Чим окупація Криму 1783 року подібна до 2014-го?

Пояснює історикиня Гульнара Абдулаєва

Ведучi

Анастасія Багаліка

Чим окупація Криму 1783 року подібна до 2014-го?
https://static.hromadske.radio/2018/04/hr-rh-2018-04-19_abdulaeva.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/04/hr-rh-2018-04-19_abdulaeva.mp3
Чим окупація Криму 1783 року подібна до 2014-го?
0:00
/
0:00

У студії Громадського радіо — історикиня Гульнара Абдулаєва.

Анастасія Багаліка: Чи можемо ми події 1783 року називати саме анексією?

Гульнара Абдулаєва: Я бы даже сказала, что можем называть оккупацией, потому что это была полномасштабная оккупация. Если мы будем сравнивать 2014 год и 1783-й, методы были практически такими же.

Манифест от 19 апреля 1783 года о том, что Крымский полуостров и Тамань уходят под руку российской императрицы был объявлен незаконно, как и в 2014 году был проведен незаконный референдум. Никакой официальной присяги на подданство Российской империи в 1783 году коренной народ Крыма, крымские татары, не приносили. Последний крымский хан не подписывал никакого отречения.

Война не прекращалась. Петербург воспользовался моментом, и был объявлен манифест.

Когда был объявлен манифест, начали предъявлять права на полуостров и проводить свою политику. Это был документ, на который они ссылались. Тогда европейские дворы понимали, что все было принято незаконно, какими методами проводилось.

У Потемкина на тот момент был план депортировать коренное население во внутренние области Российской империи, но испугались реакции Запада

Анастасія Багаліка: Нагадайте саме про методи.

Гульнара Абдулаєва: Это военные методы, война была, военное время. Люди не были готовы к тому, что уснут в одном государстве, а проснутся в другом. Для самих жителей Крымского ханства это был своеобразный шок. На тот момент воины Крымского ханства стали объединяться в отряды, они оказали военное сопротивление, но для них это оказалось чревато. Только по официальным данным со стороны российских источников (понятно, что это уменьшенные данные) 30 тысяч мирных жителей погибло. На самом деле цифры были гораздо большие.

Петербург начал целенаправленный террор по уничтожению мирных жителей и политику вытеснения. У Потемкина на тот момент был план депортировать коренное население во внутренние области Российской империи, но испугались реакции Запада.

Повну версію розмови слухайте у доданому звуковому файлі.