Случайно ли появление офицера с позывным «Кедр» в деле Рубана после его роли в деле «Эндрю»?

8 марта правоохранители задержали лидера Центра освобождения пленных «Офицерского корпуса» Владимира Рубана, когда он пытался въехать с территории так называемой «ДНР» на свободную территорию

Ведучі

Михайло Кукін

Гостi

Ольга Решетилова

Случайно ли появление офицера с позывным «Кедр» в деле Рубана после его роли в деле «Эндрю»?
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-16_reshytylova.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-16_reshytylova.mp3
Случайно ли появление офицера с позывным «Кедр» в деле Рубана после его роли в деле «Эндрю»?
0:00
/
0:00

Рубан перевозил арсенал оружия.

Его подозревают в подготовке террористического акта и незаконном владении оружием, в частности подготовке покушения на первых лиц государства.

Но по словам самого Владимира Рубана, это была спецоперация, которая проходила под руководством офицера спецполка с позывным «Кедр». А он якобы был водителем, который должен был перевезти товар с одной стороны на другую.   

Громкое дело или масштабная пиар-кампания? Обсудим с координатором «Медийной инициативы за права человека» Ольгой Решетиловой.

Михаил Кукин: Вы как представитель Медийной инициативы часто имеете инсайдерские сообщения. И по этому делу Рубана у вас есть даже личная история?

Ольга Решетилова: Да, поскольку в этой истории с Рубаном всплыло имя «Кедра», то есть Павла Балова. Я имела с ним одну встречу и несколько телефонных разговоров и переписок, которые меня впечатлили.

Михаил Кукин: Задолго до этой истории?

Ольга Решетилова: Это был август-сентябрь прошлого года. Тогда уже почти было готово к публикации мое расследование по делу «Эндрю» – расстрел мобильной группы по борьбе с контрабандой в Луганской области. Мне казалось, что все, что могла, я накопала, расследование было готово к публикации, но это расследование до сих пор не вышло, потому что я нашла новые детали, которые требовали дополнительных исследований.

Михаил Кукин: И тут может возникнуть подозрение – а не уговорили ли они вас это расследование не публиковать, потому что, я так понимаю, об этом и шла речь?

Ольга Решетилова: Да, и я к этому вернусь. Я хочу сказать, что я не все публикую, если есть возможность сдвинуть дело с мертвой точки – или поменять следователя, или подключить какой-то административный ресурс. То есть я считаю, что не все решается резонансом.

Я эту историю с «Кедром» для себя запомнила и дальше проверяю какие-то данные. И когда дело Рубана всплыло, и там всплыло имя «Кедра», честно говоря, я два дня ходила и боролась с собой – публиковать или нет. Когда стало очевидно, что дело Рубана – это какая-то масштабная пиар-технология, я решила, что любая деталь может иметь значение, что надо об этом говорить. Я не говорю, что Рубан ни при чем, но тут был явно политический привкус этой истории. В итоге, я сказала, потом был звонок «Кедра», и эта вся история стала очень резонансной.

Но что я хочу сказать: оказывается, с «Кедром» это была не первая история. Изначально Савченко действительно подбивала военных, которых я знаю, к государственному перевороту, обещала профинансировать, вооружить. Здравомыслящие военные передали эту информацию в нужные структуры и эта операция по разработке Савченко началась еще раньше. Но тогда так случилось, что была утечка информации, она стала публичной благодаря некоторым народным депутатам, и операцию пришлось приостановить.

Изначально Савченко действительно подбивала военных, которых я знаю, к государственному перевороту, обещала профинансировать, вооружить. Здравомыслящие военные передали эту информацию в нужные структуры и эта операция по разработке Савченко началась еще раньше

Михаил Кукин: Насколько то, что вы сейчас говорите, достоверно? Потому что это серьезная информация.

Ольга Решетилова: Насколько я могу верить этим военнослужащим.

Михаил Кукин: Эту информацию можно как-то проверить?

Ольга Решетилова: На самом деле, я даже не пытаюсь этого сделать, мне это говорили, и я владею этой информацией. Насколько я знаю, операция была приостановлена, а потом реализована с «Кедром».

Михаил Кукин: Не потому ли речь шла о том, что это была вторая партия оружия?

Ольга Решетилова: Нет, оружие было реализовано в рамках той операции, которую действительно мы видим сейчас. Первая была год назад, как мне сказали.

К чему я веду? «Кедр» – очень спорная личность, но в этой истории он мог вполне выполнять функцию, которую и должны выполнять спецслужбы.

Операция была приостановлена, а потом реализована с «Кедром»

Михаил Кукин: Говоря прямым текстом, это функция провокатора?

Ольга Решетилова: Да. Помните историю с НАБУ? Когда мы провоцируем человека на миллионную взятку, то это плохо, а когда мы провоцируем человека на государственный переворот – это хорошо. Такие двойные стандарты.

Но к чему я веду? Мы до сих пор не имеем реформированных спецслужб, в которых контрразведывательный компонент и компонент защиты государственной безопасности остаются второстепенными. Это приводит к непрофессионализму, и все, что сделано, сделано очень грубо, сопровождается очень непрофессиональной кампанией, как мы видим.

