«Закон должен быть для всех один», — лидер O.Torvald об участии россиянки в Евровидении

«Не Евровидением единым»: чем, кроме подготовки к главному песенному конкурсу континента, занимаются представители от Украины — группа O.Torvald — узнаем у ее фронтмена Евгения Галича

Ведучі

Михайло Кукін,

Ірина Ромалійська

Гостi

Євген Галич

«Закон должен быть для всех один», — лидер O.Torvald об участии россиянки в Евровидении
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-19_galich.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-19_galich.mp3
«Закон должен быть для всех один», — лидер O.Torvald об участии россиянки в Евровидении
0:00
/
0:00

Лидер группы O.Torvald, которая представит Украину на Евровидении, Евгений Галич не дает однозначного ответа об участии в конкурсе россиянки Юлии Самойловой. «Все, что бы я сейчас не сказал — должна она посещать, не должна посещать — все будет использовано против меня. Поэтому идите все к черту — вот такая моя позиция», — сказал певец.

19 марта состоится бесплатный концерт O.Torvald, как подарок всем, кто голосовал за группу в национальном отборе. Начало в 17:00, Киев, проспект Победы, 37, поляна-сквер возле КПИ им. Игоря Сикорского. 

Михаил Кукин: Насколько для вас самого победа в национальном отборе стала сюрпризом?

Евгений Галич: Суперсюрпризом, мы об этом узнали на сцене. У всех был четкий фаворит Tayanna с абсолютно шикарным вокалом. Она не была нашей конкуренткой, а подружкой — отличный голос, очень красивая, сильная постановка — но тут побеждаем мы.

Михаил Кукин: Это вас не рассорило?

Евгений Галич: Я ни с кем не ссорюсь.

Михаил Кукин: А ее с вами?

Евгений Галич: Надеюсь, что нет. Она подошла, поздравила нас — это было приятно. В момент оглашения победителя мы чувствовали растерянность — теперь придется соответствовать, быть национальными представителями.

Михаил Кукин: Вы чувствуете в себе такую силу?

Евгений Галич: Мы очень спокойно к этому относимся. Это очередной концерт, в котором мы принимаем участие. У нас и до Евровидения было запланировано 17 летних фестивалей.

Михаил Кукин: Ваше занятие музыкой — это еще школьная история?

Я в пять лет пошел в музыкальную школу. С того времени ни разу не сомневался

Евгений Галич: Я с четырех лет занимаюсь музыкой. Нашел у папы пионерский барабан — это тоже история знакомая, а потом я в пять лет пошел в музыкальную школу. И с того времени ни разу не сомневался в том, чем я хочу заниматься на протяжении всей своей жизни.

Михаил Кукин: На барабане играть? Но играете при этом на гитаре и поете?

Евгений Галич: Я играю на многих музыкальных инструментах.

Михаил Кукин: Но на сцене все-таки на гитаре?

Евгений Галич: И на сцене, бывает, играю на барабанах тоже.

Михаил Кукин: О, никогда не видел.

Евгений Галич: Вы, вряд ли, много о нас знаете и много видели. И это, кстати, к вашему стыду, потому что вы работаете на радиостанции и должны вникать во все, что происходит в украинской музыке.

Михаил Кукин: У нас не совсем музыкальное радио, а разговорное.

Евгений Галич: Вы представляете, что какой-нибудь из радиоведущих BBC не знает группу Arctic Monkeys? Я настаиваю на том, что программные директора, ведущие радиостанций и телеканалов вникали во все, что происходит с украинской музыкой.

Михаил Кукин: Если бы я вас не знал, мы бы здесь не разговаривали.

Евгений Галич: Конечно, теперь нас уже все знают — мы же победители национального отбора Евровидения, это же так здорово.

Михаил Кукин: Но мне должно быть стыдно, что я вас не знал, скажем, пять лет назад?

Евгений Галич: Конечно. Я вас знал, понимаете какая история. Я, обычный парень из Полтавы, из гаража, знал Громадське радио.

Михаил Кукин: А вы знаете, пять лет назад нас не было еще.

Евгений Галич: А я не говорил, что я знал… Я интересуюсь всем, что происходит в бизнесе, это моя прямая обязанность как человека, который этим бизнесом занимается.

