все ориентируются на Штаты и на их стандарты. Открываем сайт генеральной прокуратуры США. У них пишется, что задержали такого-то человека по подозрению в такой-то статье. А дальше громадным жирным шрифтом написано, что данное уведомление не означает, что человек виновен, все результаты этого уведомления будут опубликованы. В США есть случаи, когда судей увольняли за их посты в Фейсбуке.
Мы понимаем, что в данном случае увольнения не буде, но нам важно обратить внимание прокуроров на то, что они должны быть очень внимательны к своим высказываниям.

Михаил Кукин: Если он нарушил, почему не увольнение?

Александр Леменов: Само решение КДКП не может стать непосредственным обвинением ни для генпрокурора, ни для военного прокурора.

Михаил Кукин: Какого результата вы ждете от этого процесса?

Злата Симоненко: В худшем случае, дело закроют без удовлетворения нашей жалобы, то есть не выявят фактов нарушения человека.

Евгений Крапивин: Дело не в только в дисциплинарной ответственности – выговоре или взыскании, сколько в том, что это заставит задуматься не только самого Юрия Луценко о том, как нужно высказываться публично, но и нижестоящих прокуроров. Ведь если генеральному прокурору могут «настучать по шапке» за такие вещи, то им – тем более, поэтому нужно быть избирательными в своих высказываниях.

Михаил Кукин: Правозащитники и юристы говорят, что это дело бесперспективное, поскольку, если речь идет о высказываниях в Интернете, очень трудно доказать, что это высказывался конкретно этот человек, даже если это официальная страница в Фейсбуке.

Злата Симоненко: Основой будет то, что скажут Луценко и Матиос, которые должны будут прийти и дать какие-то свои показания. Если Юрий Луценко подтвердит, что это его страница, а у него 127 тысяч подписчиков и он вряд ли от них откажется, то можно будет о чем-то говорить дальше.

Александр Леменов: Но как нам сказал один из членов КДКП, Юрий Луценко не обязан прийти и объяснять, то есть он может вообще не прийти. Но мы очень надеемся, что они придут, и наша группа подписантов будет присутствовать и слушать объяснения этой ситуации. Я больше чем уверен, что там он не откажется от свей страницы. Я согласен с Златой – от 127 тысяч подписчиков не отказываются.