С самого начала войны в украинских добробатах были донбасские шахтеры, - Николай Волынко

О настоящем и прошлом Независимого профсоюза горняков Донбасса говорим с его главой Николаем Волынко

Ведучі

Андрій Куликов

Гостi

Микола Волинко

С самого начала войны в украинских добробатах были донбасские шахтеры, - Николай Волынко
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/05/hr_kyivdonbass-2018-05-06_volynko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/05/hr_kyivdonbass-2018-05-06_volynko.mp3
С самого начала войны в украинских добробатах были донбасские шахтеры, - Николай Волынко
0:00
/
0:00

Андрей Куликов: Вы не были у нас уже год. Что за это время изменилось в работе профсоюза?

Николай Волынко: Потихоньку набираем численность, потихоньку ведем разъяснительную работу, и основное – не оставляем помощь фронту.

Андрей Куликов: Почему горняцкий профсоюз должен заниматься помощью фронту, а не отстаивать права горняков?

Николай Волынко: Вы знаете, много наших горняков на фронте, и в первые же дни войны много горняков пошло в добробаты. Сейчас уже четыре года батальону «Айдар», четыре года полку «Азов», 8 мая исполняется четыре года 5-ой роте «Донецк». Она практически полностью состояла из жителей Донецка и области. В батальоне «Артемовск» также 2/3 были наши дончане – из Макеевки, Горловки, Донецка. Поэтому это наша война, и мы должны победить.

Андрей Куликов: Вы сказали, что ваш Независимый профсоюз горняков ведет разъяснительную работу. О чем она, где вы ее ведете и каковы главные тезисы?

Николай Волынко: Мы ее ведем по всей Украине в нашей газете «По-горняцки», которая расходится по всей Украине, и даже перебрасываем ее на оккупированные территории. О чем мы ведем разъяснительную работу? Да хотя бы о том, что не надо все валить друг на друга, а надо просто объединиться, чтобы решать совместные проблемы. Мы объясняем, что профсоюз – это не благотворительная организация, а защита интересов.

Андрей Куликов: Насколько вы принимаете участие в нынешних митингах, демонстрациях, насколько для вас важна эта форма работы, в частности, для того, чтобы быть более видимыми?

Николай Волынко: В последнее время я немного отошел от этого из-за состояния здоровья, но думаю, это мы наверстаем.

Андрей Куликов: Что вам известно о положении шахтеров на оккупированной территории?

Николай Волынко: Когда все это начиналось, я ездил по шахтам, просил, говорил: «Одумайтесь!». Когда началась война, мне стали звонить и задавать вопросы, откуда я знал, что это все будет. Им пообещали, что они будут жить от пуза, а сейчас – что? Одни спиваются, других уж нет, а третьи прозябают.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.