«Рука Сороса и Кремля в одном лице». Почему украинскую правозащитницу депортировали из ЕС?

Почему правозащитница, глава фонда «Открытый диалог» Людмила Козловская была депортирована из Брюсселя по запросу Польши с последующим запретом въезда в страны Европейского союза?

Ведучі

Олена Бадюк

«Рука Сороса и Кремля в одном лице». Почему украинскую правозащитницу депортировали из ЕС?
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr_kyivdonbass-2018-01-23_kozlovska.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr_kyivdonbass-2018-01-23_kozlovska.mp3
«Рука Сороса и Кремля в одном лице». Почему украинскую правозащитницу депортировали из ЕС?
0:00
/
0:00

С чем правозащитница связывает такие действия и как собирается бороться за свои права – узнаем у самой Людмилы.

Людмила Козловская давно жила на территории Евросоюза, занималась правозащитной деятельностью, в том числе проводила кампании в борьбе за украинских политических заключенных. Неожиданно для всех она была депортирована в Украину, причем с запретом въезда в страны ЕС.

Алена Бадюк: Как так получилось?

Людмила Козловская: Это наказание нашей семьи за нашу активную гражданскую позицию, связанную с тем, что в прошлом году в разгар массовых протестов в Польше, когда большинство вышло на протесты в защиту независимости судов и Конституции, мы также поддержали эти протесты. Многие поляки принимали участие во времена Оранжевой революции и Евромайдана, конечно же я не могла не отплатить тем же. Тем более я в своей правозащитной деятельности всегда представляла Польшу как позитивный пример, куда стоит стремиться.

И вот прошлым летом все были ошеломлены, когда представители партии «Право и справедливость», которая контролируют большинство в парламенте, инициировали изменения в закон таким образом, что министр юстиции, он же генеральный прокурор, должен был назначать судей на всех уровнях. Это спровоцировало массовые протесты. В июле прошлого года мой супруг написал пост на Фейсбуке, и выплеснул в нем свои эмоции. Но деятельность нашей организации была связана с политиками, дипломатами и депутатами, поэтому мне кажется, что то, что сейчас произошло, – это личная месть и политическая расправа. Потому что помимо меня в протестах принимало огромное количество украинцев.

На следующий день наш домашний адрес был опубликован на сайтах праворадикальных групп, начались угрозы физической расправы, пошла жестокая пропаганда в проправительственных СМИ. Сначала вытащили мою фотографию с Джорджем Соросом, которая была сделана в Киеве во время приезда в украинскую столицу. Тогда многие украинцы с ним фотографировались и у меня есть одна такая фотография, на этом мои связи с Соросом ограничились. Но меня представили каким-то дьяволом во плоти, что мы являемся какой-то правой рукой Сороса и мы финансировали все протесты. Это абсурд и общество высмеяло этот факт.

Тогда пришел другой месседж со стороны правительства Польши, что мы являемся агентами Кремля. А почему? Потому что я из Севастополя. А раз я из Севастополя, то я априори не могу быть с проукраинской позицией.

Следующая версия была, что мы агенты Брюсселя, потому что я постоянно нахожусь в Европарламенте или других национальных парламентах ЕС.

Для чего это было сделано? Прежде всего для того, чтобы сделать нас максимально неприкасаемыми. Когда есть столько информационного шума, то люди бояться с тобой работать, некоторые из них не хотят проверять, и думают, что нет дыма без огня.  

Но просто очернительной кампанией не закончилось, и уже в сентябре была инициирована специальная таможенная налоговая проверка на просьбу правительства. Все высшие должностные лица высказывались по поводу того, как они меня собираются депортировать, ликвидировать нашу организацию, говорили, какие мы плохие и что нас нужно показательно наказать. И этот процесс начался. В начале прошлого года был подан иск министра иностранных дел о том, чтобы сменить менеджмент нашей организации. К счастью, суд признал, что это нарушение свободы слова, и Министерство иностранных дел проиграло. Следующий этап был – дискредитация на международном уровне, и используя мандаты евродепутатов, они начали организовывать мероприятия вместе с казахскими лоббистами и рассказывать разнообразные фейки, добиваясь отмены нашей европейской аккредитации. Конечно, Европейская комиссия отклонила безосновательные данные по поводу нашей организации, поэтому они не знали, что со мной делать. И тогда было принято решение, чтобы запретить мне въезд не только в Польшу, но и в Европейский Союз. Потому что наша деятельность распространялась по всему Европейскому Союзу.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле. 

За підтримки:
stopka_ukrainska_ukr.png