Почему люди, живущие  в «серой зоне» Донбасса,  не выезжают из-под обстрелов?

На Донбассе есть города и поселки, которые находятся недалеко от линии огня. В поселке Северный сейчас живет почти 2000 человек, которые остаются там, несмотря на постоянную опасность для своей жизни

Ведучi

Дмитро Пальченко

Почему люди, живущие  в «серой зоне» Донбасса,  не выезжают из-под обстрелов?
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr-news-16-05-14-sira_zona.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr-news-16-05-14-sira_zona.mp3
Почему люди, живущие  в «серой зоне» Донбасса,  не выезжают из-под обстрелов?
0:00
/
0:00

Из-за постоянных обстрелов там редко бывают волонтеры, в некоторых местах отсутствуют элементарные блага цивилизации, свет и вода, редко привозят продукты.  Почему эти люди не покидают так называемую “серую зону”, выяснял корреспондент «Громадського радио»  Дмитрий Пальченко.

В прифронтовом посёлке Северном (Артёмово), который находиться в 1 километре от Горловки, продолжают жить люди. В основном это пенсионеры, которым некуда выехать. До войны в посёлке жило 7000 жителей, теперь осталось около 2000. Посёлок известен тем, что через него идут так называемые «кабаньи тропы», по которым местные жители незаконно пересекают линию разграничения. Дело в том, что у многих там (на неподконтрольной Украине территории) остались родственники. И люди регулярно ходят по этим «тропам» туда и обратно. В одном из дворов Северного наш корреспондент пообщался с местными жительницами. Пенсионерки Светлана и Ольга остаются здесь, несмотря на опасность для своей жизни.

«Ну, как живём. Хлеб жуём. Пенсию дадут. Кому куда было выехать, те уехали. Нам некуда ехать. Слышим, как стреляют и бомбили нас.

А родственников нет?

Нет.  Вот сидим. Что будет, то будет. Как всем, так и нам.

А многие люди из вашего двора уехали?  

Много конечно. Квартир много пустых. Мы хоть довольны, что нам дают пенсию вовремя.

Вот я на втором этаже живу. Вот у нас две семьи живут. А на третьем одна семья живёт.

Получается, что дом полупустой?

Да. Вот в одном доме 4 семьи живёт. И то по одному человеку.

А раньше там сколько жило?

15 квартир, осталось четверо. И так в основном везде. Здесь еще терпимо, где дома. А там где шахта, та там вообще завал. И даже разобрали кирпичи.

Там потому что близко зона боевых действий?

Да. Там же шахта. На восьмой, на Южной шахте сидят.

По мирным кварталам сейчас не стреляют?

Ну, пока несколько месяцев не стреляют. Тихо. Слышим где-то далеко. Другой раз и видим, как летят эти шары красные. Любопытные выходим. На балконе когда стою, то видно. Ну особенно то Южная. Шума там…. Там та сторона и там слышно хорошо.

Вы не выезжаете? И выезжать не собираетесь?

Некуда. Я б выехала. Но куда выехать? Нам некуда. Только подвал. В подвале и кровати есть, и стулья. На всякий пожарный.

Оборудовали?

Давно. Только как на Дзержинск напали, так мы сразу оборудовали. А есть бабушки, которые под лестницей  сидят. У них нет подвала. Вот тут лестница. Мы никуда не едем. Мы, инвалиды, сидим тут.

Какова психологическая причина того, что эти люди остались жить в опасном для жизни месте, рассказала Ольга Голикова,  психолог, работающий с вынужденными переселенцами:  

«У всех могут быть разные причины, но очень часто это привязанность к месту. Во-первых, это корни. Человек, который никогда никуда не выезжал, ему очень сложно поменять место жительства, сделать какие-то перемены в своей жизни.

Во-вторых, это трудность адаптации на новом месте. Люди не представляют, не видят себя на новом месте. И это неуверенность, что они смогут обустроиться, смогут как-то жить. Выжить в новых условиях. Для некоторых на это банально нет средств. Чтобы переехать куда-то, нужны средства. И есть еще одна психологическая причина – это страх. Не готовность сделать шаг в неизвестность. Страх, недоверие к миру. Недоверие к человечеству», – считает психолог.

Дмитрий Пальченко из Краматорска, программа «Точки опоры» для «Громадського радио»

 

Оцените этот материал и предложите свою тему для программы