«Янукович же стал президентом, и я смогу». О чем рассказали украинские заключенные российской журналистке?

Российская оппозиционная журналистка, политэмигрантка и глава общественного движения «Русь сидящая» Ольга Романова выпустила серию программ об украинских тюрьмах и следственных изоляторах

Ведучі

Олена Бадюк

Гостi

Ольга Романова

«Янукович же стал президентом, и я смогу». О чем рассказали украинские заключенные российской журналистке?
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-kyivdonbass-2018-07-18_romanova.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-kyivdonbass-2018-07-18_romanova.mp3
«Янукович же стал президентом, и я смогу». О чем рассказали украинские заключенные российской журналистке?
0:00
/
0:00

О чем рассказали обвиняемые и заключенные российской журналистке, какими темпами меняется пенитенциарная система и какие проблемы в ней сохраняются – мы обсудили эти вопросы с Ольгой Романовой в нашей студии.

Алена Бадюк: Почему вам интересна тема украинских мест несвободы, и было ли вашей целью сравнить российскую пенитенциарную систему с украинской?

Ольга Романова: Вы знаете, то, что сейчас происходит в тюремной системе Украины, – это одно из самых интересных приключений в моей жизни. Обычно смотришь систему, которая разваливается и умирает, но долго еще прокоптит, как в России, или это система, которая развивается, и достигла уже каких-то небывалых размеров гуманизации и очеловечивания, как в Европе.

В Украине проходит большой и смелый эксперимент, проходит реформа наживую, ее можно посмотреть, пощупать, увидеть это в развитии. Вы на живую нитку проводите совершенно громадную реформу. Еще пока нет и не может быть результатов, но уже есть снижение тюремного населения вдвое, уже есть снижение подростковой преступности, уже есть деньги, которые поступают из ЕС, Великобритании, Канады, потому что очень много люди на белом свете переживают за Украину, за то, что здесь происходит и за то, что есть безвиз. Ведь люди, попавшие в тюрьму, выйдут и смогут оказаться в любой точке мира. А весь мир заинтересован, чтобы к ним приехали отличные замечательные ребята.

Алена Бадюк: Какие именно места несвободы вам удалось посетить, сколько таких мест и были ли сложности с доступом?

Ольга Романова: Не было никаких сложностей с доступом. Я была в Киеве – Лукьяновское СИЗО, в Чернигове – в женской зоне, в Прилуках – в воспитательной зоне, была в Харькове – в зоне для пожизненно осужденных женщин, в мужской зоне и так далее. И я видела осужденных, которые работают для АТО, я могла посмотреть, как делают «ежи», колючую проволоку, «егозу», и поговорить с заключенными, которые понимают, что они делают и зачем.

Я поговорила с женщинами из Луганска, колонию которых там разбомбили. Они имели полную возможность разбежаться, но все остались на месте дожидаться, когда их вывезут в Украину досиживать в Харьков.

Алена Бадюк: Заключенные на себе чувствуют эти реформы?

Ольга Романова: Тот, кто сидит долго, конечно, чувствует. Те, которые попали недавно, не понимают, что происходит. Тем более, что в Украине сейчас очень интересная ситуация – чудовищные СИЗО. То, куда поступают люди впервые, все в ужасном состоянии. И в очень хорошем состоянии зоны и колонии. В СИЗО очень тяжело находится, там нет денег, они очень старые, в основном все XVIII – XIX веков, и они переполнены. Но дело в том, что 60% людей, попадающих в СИЗО, выходят после приговора на свободу. Не потому что столько оправданий, а потому что наказывают еще и деньгами, и работами, то есть самыми разными условиями, которые не связаны с лишением свободы. И это очень здорово.

«Да, это моя восьмая ходка, кражи, но ничего, у меня впереди будущее. Янукович же был президентом, и я смогу быть».

Алена Бадюк: Если говорить о самом негативном впечатлении от посещения этих мест и самом позитивном, то какие это будут впечатления?

Ольга Романова: Это одно и то же. Самое позитивное – это был детский дом на зоне в Чернигове. Совершенно прекрасный детский дом с хорошим персоналом, чудесными детьми и чудесными мамами. И это же самое плохое впечатление – это детский дом для мамочек-рецидивисток. Это, наверное, самое тяжелое, что я видела.

Алена Бадюк: Что вы можете сказать о подростках в зонах, вы с ним общались? Чем они там занимаются?

Ольга Романова: С подростками тяжело, ведь, чтобы попасть в подростковую зону в Украине, надо ухитриться, потому что очень много центров пробации. Поразило то, что готовы общаться, они с удовольствием поют, они довольно раскованы, вышивают. И мне еще понравилась амбициозность и уверенность в завтрашнем дне многих из них.  Один говорит: «Да, это моя восьмая ходка, кражи, но ничего, у меня впереди будущее. Янукович же был президентом, и я смогу быть».

Трое пожизненно осужденных в этом году вышли замуж за мужчин, с которыми они познакомились по скайпу

Алена Бадюк: Что говорят заключенные по поводу связи с родственниками?

Ольга Романова: В украинских тюрьмах нет проблем со связью с родственникам. Даже больше – трое пожизненно осужденных в этом году вышли замуж за мужчин, с которыми они познакомились по скайпу.   

Алена Бадюк: Какие вы увидели самые главные направления, в которых стоило бы сейчас реформировать пенитенциарную систему Украины?

Ольга Романова: Нужно что-то сделать с трудом, труд в украинских местах лишения свободы не обязателен. Это, конечно, очень хорошо с точки зрения прав и свобод человека, но из тех, кто трудится, вычисляют за коммунальные услуги тюрьмы, и трудиться становится совсем невыгодно. Тем самым отбивается желание трудиться. А стимулировать труд нужно, потому что работы много, особенно в оборонной отрасли.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле. 

За підтримки:
stopka_ukrainska_ukr.png