Запрос на победу должен идти от общества, - эксперт

Что и как говорят о войне в СМИ, в соцсетях, на кухнях: эксперты рассказали о том, как слова влияют на наши оценки

Ведучi

Тетяна Трощинська

Запрос на победу должен идти от общества, - эксперт
https://static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-07_zagorodskij_javosrskij_kucherenko.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-07_zagorodskij_javosrskij_kucherenko.mp3
Запрос на победу должен идти от общества, - эксперт
0:00
/
0:00

Говорим с   Андреем Загородским, основателем Семиотических студий,  Марией Кучеренко, руководителем проектов Центра исследований проблем гражданского общества, и профессором Галиной Яворской.

 

Татьяна Трощинская: Що слова в контексті війни означають для нашого повсякдення?

Галина Яворская: Кожна війна відбувається в фізичному вимірі: географічні захоплення, руйнування, смерті людей. Але інший вимір – когнітивний – той, який пов’язаний із сприйняттям цих подій з боку людей і ставленням до них. Специфіка цієї війни (і це відзначають військові) полягає в тому, що якщо раніше когнітивний вимір йшов за фізичним, то війна того типу, що ми маємо в Криму і на Донбасі, полягає в тому, що ці виміри йдуть паралельно.

Когнітивний вимір реалізується насамперед за допомогою семіотичних засобів і слів. Тобто: як ми це називаємо, як це відбивається одразу в соціальних мережах, і навіть передуючи подіям, які відбуваються на полі бою.  

Татьяна Трощинская: У вашому дослідженні ви говорите про те, що якщо брати фізичний простір, то бойові дії локальні, а речі, про які йдеться, глобальні. Як це зрозуміти?

Галина Яворская: Справа в тому, що конфлікт у фізичному вимірі локалізований: лінія фронту, бойові дії. Це досить зрозуміло та видно на карті. А обговорюється цей конфлікт в глобальному вимірі – це тема, яка є в світових медіа.

Андрей Загородский: С развитием СМИ за последние 10-20 лет мы наблюдаем ситуацию, когда невозможно строить какие-либо информационные крепости.

С нашей точки зрения, мир действительно стал глобальным. Для того, чтобы осознать, что такое победа, каким образом представить, что такое будущее, как действовать дальше, нужно понимать, что информационный рынок глобализировался, и нам нужно быть максимально интегрированными.

Нужно понимать, что мы должны активно участвовать в смыслотворчестве. Что такое пропаганда в Советском Союзе? Мы пассивно воспринимали символы и знаки, которые нам спускали во время телевизионных новостей. Сейчас ситуация другая, есть социальные сети. Мы должны взаимодействовать с тем, что происходит в информационном поле.

Мария Кучеренко: Конфликт локализован, ведется в аннексированном Крыму и на Донбассе. Но если мы посмотрим на информационную войну, которую ведет Россия, то она глобальная. Их цель – не две области Украины в рамках одного вооруженного нападения и вооруженного присутствия, а вся Украина – сохранить контроль над всем украинским символическим пространством, сохранить контроль над украинской сферой когнитивного, сферой познавательного. Это важно на сегодняшний день.

Россия ведет гибридную войну против Украины, нужно акцентировать на том, что это российско-украинская война. И нет никакого отдельного конфликта на Донбассе, отдельной аннексии Крыма. Есть агрессия РФ против Украины. Если мы зафиксируем эти смыслы хотя бы в нашем медийном пространстве, в том, как мы сами это называем, нам будет гораздо проще коммуницировать с остальным миром, в том числе с юридической точки зрения, доказывать, что РФ является агрессором. Поэтому сегодня очень важно говорить о смыслах и словах.

Андрей Загородский: Когда мы говорим об украинском дискурсе, он тоже очень сильно фрагментирован, с точки зрения тех же новых медиа. Мы находимся в так называемых эхо-камерах, патриотическая часть украинского общества замкнута в своих небольших дискурсах и очень редко выходит за их пределы. Мы наблюдаем, в том числе и на Семиотических студиях, что у людей нет общего понимания, например, что такое победа.

Мы приглашаем поучаствовать в разговоре на эту тему, потому что думаем, что и солдатам, офицерам на фронте, экспертам, политикам необходимо понимать ответ на три вопроса: где мы сейчас находимся, куда мы идем и как мы придем к нашему результату.

Галина Яворская: Визначено, що в гібридній війні перемога – це не обов’язково військова перемога, перемога на полі бою. Це перемога в когнітивному вимірі – у вимірі смислів. У нашому випадку є набір політичних вимог з боку РФ до України: Україна не має рухатись в бік ЄС і НАТО, Україна має бути російськомовною, так звана федералізація. І ми за ці чотири роки не пішли на виконання цього, протистоїмо цьому та навіть у чомусь вже перемагаємо. Це не вся картина перемоги, але це дуже важливі речі.

Андрей Загородский: Анализ того, о чем говорят украинские топ-медиа (2014-16), показал, что сочетание слов «АТО», «победа» встречалось только в 13% от всей совокупности сообщений в СМИ. И в 79% мы увидели соединение слов «АТО», «война» и «жертвы».

Мы говорим про жертвы, а не про победу. Это не хорошо и не плохо. Необходимо понять, в связи с чем это происходит. Если мы посчитаем, что это необходимо изменить, то нужно это менять. И не только на уровне какого-то министерства или на уровне экспертов. Запрос на победу должен идти от общества. И общество должно осознавать, какой смысл оно вкладывает в это слово.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.