https://static.hromadske.radio/2018/08/kiev-donbas-s.svg

Изъятие криптовалюты - новый стартап представителей СБУ, - адвокат

Руководителя издания Forklog Анатолия Каплана Служба безопасности Украины подозревает в отмывании денег через криптовалюту и дальнейшем перечислении их в РФ, неподконтрольный Донбасс и Крым

Ведучi

Олена Бадюк

Гостi

Денис Овчаров,

Анатолій Каплан

Изъятие криптовалюты - новый стартап представителей СБУ, - адвокат
https://static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-23_kaplan_ovcharov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-23_kaplan_ovcharov.mp3
Изъятие криптовалюты - новый стартап представителей СБУ, - адвокат
0:00
/
0:00

После обысков, которые провели следователи СБУ, с некоторых счетов Каплана исчезла криптовалюта, эквивалентом в 200 тысяч долларов.  О том, как проходили обыски, куда исчезли электронные деньги, узнаем у Анатолия Каплана и его адвоката Дениса Овчарова.

Алена Бадюк: На сайте СБУ были опубликовано сообщение, в котором было сообщено, что сотрудники СБУ разоблачили в Одессе гражданина России, который организовал механизм легализации денег и использованием криптовалюты для дальнейшего перечисления их в Российскую Федерацию, на временно  оккупированные территории Донбасса и аннексированного Крыма.

Сначала СБУ были проведены обыски, а после уже появилась информация. Правда это?

Анатолий Каплан: Изначально обыск проходил по делу, которое никак не связано со мной, я там прохожу, как третье лицо, и ничего из того, что было опубликовано в пресс-релизе на сайте СБУ, не упоминалось. Стоит обратить внимание, что на сайте СБУ не написаны ни фамилия, ни имя человека, которого разоблачили, а те взаимосвязи, которые построили в СМИ, могут быть не точными, возможно, речь идет о другом человеке.

Алена Бадюк: То есть на сегодня, то сообщение, которое было опубликовано, не на 100% связано с вами?

 Анатолий Каплан: Мне ничего по этому поводу не было сказано, не было высказано никаких подозрений.

Алена Бадюк: Тогда давайте расскажем о том деле, в контексте которого было проведены обыски.

Денис Овчаров: Суть дела в том, что в Украине ранее был задержан некий хакер, который занимался тем, что воровал деньги с кредитных карточек граждан Америки и не только. Его задержали, он сидит в СИЗО, и расследуя это дело, правоохранительные органы почему-то решили прийти к Анатолию. Расследование дела связано с хакерством, и взаимосвязи с приходом Анатолию мы не нашли. Так можно прийти к кому угодно.

Алена Бадюк: Что-то было озвучено от СБУ по поводу самого издания Forklog?

Денис Овчаров: Было только сказано, что Forklog – это криптообменник.

Алена Бадюк: Но это, насколько я знаю, информационный ресурс, это СМИ, которое специализируются на специализированной теме – криптовалюта.

Денис Овчаров: Да, это то же самое, что назвать Google порносайтом, такая же аналогия.

Алена Бадюк: Анатолий, расскажите, как проходили обыски в вашем доме и в издании Forklog?

Анатолий Каплан: В квартире все происходило довольно корректно, чтобы было в офисе, я не в курсе. Никаких давлений, не было, следствие посодействовало в вызове адвоката. Адвокатом были зафиксированы соответствующие процессуальные нарушения, и с этим сейчас продолжается работа.

Алена Бадюк: Какие это процессуальные нарушения?

Денис Овчаров: Они были связаны с тем, что не было четкой мотивации, почему изымается компьютерная техника, и хаос во время обыска – не всегда присутствовали понятые, не было постоянной видеофиксации во время обыска.

Алена Бадюк: Вы сообщали ранее, что во время обыска сотрудники СБУ пытались перевести биткоины на свои «кошельки». Как это практически выглядело?

Анатолий Каплан: Был установлен биткоин «кошелек» на компьютере у следователя, что был у него с собой. После этого была попытка сгенерировать новый биткоин «кошелек» в онлайне, и перевести на него средства. Но этого не произошло.

Алена Бадюк: Как вы реагировали?

