Собака-террористка: за что могут выдворить из Крыма?

Украинца Александра Ковальчука незаконно выдворили из Крыма, предварительно преследовав за то, что он гулял с собакой по местам «возможных диверсий»

Ведучі

Вікторія Єрмолаєва

Гостi

Олександр Ковальчук

Собака-террористка: за что могут выдворить из Крыма?
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-08_kovalchuk.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-08_kovalchuk.mp3
Собака-террористка: за что могут выдворить из Крыма?
0:00
/
0:00

27 ноября 2017-го года Александру Ковальчуку выписали штраф. Ему пришлось его уплатить и покинуть Крым по решению так называемого «Ялтинского городского суда». Правозащитники называют действия оккупационной власти незаконными, так как они не имели права выдворять гражданина Украины с территории Украины.  

В нашей студии сам Александр Ковальчук, который расскажет подробности своей истории.

Виктория Ермолаева: С какого периода вы проживали на территории Крыма?

Александр Ковальчук: В 2011-м году я переехал из Киева в Ялту по рекомендации врачей для того, чтобы сменить сое место проживания на более экологически чистое. Поскольку я болею онкологическим заболеванием, я решил остаться в Ялте для постоянного проживания. Соответственно, крымской прописки у меня не было, и когда прошел так называемый «референдум» о «присоединении» Крыма к России, зашла оккупационная власть, мне пришлось доказывать, как и многим крымчанам свое постоянное место проживания на момент «референдума». Для этого необходимо было пойти в суд и предоставить как можно больше доказательств о том, что, не имея крымской прописки, человек проживал здесь постоянно. Тысячи людей получили ответы крымских судов о том, что доказательств недостаточно, следовательно, человек не может легализоваться, получить вид на жительство и тем более, гражданство. Поэтому он обязан выехать из Крыма.

На это я не согласился, и остался жить в Крыму. И до 17 ноября 2017-го года на меня особо никто не обращал внимание, несмотря на очень дерзкие комментарии в соцсетях, которые я писал.

Виктория Ермолаева: Вы в соцсетях не скрывали сою проукраинскую позицию?

Александр Ковальчук: Боле того, я очень много комментировал постов, которые были направлены именно против Путина. Иначе, как Путлером, я его не мог назвать, потому что этот человек оккупировал мою родную страну.

Видимо, пришел конец этому терпению, и 17 числа сотрудники правоохранительных органов обошли моих соседей с фотографией соей собаки. У меня есть отличный пес спаниель, которого я забрал вместе с котом Тимофеем. Фотографию этой собаки показали всем соседям с вопросом – где она проживает, кто хозяин. Когда соседи задавали вопрос, зачем ее разыскивают, был такой ответ: свидетельские показания дают возможность зарегистрировать эту собаку в местах готовящихся диверсий. То есть мы гуляли постоянно выше Ялтинского автовокзала, в горах, на лужайках, в заповеднике, и не придавали этому никакого значения. Оказывается, теперь в местах распоряжения опор линий электропередач гулять в Крыму нельзя, и, если мои друзья-собачники там появляются, значит они потенциальные террористы. То есть посадить меня могли на 10 лет ровно за то, что моя собака гуляла на виноградниках и в заповедниках. Это абсурд, но тем не менее, за это уже готовы посадить в тюрьму.

Фотографию моей собаки показали всем соседям с вопросом – где она проживает, кто хозяин. Когда соседи задавали вопрос, зачем ее разыскивают, был такой ответ: свидетельские показания дают возможность зарегистрировать эту собаку в местах готовящихся диверсий

На следующий день, когда ко мне пришли два сотрудника севастопольского ФСБ, они задали вопрос: «Покажите свой документ». Я достал украинский паспорт. Следующий вопрос был: «Где ваша миграционная карта?». Поскольку я не пересекал границу, то миграционной карты у меня было. Мня тут же забрали в полицейский участок, в отдел миграционного учета, попросили оставить паспорт, выйти из кабинета. Через пять минут была уже новая версия моего задержания: сказали, что я пересек границу в 2016-м гожу через какой-то пункт «Троебортное», никому не известный. Меня тут же арестовали, и отвезли в суд.

Виктория Ермолаева: Суд был в то же день?

Александр Ковальчук: Да. Сказали: «Это при Сталине вам давали три часа на сборы, а мы не даем». Когда я приехал в «Ялтинский городской суд», успели приехать и мои адвокаты, которым было озвучено следующее: «Сейчас мы в зале суда арестовываем этого человека и депортируем принудительно через переправу в Краснодарский спецприемник для мигрантов, где вы будете гнить несколько месяцев, а потом мы автобусом вас выплюнем в степи Украины». Вот так дословно. Если вы хотите другой вариант, то подписывайте признание вины в нарушении миграционного законодательства и вас выдворят, но дадут 15 дней на сборы, и можно будет самостоятельно выехать. Если нет, то через 15 дней – арест.

Посадить меня могли на 10 лет ровно за то, что моя собака гуляла на виноградниках и в заповедниках

Естественно, выбор был невелик. Я выехал через 10 дней после решения суда, заплатил штраф – 2000 рублей и забрал собаку и кота.

Виктория Ермолаева: Ту самую собаку, которую обвиняли в экстремизме?

Александр Ковальчук: Эта просто на уши не натянешь. Как сейчас можно жить в Крыму, если из любого хомячка могут сделать террориста? Завтра придут к моим друзьям и скажут: «А где ваш кот? Он тоже бегает под опорами ЛЭП, значит он – террорист».

Накануне в Алуште у нас был оползень и некоторые опоры немного сместились, и даже слегка был поврежден газопровод. И воспользовавшись этой ситуацией, сотрудники ФСБ нашли человека в Севастополе, назначили его террористом, сказав, что он взорвал эти алуштинские опоры. А на его месте мог быть я вместе со своим спаниелем Тедди.

«Это при Сталине вам давали три часа на сборы, а мы не даем»

Виктория Ермолаева: С нами на связи правозащитник Александр Седов. Как вы расцениваете с точки зрения международного и украинского права действия оккупационной власти по отношению к Александру?

Александр Седов: В данном случае есть два очевидных нарушения. Это нарушение Женевской конвенции, которая запрещает перемещение лиц, проживающих на оккупированной территории, страной-оккупантом. В данному случае страна-оккупант Россия приняла решение о выдворении человека с территории, где он проживал до оккупации.
Также очевидно нарушение Европейской конвенции по правам человека, которое предусматривает право человека на свободное место проживание и место жительство.

Есть еще неочевидное нарушение, это то, что причиной выдворения Александра стало отсутствие у него гражданства Российской Федерации. В данном случае Россия показала, что она будет делать с теми, кто не получил российское гражданство, и наказала человека, который не обладал этим гражданством. 

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле или видео.