В апреле российский «Мемориал» признал Шумкова политзаключенным, а в Украине он числится дезертиром - тетя Шумкова

Военная прокуратура Украины считает, что Александр Шумков, который с лета 2017-го года находится в СИЗО Брянска РФ, отклоняется от военной службы, поэтому на него заведено уголовное дело

Ведучi

Валентина Троян

В апреле российский «Мемориал» признал Шумкова политзаключенным, а в Украине он числится дезертиром - тетя Шумкова
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-06_shumkova.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-06_shumkova.mp3
В апреле российский «Мемориал» признал Шумкова политзаключенным, а в Украине он числится дезертиром - тетя Шумкова
0:00
/
0:00

В то же время украинец Александр Шумков в российской тюрьме объявил голодовку в поддержку украинских политзаключенных.

Александр Шумков пропал 17 августа 2017 года, а через месяц стало известно, что он находится в СИЗО города Брянска и ему инкриминируют участие в «экстремистской организации».

О том, что происходит сейчас с бывшим охранником Дмитрия Яроша, задержанным ФСБ РФ, говорим с его тетей Людмилой Шумковой, с которой мы связались по скайпу.

Валентина Троян: Я так понимаю, вы недавно были в России у Александра?

Людмила Шумкова: Да, мы были в России 23 мая, у Александра там состоялся суд по продлению меры пресечения. Ему продлили арест до 5 июля. Сегодня на сайте Следственного комитета было сообщено, что следствие закончено, что прокурор уже утвердил обвинительное заключение, и дело будет ближайшее время направлено в суд для рассмотрения по существу.

Валентина Троян: У вас будет возможность присутствовать на судебных заседаниях или они будут закрытыми?

Людмила Шумкова: Мы еще не знаем, как будут проходить эти судебные заседания о рассмотрении дела по существу, поскольку дело было засекречено. Нас не пускали на судебные заседания во время досудебного расследования, но адвокат ходатайствовал о том, чтобы мы присутствовали, и суд удовлетворял эти ходатайства.

Его голодовка – это протест против того, что делает Россия с украинскими гражданами

Валентина Троян: Александр объявил голодовку.

Людмила Шумкова: Да, как раз 23-го мая.

Валентина Троян: То есть, когда вы были у него?

Людмила Шумкова: Мы там были, но это происходило в конце судебного заседания перед оглашением постановления о продлении меры пресечения, на которое нас не пустили. Мы ожидали в вестибюле суда, и после окончания этого судебного заседания спустился адвокат Александра и показал записку, которую тот ему продиктовал. В ней было написано, что он – националист, что для него 23-е мая – это День героев Украины, в этот день был убит первый руководитель ОУН Евгений Коновалец, и в память этого дня и в поддержку узников Кремля он объявляет голодовку. А также посылает лучи своим побратимам – Николаю Карпюку, Олегу Сенцову, Александру Кольченко и другим политузникам.

6 сентября ему следователи РФ вручают подозрение об участии в экстремистской организации, а 14 сентября в Украине открыли дело о дезертирстве

 Валентина Троян: Что вам известно о его состоянии на данный момент?

Людмила Шумкова: Состояние его неизвестно, потому что адвокат у него еще не был, но в момент, когда было заседание суда, он уже выглядел не очень хорошо, бледный, с черными кругами под глазами. Понятно, потому что он не видит воздуха и солнца, как и остальные политзаключенные, которые находятся на территории РФ и в Крыму. Мы все прекрасно понимаем, какое у них состояние здоровье. Кроме того, зимой он говорил, что у него ухудшилось состояние здоровья, поскольку вследствие контузии, полученной на Донбассе, у него были постоянные головные боли.

Валентина Троян: Хочу вернуться к нашему с вами разговору от 8 марта 2018-го года. Мы тогда пытались выяснить, как исчез Александр. Прошло уже три месяца, и у вас, возможно, есть какая-то обновленная информация?

Людмила Шумкова: Прошло три месяца, обновленной информации нет, следствие ведется очень вяло, информации по следствию у нас тоже нет, как работают следователи, что они нашли, нам тоже неизвестно.

Валентина Троян: Вы сейчас говорите о Следственном комитете СК?

Людмила Шумкова: Нет, я сейчас говорю о 146-ой статье, которую открыли украинские следователи по поводу похищения Александра.

Валентина Троян: Вы в марте говорили, что его подозревают в дезертирстве.

Людмила Шумкова: Да, было открыто уголовное производство, 6 сентября ему следователи РФ вручают подозрение об участии в экстремистской организации, а 14 сентября в Украине открыли дело о дезертирстве. У нас очень много вопросов и к воинской части, и к военной прокуратуре.

Военная прокуратура говорит о том, что он уклоняется от службы, в Украину не возвращается. То есть военная прокуратура делает вид, что она не знает, что Александр находится в российском СИЗО

Валентина Троян: Вы их пытались задавать?

Людмила Шумкова: Да, маму Александра вызвали повесткой в апреле в военную прокуратуру по этому вопросу. Военная прокуратура говорит о том, что он уклоняется от службы, в Украину не возвращается. То есть военная прокуратура делает вид, что она не знает, что Александр находится в российском СИЗО.  

