За полчаса до отъезда ко мне ломились милиционеры — сестра Олега Сенцова

Сестра Олега Сенцова, одного из самых известных узников Кремля, уехала из России. Наталья Каплан прожила там двенадцать лет. После приговора, вынесенного ее брату, решила переехать в Украину

За полчаса до отъезда ко мне ломились милиционеры — сестра Олега Сенцова
https://static.hromadske.radio/2016/06/hr-news-2016-06-13-sestra_sentsova.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/06/hr-news-2016-06-13-sestra_sentsova.mp3
За полчаса до отъезда ко мне ломились милиционеры — сестра Олега Сенцова
0:00
/
0:00

Сейчас Наталья Каплан в Киеве. “Громадське радио” встретилось с ней за городом. 

— Что стало причиной переезда в Украину?

— Причиной приезда была сама атмосфера в России. То есть когда ты ничего не знаешь, что ожидать в следующую минуту, к тебе придут или не придут? Если к тебе придут, то за что? Конечно, люди, с которыми невозможно стало общаться. Мой круг общения свелся до трех-четырех человек за последние два года.

— Преследовали ли вас российские власти или правоохранительные органы?

— Была слежка, была паника, потому что за полчаса до отъезда ко мне вломились дяденьки-милиционеры, но я им не открыла, не знаю, по мою душу это было или нет. Скорее всего, не по мою, потому что вряд ли они так бы ушли. Если они были без ордера, как они любят прийти поговорить, может за этим приходили. Предупредила адвоката. Но обошлось, через полчаса я все-таки села в машину и уехала. Никто никогда не знает, за что могут прийти, когда могут прийти. Если бы люди понимали хотя бы, что здесь мне можно, там мне нельзя, там мне грозит это, а там мне ничего не грозит  было бы проще. А в России нет таких правил, система вырывает в каком-то случайном порядке людей. Они могут быть активисты, а могут мимо идти. И людей сажают, репрессии очень выборочные.

— На какой стадии находится вопрос экстрадиции Олега Сенцова. Встречались ли вы с представителями украинской власти?

— С украинскими властями я общалась зимой. Они пообещали сделать все возможное с экстрадицией, все документы подписаны. Ждем суда. Пока все на этом этапе. Вот хочу пообщаться еще с ними, просто у меня еще не было времени. Это МИД и Минюст, как обычно. Обычно мы с ними сотрудничаем.

— Когда вы последний раз виделись с братом?

— Еще в Ростове я ездила к нему на свидание. Получается, чуть меньше года.

— Какие условия содержание Олега Сенцова в местах лишения свободы?

— Олег не жалуется на содержание — его не прессуют там внутри. Он даже ни разу не был в шизо так называемом. Со здоровьем тоже нормально, просили Олега не молчать в случаи чего, ну он пока не жалуется. Может, он сжался как кулак и не дает себе расслабится и это его держит, потому что такие условия здоровья не добавляют, я думаю, все это понимают, когда человека сидел в подвале почти месяц в Челябинске на перевозке, где одна койка на троих, буквально.

— Ощущает ли Олег Сенцов поддержку украинцев, приходят ли письма? Есть ли связь с соотечественниками?

— С письмами проблема серьезная, не пропускают печатные тексты, хотя это странно, печатные это проще цензурировать. От кого-то не доходят, кому-то не доходят от Олега, это все лотерея такая не угадаешь чье письмо дойдет, и получишь ли ты ответ, чье нет. Он сам говорит: да я чувствую поддержку, мне это очень важно. Потому что есть два вида заключенных: один, которого поддерживают, и другой  у которого нет поддержки. Это им абсолютно по-разному сидится, на самом деле это важно. Он это чувствует. Новости мы ему доносим, то, что происходит вокруг него, то что здесь происходит  он это знает.

— Рассказывает ли Олег, чем занимается, скажем так, в свободное время?

— Много читает, занимается английским, играет шахматы. Хочет подтянуть шахматный уровень. Насколько это возможно занимается спортом. Он читает, написал четыре сценария за эти два года. Олег все это хранит в секрете, он не любит говорить о, как он называет, сценарии — это полуфабрикат, пока он не готов, пока фильм не вышел и говорить о нем как-то не очень интересно. Знаю, что один из сценариев  это детский фильм, кино не для всех. Как он сказал: детский фильм для взрослых. Сейчас он ничего не пишет, это он написал за два года, сейчас такое ощущение, что он в какой-то апатии находится, ничего ему не хочется. Тут очень важно его подпитывать время от времени, чтобы не уходил в депрессию совсем.

— Известна судьба Геннадия Афанасьева и Кольченко, которых осудили по одному делу?

— Гена Афанасьев сейчас сидит в Москве, в Лефортово его перевели, все больше говорят про обмен его и Солошенко, еще одни украинский политзаключенный. Саша Кольченко сидит в Челябинске. То есть, почему их так  одних перевели в Москву, других  оставили на местах, очень странно. Вообще по обмену в большинстве уезжают из Лефортово поэтому мы очень обрадовались, когда Афанасьев и Солошенко там оказались. Надеюсь, что они скоро выйдут, а там следом, хочется верить, и остальные.

— Как сокамерники относятся к Олегу Сенцову? Ведь администрация тюрьмы, если не напрямую может оказывать давление, то может подселить в камеру тех, кто ненавидит Украину и украинцев?

— Сокамерники Олега не обижают, это точно, более того  я говорила с другими политзаключенными, но все-таки нет вот этой розни политической и так далее, потому что у них общий враг и их сплачивает, как ни странно. Кто-то там пишет жалобы, умеет писать, там как бы другое немного сообщество, там не делятся по-политическим и так далее. У всех общая беда.

— Смог ли вывезти Олег Сенцов свою семью из Крыма? Виделись ли они с отцом во время судебных процессов или на свидании?

— Олег против, чтобы детей возили к нему на свидание. Это, возможно, есть такой шанс, но как бы для детей это будет очень тяжело и для Олега это будет очень тяжело. Олег вообще отказался от свиданий сейчас. Говорит, я вижу как другие заключенные после свидание с родными-то, что они в такую депрессию входят, потому что мы-то уезжаем, он возвращается и начинает дальше думать и очень многие политзаключенные, он не единственный кто отказался от свиданий, потому что это тяжело. Проще закрыться от каких-то эмоций и постараться держаться от них подальше. Стать стеной, так проще держаться. У Олега двое детей там остались. В Крыму они сейчас у бабушки. Девочка и мальчик  13 и 11 лет. Вот Владу скоро 12 будет, в июле, учится в школе.

— Как вы видите освобождение Олега Сенцова ?

— Я думаю, что это будет очень внезапно, как и с Надей Савченко. До последнего никто не думал, что это случится завтра, грубо говоря. Я думаю, что здесь будет что-то аналогичное, и мы узнаем об этом в последнюю очередь.

Напомним,10 марта 2016 года Минюст Украины попросил российские власти передать осужденных граждан Украины Олега Сенцова, Геннадия Афанасьева, Александра Кольченко и Юрия Солошенко на родину. По данным защиты Сенцова и Кольченко, они заполнили необходимые документы еще в апреле, но решение об их передаче пока не принято.

25 августа 2015 года Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону вынес обвинительный приговор в отношении Сенцова по сфабрикованному делу о подготовке терактов в Крыму. Сенцов был приговорен к 20 годам колонии строгого режима.

Айсель Сафина для “Громадського радио