«Я против торговли на крови», — Грицай призывает отключить свет и воду в «ЛНР»

Неподконтрольная часть Луганской области снова без воды

Ведучі

Григорій Пирлік,

Михайло Кукін

Гостi

Владимир Грицай

«Я против торговли на крови», — Грицай призывает отключить свет и воду в «ЛНР»
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-22_gritsaj.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-22_gritsaj.mp3
«Я против торговли на крови», — Грицай призывает отключить свет и воду в «ЛНР»
0:00
/
0:00

В студии «Громадського радио» — гендиректор Луганского энергетического объединения Владимир Грицай.

Григорий Пырлик: По итогам встречи трехсторонней контактной группы в Минске пресс-секретарь Леонида Кучмы Дарка Олифер сообщила, что заработал механизм расчета за поставленную в ОРДЛО воду, включая погашения задолженности. На счёт Попаснянского водоканала поступило 20 млн. гривен. Вчера вы рассказали нашим коллегам о том, что отключили Петровский водозабор из-за задолженности. Как связаны эти заявления? О какой задолженности идет речь?

Михаил Кукин: Сегодня от вас в адрес премьер-министра Гройсмана поступило письмо по поводу этих задолженностей. Речь идет о 2 млрд. гривен?

Владимир Грицай: На самом деле, цифры гораздо страшнее.

Михаил Кукин: Это текущий долг?

Владимир Грицай: Это долг по одному из договоров. Это так называемый договор на перетоки на неконтролируемую сторону. Общий долг неконтролируемой стороны и вообще нашего предприятия перед ГП «Энергорынок» составляет 5 млрд. гривен. Потребители контролируемой и неподконтрольной территории Луганской области должны нашему предприятию «Луганское энергетическое объединение» 5,5 млрд. Из них 5 млрд. — это неподконтрольная территория.

Михаил Кукин: Каким образом можно взыскать эти долги?

Григорий Пырлик: По воде уже есть какой-то механизм, а по электроэнергии?

Владимир Грицай: На протяжении всего периода ведения военных действий на территории Луганской области мы сигнализировали о том, что происходят поставки энергоресурсов, которые никем не оплачиваются. Что касается Попаснянского водоканала, долг предприятия на сегодняшний день составляет 130 млн. Говорят, что выработан механизм. Да, есть некий механизм, по которому мы даже получили определенные деньги. За январь поставка электроэнергии на данный водоканал составила порядка 8-9 млн. гривен. На сегодняшний день мы получили только 5 млн. гривен. Водоканал продолжает качать воду на неконтролируемые территории. То есть 90% вырабатываемой воды этим водоканалом идет на неконтролируемую сторону, и ее никто не хочет оплачивать.

Мы находимся в крайне тяжелом финансовом состоянии. С декабря предприятие находится на нулевом алгоритме. Хотя алгоритм есть. Порядка 24% мы должны получать на свой расчетный счет для ведения хозяйственной деятельности. Но Национальная комиссия вынуждена применять к нам штрафные санкции. Существует постановление, согласно которому мы должны ежедневно производить дополнительные отчисления в счет погашения задолженности перед ГП «Энергорынок». При моем суточном сборе денег на контролируемой территории, который составляет порядка 3 млн. гривен, я должен отдавать 3 млн. 900 тыс.

С конца января у нас заморожены все счета. В результате трехмесячного сидения без копейки денег с 1 февраля мы были вынуждены отправить всех людей на трехдневную рабочую неделю. Для энергетической компании это очень сложно.

Григорий Пырлик: А долги по зарплате у вас есть?

Владимир Грицай: Нет. Но как мы будем платить людям в марте, пока непонятно.

К разговору присоединяется заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука.

Георгий Тука: Эта проблема тянется практически с первых дней начала войны. Ситуация непростая. Найти решение, которое удовлетворило бы всех, пока что не удается.

Михаил Кукин: Может быть, есть какие-то встречные предложения по разрешению этой ситуации от Кабмина или министерства?

Георгий Тука: Проблема уперлась в неопределенность действующего законодательства. Что делать государству, если собственник отказывается перерегистрировать компанию? Вот отсюда возникли все трудности.

Михаил Кукин: Каким образом нужно было перерегистрировать компанию?

Георгий Тука: На контролируемой территории.

Григорий Пырлик: То есть предприятие по-прежнему зарегистрировано в Луганске?

Георгий Тука: Да.

Михаил Кукин: Кто должен принять это решение?

Георгий Тука: Собственник, господин Григоришин.

Возвращаемся к разговору с гендиректором Луганского энергетического объединения Владимиром Грицаем.

Михаил Кукин: Где находится ваш офис?



Владимир Грицай: На подконтрольной территории, в городе Старобельск. Мы выехали в начале военных действий. Юридический адрес находится в Луганске.

Григорий Пырлик: Но самого предприятия на неподконтрольной территории нет?

Владимир Грицай: Мы держались до июня 2016 года, когда часть предприятия была захвачена вооруженными людьми. Сотрудников заставили перейти на работу в предприятие, созданное в «ЛНР». Это предприятие «Торговый дом Нефтепродукт», которое связанно с господином Курченко.

Нет никаких законных оснований требовать от нас эту регистрацию.

Михаил Кукин: Почему бы не перерегистрироваться? Что вам мешает?

Владимир Грицай: Сегодня – регистрация, перерегистрация. Завтра кому-то не понравится моя фамилия. Послезавтра мне посоветуют сменить пол. Почему я должен делать то, что не предусмотрено законом?

Григорий Пырлик: Ждать ли в ближайшее время поступлений за воду или электроэнергию?

Владимир Грицай: Я спросил директора Попаснянского водоканала о том, когда будут деньги. Он сказал, что деньги придут после 10 числа.

На данный момент отключен Петровский водозабор, который качает воду на часть города Луганска. Это вынужденная мера.

На неконтролируемой стороне никто не объявлял коммунизм, никто не говорил, что электроэнергия и вода идут бесплатно. Там за эти ресурсы собираются деньги. Куда они деваются? По нам стали меньше стрелять? Нет. Ежедневные обстрелы разрушают мою инфраструктуру. Нам вернули военнопленных? Нет. Нам стали платить за энергоносители? Нет. Вопрос: где деньги?

Михаил Кукин: То есть вы сторонник блокады? То есть вы намекаете на то, что нужно отключить электроэнергию и воду, поскольку наши требования не выполняются? 

Владимир Грицай: Я против торговли на крови. За время военных действий погибло порядка 10 000 человек. Беда пришла буквально в каждый дом. Мне стыдно смотреть в глаза своим сотрудникам, которые сейчас находятся на трехдневке и уже начали смотреть по сторонам.