Михаил Кукин: Давайте немного подробней расскажем о «Кедре». Как вы с ним познакомились? Там очень интересные подробности, как сначала вам не удавалось с ним встретиться и как он потом сам на вас вышел.

Ольга Решетилова: У меня создается впечатление, что «Кедр» – это прикрытие реальных сил специальных операций. «Кедр» – относительно медийное лицо, ему это нравится, он, например, комплексует, что он – кавалер ордена Богдана Хмельницкого, а об этом мало кто знает.

Меня заинтересовал «Кедр», потому что он сопровождал военных прокуроров во время следственных действий в «серой зоне» там, где был подрыв машины, на которой ехали «Эндрю» с группой. Ребята погибли во время этого подрыва, а потом их добивали еще из стрелкового оружия. Поскольку прокуратура никак не шла на контакт, мне посоветовали связаться с «Кедром». Я нашла его номер, позвонила и нарвалась на кучу грубостей. Он мне сказал, чтобы я не лезла, ибо мне отстрелят голову. Также он сказал, что на такой глубине в «серой зоне» не будут работать сепарские группы, «там могут работать только люди с «железными» яйцами, а «железные» яйца есть только у меня». Фактически он меня послал. Через какое-то время он мне сам позвонил и сказал, что у меня есть 24 часа, чтобы приехать в Краматорск за информацией. Я не поехала, потому что мне было тогда не до этого. Через несколько дней он сам приехал в Киев и снова потребовал встречи. Что самое интересное – недавно было слив информации, что Савченко, «Кедр» и Рубан встречались в гостинице «Амбассадор». Мы с ним тоже тогда встречались в этой гостинице, он мне тогда сказал, что это гостиница его друга.

Встреча была очень странная, это было поздно вечером, возле нас сидели его вооруженные подчиненные, которые все время контролировали ситуацию. Он сказал мне убрать все телефоны, и мы общались довольно долго.

«Кедр» – очень спорная личность, но в этой истории он мог вполне выполнять функцию, которую и должны выполнять спецслужбы – функция провокатора

Михаил Кукин: Он какую-то важную информацию вам дал?

Ольга Решетилова: Да, он мне рассказал много информации, и с его слов подтвердилась информация, что он и его группа ликвидировали Армяна Багиряна. Это комбат 13-го батальона «милиции» «ЛНР». Почему меня это интересовало? Если верить версии прокуратуры, которая обвиняла в расстреле группы «Эндрю» 92-ю бригаду, то они говорили, что комбриг 92-ой бригады был на связи с этим Багиряном. Так это или нет, мог подтвердить только сам Багирян. По моему мнению, он был ключевым свидетелем в этом деле, поэтому абсолютно логично, что прокуратура его хотела заполучить сюда, чтобы допросить. Изначально задача у «Кедра» стояла его похитить и перевести сюда на нашу сторону. Но, как мне сказал «Кедр», случились какие-то непредвиденные обстоятельства, началась перестрелка с людьми Багги, он якобы уже лежал связанный в багажнике, начал бежать и в процессе перестрелки его застрелили свои же. Так это или нет, я не могу подтвердить, но я знаю из других источников, что эту задачу поставил перед «Кедром» Анатолий Матиос. Я делала запрос на интервью с Анатолием Матиосом, но ответа так и не получила. Но я общалась потом с военным прокурором, который вел это дело, – Павел Юхимович. Он посмеялся, когда я сказала, что «Кедр» ликвидировал Багги, он сказал, что «Кедр» на себя очень много берет, и не подтвердил эту информацию, а они достаточно близки с «Кедром» как друзья, он был в курсе нашей встречи, и знал разговор в подробностях. Я так понимаю, что «Кедр» приехал ко мне на встречу по просьбе прокуратуры для того, чтобы выяснить, что я там нарасследовала.  

Я так понимаю, что «Кедр» приехал ко мне на встречу по просьбе прокуратуры для того, чтобы выяснить, что я там нарасследовала

Михаил Кукин: Вы долго думали, публиковать ли эту историю, опубликовали, и тут случилось ее развитие – «Кедр» опять вышел на вас, сейчас уже по делу Рубана.

Ольга Решетилова: Да, это тоже было интересно. Мне позвонил знакомый, также военнослужащий, и говорит, что тут твой номер ищет Артем Шевченко из МВД и хочет с тобой поговорить. Я дала номер и через две минуты прозвучал звонок. Я подняла трубку, ожидая услышать Шевченко, но на связи был «Кедр». Он меня настоятельно просил убрать пост, но я ему сказала, что убрать уже не могу, потому что он уже сильно разошелся, и были уже публикации в СМИ. Он сказал, делай, что хочешь, но принимай меры. Я приняла меры – опубликовала следующий пост, где написала, что спикер МВД ищет мой номер для «Кедра».

Михаил Кукин: И это очень показательная история своеобразного давления правоохранительных органов на журналистов.

Если все упомянутые лица в материале захотят принять участие в нашем эфире, мы с удовольствием приглашаем их в студию Громадського радио.

Коментарi до запису