Роман Насиров как мужчина не должен был себя так вести, — Алексей Гриценко

Удовлетворены ли активисты решением суда о залоге в 100 миллионов гривен для Романа Насирова, подозреваемого в злоупотреблениях в интересах компаний сбежавшего из Украины Александра Онищенко?

Ведучі

Дмитро Тузов,

Наталя Соколенко

Гостi

Алексей Гриценко

Роман Насиров как мужчина не должен был себя так вести, — Алексей Гриценко
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-07_gritsenko.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-07_gritsenko.mp3
Роман Насиров как мужчина не должен был себя так вести, — Алексей Гриценко
0:00
/
0:00

В студии «Громадського радио» — активист Автомайдана Алексей Гриценко.п

Дмитрий Тузов: Довольны ли вы таким решением? Я имею в виду залог в 100 млн. гривен.

Алексей Гриценко: 2 млрд. — это только один зафиксированный эпизод, касающийся Насирова. Люди, которые занимаются бизнесом, возмещением НДС и так далее, понимают реальные масштабы. Конечно, мы недовольны, потому что это копейки для них. Сейчас все общество будет наблюдать за тем, кто за него внесет залог. Мы тоже будем наблюдать, кто вписывается за гражданина двух или трех стран, которого подозревают в существенных злоупотреблениях.

Чем мы довольны? Люди проснулись, среагировали на ситуацию, увидели тех, кого не видели со времен Майдана. Это очень важно, потому что люди поняли, что это какой-то Рубикон, который надо перейти. Бизнес пишет: «Вы показали, что неприкосновенных нет». Это важно при «крыше». А мы считаем, что первые лица страны «крышуют» господина Насирова. Он не смог договориться, не смог отмазаться. Это прецедент. То есть чиновника такого уровня арестовали и ему был назначен максимальный за всю историю залог. Достаточно? Нет, не достаточно. Определенный результат есть. Но, по нашему мнению, дальше будут попытки депутата Грановского решить эту ситуацию с помощью апелляции.

Дмитрий Тузов: Где должен находиться Роман Насиров до внесения залога?

Алексей Гриценко: Должен находиться в СИЗО. Мы его вчера туда провели.

Наталья Соколенко: Сегодня утром группа депутатов «Еврооптимисты» потребовала, чтобы глава Соломенского суда Шереметьева ушла с занимаемой должности. Как вы оцениваете действия руководителя суда в этой истории?

Алексей Гриценко: Я считаю, что этого мало. Она должна понести ответственность. Она должна была обеспечить норму КПК о рассмотрении меры пресечения в течении 72 часов.

Наталья Соколенко: На центральных телеканалах говорят о якобы непрофессиональных действиях сотрудников НАБУ. Дескать, не нужно было вручать подозрение в пятницу вечером, это надо было сделать в пятницу утром или в субботу утром, чтобы рассчитать 72 часа. Что вы думаете на этот счет?

Алексей Гриценко: Детективы НАБУ вместе с прокуратурой проводили следственные действия в здании ДФС с самого утра. Там должен был находиться господин Насиров. Его там не оказалось. Когда они установили, где он находится, когда у них была возможность и документ находился на руках, они поехали вручить ему подозрение. Были проблемы с попаданием в здание. У них была информация о том, что господин Насиров имеет паспорта других государств. Это подтвердилось, как вы видите. Соответсвенно, были основания полагать, что он может покинуть страну. Есть 223 статья, в которой четко написано, что в случае такого риска они имеют право вручить подозрение в любое время.

Наталья Соколенко: Адвокаты Романа Насирова заявили, что обратятся в апелляционный суд, чтобы отменить это решение Соломенского суда. Чего вы ожидаете и к чему вы готовитесь?

Алексей Гриценко: Насколько я знаю, Антикоррупционная прокуратура говорила с прокурорами. Они собираются оспаривать сумму залога. Они будут требовать ее увеличение до той суммы, которую они изначально просили.

Дмитрий Тузов: Это 2 млрд. гривен?

Алексей Гриценко: Да. Это нормально и правильно. Посмотрим, какие будут судьи и как они будут рассматривать дело. В Соломенском суде для меня была очевидной координация между судьей и адвокатами. Он тут же принимает отвод. Это связанно с внутренним порядком дежурства судей. Неожиданно не было судьи-дублера. Хотя если судья Бобровник принял к рассмотрению, то глава суда должна была обеспечить его дублером в суде. Она должна была обеспечить норму КПК. Это ее нарушение. И я считаю, что «Еврооптимисты» не должны останавливаться только на заявлении об уходе. Они должны написать заявление, чтобы было расследование дела, связанного с судьей.

Дмитрий Тузов: Вы так с иронией сказали об основных телеканалах, которые освещали события в Соломенском суде…

Алексей Гриценко: Да. Когда начался поток информации о том, что детективы НАБУ и прокуроры нарушили какие-то нормы, прокуроры несколько раз выходили и перед судом, перед всеми камерами объясняли, в соответствии с чем они действуют. Большинство центральных телеканалов этого не показали вообще.

Дмитрий Тузов: Активисты, которые были в Соломенском суде, призывают сейчас не расслабляться. Что может произойти?

Алексей Гриценко: Апелляция. Основное, чего стоит боятся, что после всего этого его попробуют отпустить.

Дмитрий Тузов: Как на это отреагирует Автомайдан? Дух Автомайдана не умер? Вы почувствовали, что Автомайдан может собраться и предпринять такие же действия, как это было в 2013-2014 годах?

Алексей Гриценко: Там был не только Автомайдан. Там было много организаций — и «Национальный корпус», и «Демальянс», и ребята Саакашвили. Может быть, Автомайдан выполнил зажигательную функцию на начальном этапе. Но люди включились, и это очень важно. Люди искренне действовали вместе. Приносили чай, бутерброды. Вчера была уже бочка с дровами. Мы готовы действовать. Вопрос в том, готово ли общество подниматься от отслеживать все это.

Наталья Соколенко: Какие еще истории сейчас в фокусе Автомайдана?

Алексей Гриценко: Это касается всех силовых структур и судов. Топ-тема — это формирование Верховного суда. 5 человек от Автомайдана делегировано в Общественный совет доброчестности. Мы общаемся с ВККС. Иногда пытаемся в мирный способ давить на комиссию, чтобы выполнялись те функции, которые должны выполняться. Пока этот процесс идет более-менее нормально.

Дмитрий Тузов: Дело Романа Насирова важно не только потому, что речь идет о подозрении в масштабной коррупции в высших эшелонах власти, но и потому, что если Роман Насиров начнет давать показания, то фигурантами этого дела могут стать и другие чиновники.

Алексей Гриценко: Конечно. Это дело связанно с Онищенко, со схемами «Укргазвидобування». Вопрос в том, кто Насирову давал команду делать эти рассрочки. Онищенко заявлял, что это делал лично президент. Мы надеемся, что в процессе допроса выяснится много интересного. Я думаю, что он надеется на то, что его вытащат и отмажут. А если нет, то он может начать говорить.

Дмитрий Тузов: В этой связи очень важен вопрос безопасности Романа Насирова.

Алексей Гриценко: Согласен. Мы переживали, что может случиться все что хочешь. По нашей информации, в суде он не принимал еду. Он пил воду с запечатанных бутылок. Наверное, тоже переживает.

Дмитрий Тузов: Каково ваше впечатление о физическом состоянии Романа Насирова?

Алексей Гриценко: Я считаю, что мужчина не должен так себя вести. Он крепкий мужик. После этого он встал и пошел в машину, никто его не выносил. Это некрасиво. Это стандартная технология, но для мужчины это стыдно.