Олег сознательно идет на смерть, хотя очень хочет жить, - режиссер Аскольд Куров о встрече с Сенцовым

Российский режиссер Аскольд Куров вернулся из Лабытнанги, где смог увидеться со своим другом, политзаключенным Олегом Сенцовым

Ведучi

Олена Бадюк

Гостi

Аскольд Куров

Олег сознательно идет на смерть, хотя очень хочет жить, - режиссер Аскольд Куров о встрече с Сенцовым
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-07_kurov.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-07_kurov.mp3
Олег сознательно идет на смерть, хотя очень хочет жить, - режиссер Аскольд Куров о встрече с Сенцовым
0:00
/
0:00

В каком состоянии сейчас Олег, как относятся к нему в колонии и что он передает общественности, обо всем мы расспросили Аскольда

Аскольд Куров: Встреча длилась 45 минут, и добиться ее было довольно легко, да я и не добивался, я поехал к нему с адвокатом Дмитрием Динзе и Архиепископом Симферопольским и Крымским Климентом. У меня есть предположение, что меня пустили, потому что колония администрации понимает, какое внимание сейчас приковано к Олегу Сенцову, к его голодовке, к самой колонии.

Алена Бадюк: Поступала разная информация о состоянии здоровья Олега, в том числе и очень тревожная. Что вы можете сказать о его состоянии?

Аскольд Куров: В тот момент, когда я был у него, его состояние нельзя было назвать критичным. И в тот же день он проходил обследование в какой-то медицинской клинике за пределами колонии, и УЗИ, и все тесты показали, что пока состояние нормальное. Но уже идет 25-ый день голодовки, Олег приближается к какой-то критической отметке, и состояние его может резко измениться. Говорят, что уже после 30-ти дней могут начаться необратимые изменения в организме.

Кроме того, очень тревожит заявление Олега, которое он сделал адвокату о том, что ему в медчасти сказали, что его собираются кормить принудительно в том случае, если будет основание полагать, что его жизнь находится под серьезной угрозой. Это чудовищная процедура, когда трубку вставляют через нос в пищевод и подают питательную смесь. Фактически, это пытка, это больно и его придется связывать для этого.

Олег продолжает работать, написал еще одну книгу рассказов, роман и работает над сценарием, но, правда, замысел не раскрыл и тексты свои не передал. Он давно уже сказал, что эти тексты выйдут на волю только вместе с ним

Алена Бадюк: Вы обсуждали это с Олегом?

Аскольд Куров: Нет, такие вопросы мы с ним не обсуждали. Олега интересовало все, что происходит в мире, ведь новости к нему поступают ограничено. Поэтому он совершенно ничего не знал о той всемирной акции поддержки, которая прошла в 30-ти странах мира с 1 по 3 июня, он не знал о том, что Кольченко объявлял голодовку в поддержку, о том, что их матери  встретились и записали обращение к президенту Порошенко. Он передает огромное спасибо всем людям, которые о нем не забывают, которые за него борются. Для него очень важно понимать, что он не забыт.

Олег продолжает работать, написал еще одну книгу рассказов, роман и работает над сценарием, но, правда, замысел не раскрыл и тексты свои не передал. Он давно уже сказал, что эти тексты выйдут на волю только вместе с ним.

Если ситуация никак не будет меняться, он просто умрет в этой тюрьме

Алена Бадюк: Вы не обсуждали само решение о голодовке? Почему именно сейчас?

 Аскольд Куров: Нет, не обсуждали, но мне кажется, он все ясно высказал в своем объявлении, когда объявлял голодовку. Конечно, это шаг отчаяния, он видит, что ситуация не меняется, ничего не происходит. Он теряет здоровье, годы жизни, и он, и все политзаключенные, поэтому такой отчаянный шаг. Он готов идти до конца, он по-прежнему такой же решительный, он не сломлен, не колеблется, не сомневается. И это очень тревожно. Если ситуация никак не будет меняться, он просто умрет в этой тюрьме.

Всех друзей и желающих он просил писать письма

Алена Бадюк: Насколько важной для него является информация по поводу акций поддержки, которую устраивают в Украине и разных уголках мира? Мы всегда интересуемся, насколько они эффективны, насколько важно для самих политических заключенных знать о том, что эти акции есть и на них выходят все больше людей?

Аскольд Куров: Если говорить про Олега Сенцова, то я рассказал ему о самых резонансных акциях, и я видел по его лицу, что это его воодушевляет, он прямо воспрял духом. Конечно, для него это огромная поддержка. Всех друзей и желающих он просил писать письма.

Он, конечно, не самоубийца, он, конечно, хочет жить, но это тот случай, когда его принципы и убеждения оказываются важнее всего остального

Алена Бадюк: Как в колонии относятся к Олегу?

Аскольд Куров: Архимандрит Климент беседовал с начальником колонии, и он сказал о том, что у него нет никаких нареканий к Олегу Сенцову. Он открыл дело Олега и показал, что к нему нет никаких нареканий. Конечно, он известный заключенный, и они мониторят все новости о нем, они в курсе всех акций в его поддержку и последних переговоров. Для них, конечно, эта ситуация очень нежелательна, потому что то, что любой заключенный объявляет голодовку, это уже проблема, а тут такой заключенный, за которым следит весь мир, а тут еще и бессрочная голодовка и такая бескомпромиссная. Олег действительно пошел на смерть, несмотря на то, что он не депрессивный и не хочет умирать. Он говорил, что хотел бы поскорее выйти на свободу, заниматься творчеством. Он, конечно, не самоубийца, он, конечно, хочет жить, но это тот случай, когда его принципы и убеждения оказываются важнее всего остального.  

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.