Анатолий Каплан: Я, конечно, был возмущен в пределах допустимого, но, а что может предъявить обычный человек без каких-либо прав и обязанностей, человеку, который находится при исполнении? Ничего, кроме претензий и заявлений не сделаешь.

Алена Бадюк: Какая информация нужна была, чтобы осуществить этот перевод? Раз попытка такая была, значит сотрудник СБУ рассчитывал провести ее успешно.

Анатолий Каплан: Я не знаю, на что он рассчитывал, и зачем он это делал, но это очень странно выглядело, поскольку я не слышал о каких-то процессуальных нормах о наложении ареста на криптовалюту.

Алена Бадюк: Вам говорили, что это связано с арестом криптовалюты?

Анатолий Каплан: Нет, мне говорили, что это все изъятие.

Алена Бадюк: Но информации было недостаточно, чтобы удачно перевести криптовалюту?

Анатолий Каплан: Ее было достаточно, просто они столкнулись с противодействием адвоката, и вынуждены были этот процесс остановить.

Алена Бадюк: Позже вы обнародовали информацию, что с некоторых ваших счетов исчезла другая криптовалюта, не биткоины. Каков ущерб?

Анатолий Каплан: На данный момент это 200 тысяч долларов в криптовалюте Эфириум, около 70 тысяч долларов в криптовалюте Битшерс, но я еще не успел проверить все.  То есть после изъятия моего компьютера, каким-то образом к нему был получен доступ, и теперь с него осуществляются все операции. И на данный момент комментариев о том, кто и зачем это сделал, мы не получили.

Алена Бадюк: На прошлой неделе вас вызвали на допрос. Какие вопросы вам задавали следователи?

Анатолий Каплан: Очень удивительно, что не было вопросов, касательно дела, в связи с которым ко мне пришли. Были вопросы про мои личные интересы, про мое финансовое положение, про хобби.

Алена Бадюк: Вы задавали какие-то вопросы?

Анатолий Каплан: Я уточнял, про пресс-релиз, но никаких конкретных ответов не получил.

Алена Бадюк: Можно ли сделать такой вывод, что на сегодня существует только одно дело, в рамках которого вы просто выступаете, как свидетель? И никаких официальных обвинений в ваш адрес не было сделано?

Анатолий Каплан: Да, это именно так.

Алена Бадюк: Денис, каким образом вообще регулируется в правовом поле обращение с криптовалютами, и в частности, что касается их изъятия?

Денис Овчаров: Не так много в мире прецедентов, когда правоохранительные органы изымают криптовалюту.

Алена Бадюк: Могут ли Анатолию предъявить, что весь это криптокапитал нажит преступным путем, и как доказать обратное?

Денис Овчаров: Если бы у нас было правовое государство, можно было об этом рассуждать. А учитывая возможности СБУ и их фантазию, то может быть все, что угодно. Но нужно было говорить об этом во время обыска. Но это все происходит после того. А еще он финансировал терроризм, а еще он финансировал порно, а еще он – хакер, и еще можно найти любые обвинения, которые идут в отношении ITшников. Ведь кто такие ITшники? Это хакеры, однозначно. Люди, которые финансируют терроризм, которые финансируют порно, которые работают с «ЛДНР». Так СБУ сейчас прикрывается, когда проходят обыски в бизнесе. Общественности достаточно подобных обвинений, чтобы сказать, что все правильно, этим нужно заниматься.

Алена Бадюк: Официальных обвинений нет?

Денис Овчаров: Нет, и скорее всего не будет. Потому что сначала должно быть обвинение, а потому все остальное, а тут наоборот.

Алена Бадюк: Что делать дальше с пропавшими деньгами?

Денис Овчаров: К сожалению, если мы берем аналогию с бизнесом, то каждый обыск в квартире, офисе заканчивается тем, что что-то пропадает: чай, кофе, печенье, алкоголь. В данном случае пропала бутылка рома из офиса. А теперь есть ноу-хау – можно взять и криптовалюту, если к ней можно найти доступ.

Мы сейчас разрабатываем разные механизмы, которые позволят восстановить права. Тут хочется, как можно меньше задействовать нашу судебную систему, потому что она не надежна и неэффективна, но у нас есть видение, как это сделать. Если мы сейчас вскроем карты, то тот, кто этом заправляет, будет принимать какие-то контрмеры. 

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.