Валентина Троян: После того, как он объявил голодовку, с вами пытался кто-то связаться из Министерства иностранных дел?

Людмила Шумкова: Нет, представители власти с нами не пытались связаться по этому вопросу.

Валентина Троян: Возможно, представители общественности и правозащитники?

Людмила Шумкова: Да, с правозащитниками мы постоянно держим связь, это и Мария Томак из «Медийной инициативы за права человека», и Лена Глушко. А Елена Глушко представляет правозащитный центр «Мемориал», который в апреле признал Александра политзаключенным.

Валентина Троян: Чем они вам помогают, в частности, теперь, когда Александр объявил голодовку?

Людмила Шумкова: Они морально нас поддерживают, это и информационной сопровождение. С помощью Марии Томак мы составили обращение в Freedom House, и они нас финансово поддержали в этом вопросе, потому что нужно оплачивать услуги адвоката, а со стороны государства никакой финансовой помощи нет.

Правозащитный центр «Мемориал» в апреле признал Александра политзаключенным

Валентина Троян: Поддерживают ли вас представители «Правого сектора»?

Людмила Шумкова: Да. Это информационная поддержка, в основном. Александр не является на данный момент членом «Правого сектора», но побратимство существует.

Валентина Троян: Когда вы еще планируете ехать в Россию, есть ли возможность видеться с Александром?

Людмила Шумкова: У нас есть возможность видеться с ним только на суде, поскольку свидания нам запрещены. Если продление меры пресечения до 5 июля, то где-то в конце июня будет суд. Но как все будет происходить, я не знаю, поскольку следствие уже закончилось, и СК намерен передавать дело в суд. Но мы планируем поехать, потому что это единственная возможность хотя бы увидеть Александра. Поговорить нам не удается. У нас было свидание в декабре, после этого все свидания были запрещены, и разговаривать у нас с ним просто не получается. Потому что, как только судья выходит из зала судебного заседания и направляется в совещательную комнату, нас конвоиры удаляют из зала суда, не дают перекинуться даже словом. Выталкивают просто в спину.

Валентина Троян: Как проходят судебные заседания? На самом деле, это громкое дело, ведь судят бойца «Правого сектора».

Людмила Шумкова: Громкое дело, действительно, и, как нам сказали, его дело находится на личном контроле главы Следственного комитета Бастрыкина. Но кроме нас – родственников и адвоката – на судебное заседание никто не приходил. Ни разу не посетили заседания ни представители посольства, ни общественность. А его товарищи, которые находятся в Украине, не могут приехать на судебное заседание, потому что они сами могут очутиться там же, где и Александр.

Как только судья выходит из зала судебного заседания и направляется в совещательную комнату, нас конвоиры удаляют из зала суда, не дают перекинуться даже словом. Выталкивают просто в спину

Валентина Троян: А средства массовой информации?

Людмила Шумкова: Если бы это была Москва, возможно, судебные заседания посещали бы СМИ, но поскольку это Брянск, я не думаю, что кто-то бы приехал. Хотя мы общались и с журналистами, и с правозащитниками, и пришли к тому, что, если заседания, где будет рассматриваться дело по сути, не будут закрытыми, возможно, они их будут посещать.

Валентина Троян: Российские СМИ не пытались у вас взять интервью?

Людмила Шумкова: На территории РФ не пытались.

Валентина Троян: Вы сказали, что «Мемориал» признал Александра политзаключенным. В прошлый раз вы говорили, что Александра не внесли в списки на обмен, может после этого признания что-то поменялось?

Людмила Шумкова: Пока на данный момент нам такая информация неизвестна, все осталось, как есть – Александр отсутствует в списке на обмен.

Валентина Троян: Как реагируют на это правозащитники?

Людмила Шумкова: Они пытаются как-то поломать эту ситуацию. Кроме этого были еще запросы от народных депутатов – Егора Соболева, Игоря Луценко, Виктора Чумака, Анны Гопко. Они были направлены в Министерство иностранных дел, но ответа нет.

Валентина Троян: Как долго Александр собирается голодать, и какие требования он выдвигает?

Людмила Шумкова: Это протест против того, что делает Россия с украинскими гражданами. Как надолго он ее объявил, нам пока неизвестно.

Его дело находится на личном контроле главы Следственного комитета Бастрыкина

Валентина Троян: Вам разрешают передавать Александру какие-то вещи?

Людмила Шумкова: У них есть личные карточки, и есть окошки приема передач. На этой личной карточке стоит примечание о том, что передачи запрещены, наверное, потому что он – «экстремист». Письма, которые он пишет из СИЗО, не выпускают, но он получает письма. Кстати, ему пишут очень многие люди из Украины, и он просил передать, что всем очень благодарен за каждое письмо. И просил извинения за то, что не может на эти письма ответить, потому что его почту не выпускают из СИЗО.  

Валентина Троян: Есть ли возможность переводить ему деньги? Например, украинцу Павлу Грибу, который также содержится в СИЗО РФ, счет заблокировали.

Людмила Шумкова: Мы ему переводили деньги, но по поскольку там постоянно что-то меняется, у меня нет информации на данный момент, может ли он сейчас воспользоваться этим счетом. В ближайшее время у него будет адвокат, и мы хотим все эти вопросы уточнить.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.