Михаил Кукин: Евровидение состоится в стране, где идет война. Более того, с представителем этой страны Юлией Самойловой намечается скандал — она выступала в Крыму, заезжала на полуостров не по правилам Украины — не с украинской территории, и, в принципе, по украинским законам ей должно быть отказано в посещении Киева. Каковы ваши прогнозы — она будет участвовать?

Евгений Галич: Вы сами ответили на свой вопрос. Закон для всех один, и каждый человек интерпретирует его удобным для себя способом. Прежде всего, я патриот своей страны. Во-вторых, я мужчина — это тоже немаловажно.

Идите все к черту — вот такая моя позиция

В-третьих, все, что бы я сейчас не сказал — должна она посещать, не должна посещать, не имеет значения — все будет использовано против меня. Поэтому я как патриот своей страны и человек, который является представителем своей страны прежде всего музыкальным, ни в коем случае не главой делегации, не политическим представителем, воздержусь от любого конкретного ответа. Потому что завтра это появится в СМИ России или Украины, и все-равно будет интерпретировано как удобно этим средствам массовой информации. Поэтому идите все к черту — вот такая моя позиция.

Михаил Кукин: Евровидение всегда было больше политическим конкурсом, чем музыкальным. Выиграет ли Украина в этот раз?

Евгений Галич: Конечно. Но это не из-за того, что этот конкурс политический, а из-за того, что я слишком верю в свои силы, в свою команду, которая с нами работает. Я верю в наших людей по всему миру, благодаря которым мы победили в национальном отборе. Поэтому я очень спокойно к этому отношусь.

Мы с Дэном начали играть в гараже в 1994 году, потом в Доме офицеров, потом перебрались в Киев. У нас нету каких-то громких взлетов или падений, у нас есть постепенное развитие музыкального коллектива — и для меня это принципиально важно.

Если страна хочет, чтобы мы представляли Украину на песенном конкурсе Евровидение, мы сделаем это максимально достойно, мы сделаем все, что от нас зависит. Команда постановщиков и людей, которые с нами работают, сделают так, чтобы это выглядело достойно и на мировом конкурсе. А на следующий день мы уедем играть концерт в другую страну какую-нибудь. И это тоже будет достойно.

Михаил Кукин: У вас сейчас идет работа с харьковской группой?

Евгений Галич: Группа «ее» — это харьковский коллектив с потрясающими ребятами, которые играют суперальтернативную музыку. Но в свете того, что у нас только недавно начали обращать внимание на альтернативную сцену, она достаточно сложна для восприятия широкими массами. Песня называется «Чоловік-Муза», я ее спел вместе с вокалисткой группы Катей — это очень крутой трек. Он достаточно непонятный, но такой настоящий и добрый. 

Михаил Кукин: О коммерческой составляющей современной музыки — у нас в гостях была не одна группа, которые нам нравятся. Вот, например, «Сальто назад» еще перед конкурсом говорили, что не очень верят в победу, потому что мало востребованы на больших площадках. И, к сожалению, большинство современных украинских коллективов не самоокупаемые. У вас как с этим?

У меня есть огромное достоинство, это же и недостаток

Евгений Галич: Мы супербогатые парни (смеется). Если говорить серьезно — у меня есть огромное достоинство, это же и недостаток, любой человек, с которым я начинаю работать, говорит мне об этом сразу — в тебе каким-то образом уживается и менеджер, и исполнитель в одном человеке.

Михаил Кукин: Вы руководите всеми финансовыми процессами в коллективе?

Евгений Галич: Не только финансовыми. Все процессы, которые происходят с группой O.Torvald — это четко мой контроль, у нас нету специально привлеченных людей, которые за это отвечают. Есть пиар-менеджер, есть директор, который занимается административными вопросами, но всем занимаюсь я, мне так комфортно. Я четко понимаю, куда я веду группу с 1994. А Денис отвечает за творческую составляющую.

Михаил Кукин: И куда вы ведете группу?

Евгений Галич: На стадионы, на всемирную известность.

Михаил Кукин: Когда?

Евгений Галич: Если бы вы меня спросили об этом до Евровидения, я бы сказал, что не знаю. Но сейчас я вижу, что такая музыка востребована.

Сегодня будет концерт в 17:00, думаю мы начнем ближе к 18:00, концерт-благодарность нашим людям, которые голосовали за нас в национальном отборе. Приходите и оцените, что же происходит с современной украинской музыкой, которая претендует быть стадионной.