Протестов на оккупированных территориях быть не может, у вооруженных людей сложно что-то требовать — глава Восток-SOS

156

Организация Восток-SOS регулярно мониторит ситуацию с нарушением прав человека. Недавно они представили очередной отчет о подобных нарушениях за декабрь

Ведучі

Олена Терещенко

Гостi

Євген Васильєв

Протестов на оккупированных территориях быть не может, у вооруженных людей сложно что-то требовать — глава Восток-SOS
https://static.hromadske.radio/2019/01/hr-rr-19-01-09_vasylyev.mp3
https://static.hromadske.radio/2019/01/hr-rr-19-01-09_vasylyev.mp3
Протестов на оккупированных территориях быть не может, у вооруженных людей сложно что-то требовать — глава Восток-SOS
0:00
/
0:00

Организация Восток-SOS регулярно мониторит ситуацию с нарушением прав человека. Недавно они представили очередной отчет о подобных нарушениях за декабрь

В нашей студии глава совета координаторов Восток-SOS Евгений Васильев, с которым мы поговорили о том, что происходит на оккупированных территориях на данный момент.

Елена Терещенко: Недавно так называемое «МВД ДНР» на своем сайте сделало следующее заявление: «Сотрудники МВД ДНР в прошедшем году провели более 50 операций «Ночной город», в ходе которых были задержаны примерно 34 000 нарушителей комендантского часа». То, что все эти комендантские часы являются нарушением прав человека, это понятно, но откуда такие масштабы – 34 тысячи?

Евгений Васильев: Я думаю, что цифры даже больше. Потому что они отчитываются лишь по тем задержаниям, которым они придают гласности. А много таких задержаний даже не поддаются гласности. В основном это происходит в частном порядке – люди задерживают отдельных людей не только в подвалах СБУ, ОДА и разных СИЗО, а также у себя дома. И такие случаи не единичные, когда кто-то удерживает одного или двух человек у себя дома, днем они выполняют какие-то работы, а ночью они закрыты в отдельном помещении.

Елена Терещенко: Что вы можете сказать о ситуации с правами человека на данный момент, меняется ли эта ситуация в лучшую или худшую сторону, или она стабильно нехороша?

Евгений Васильев: Если в целом, то ситуация с правами человека с каждым годом там только ухудшается. Как по мне, то это большое лагерное поселение, где контроль ведут вооруженные люди, у которых закон один – это сила и беззаконие. Там нет работы, люди не могут дополнительно зарабатывать, нет экономики, потому что все заводы вырезаны, и так называемое «правительство» занимается отжимом мероприятий. Они публикуют в СМИ объявление о том, что есть такое предприятие, но не могут найти хозяина. Если в течение 60-ти дней хозяин не находится, то такие предприятия «национализируют».

Ситуация с правами человека с каждым годом там только ухудшается

Елена Терещенко: Некоторые шахтеры жалуются, можно сказать, по-своему, протестуют против того, что им не выплачиваются зарплаты, в то же время в Горловке сейчас на металл режут последнюю шахту.

Евгений Васильев: С шахтами – отдельный вопрос, мы ими занимались еще год назад, и тогда уже была плачевная ситуация, потому что много шахт брошены, не происходит откачка воды, и шахты затапливаются. При наполнении шахт водой ей некуда деваться, и она переходит в пустоты в других шахтах. В прошлом году мы общались с директорами и работниками шахт, которые находятся на подконтрольной территории Украины, и они говорят, что с каждым месяцем воды прибывает все больше, и их насосы не справляются.

Но и это не главная проблема, главная проблема в том, что вода выталкивает газ на поверхность, и возможны взрывы метана.

О каком-то митинге или забастовке сложно говорить на тех территориях, потому что все контролируется вооруженными людьми, а с ними сложно договориться или что-то требовать.

Елена Терещенко: Что самое основное прозвучало в вашем отчете за декабрь?

Евгений Васильев: Последнее время мы ведем пять рубрик.

  • Первая – аресты и задержания, и с 7-го по 9-е декабря было задержано 280 людей. Через какое-то время, в двадцатых числах опять была такая же операция.
  • Вторая рубрика – национализация, о которой мы сказали.
  • Третья – принуждение к участию в партиях или каких-то патриотических организациях.
  • Четвертая – препятствие работе всяких мониторинговых миссий – ООН, ОБСЕ и так далее.
  • Пятая – создание параллельных правовых систем адвокатур, нотариата и судов.

Елена Терещенко: Надо бы пояснить, что означает комендантский час на тех территориях: люди в шесть-семь вечера уже направляются домой?

Евгений Васильев: Даже раньше. У людей уже выработан рефлекс – они четко понимают, когда выходить на улицу, а когда – не стоит. Но все равно бывают задержания.

Елена Терещенко: А если человеку стало плохо ночью, если нужна помощь, то что происходит? Скорые в маленькие поселки даже не приезжают, насколько я знаю.  

Евгений Васильев: В крупных населенных пунктах скорая приезжает, также мы знаем, что и таксисты передвигаются по дорогу. Возможно, это те, у кого есть особый допуск на работу в комендантский час. А так, молодежь, которая выходит гулять, идет в ночные клубы и сидит там до утра. Их оттуда не выпускают, потому что на улице комендантский час.