Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости
«Мы остались в Киеве, чтобы было куда вернуться»: как это — оперировать во время войны?
«Мы остались в Киеве, чтобы было куда вернуться»: как это — оперировать во время войны?
0:00
/
0:00

«Мы остались в Киеве, чтобы было куда вернуться»: как это — оперировать во время войны?

70 сотрудников Центра кардиологии и кардиохирургии в Киеве работают и живут в медучреждении уже 33 дня — с начала полномасштабной войны. А еще кот и пес. Их тоже перевезли сюда, потому что вместе не так страшно. Медики говорят, решили остаться в городе и продолжать оперировать и лечить, чтобы «было куда вернуться всем, кто уехал».

Как это — делать операции на сердце под звуки воздушных тревог? Репортаж Анастасии Горпинченко из Киева.

Прежде чем попасть в операционную, мы с Александрой Телегузовой, сопровождающим меня врачом, должны полностью переодеться. Она рассказывает: уже месяц почти не выходит из больницы, потому что здесь работает и живет, как и еще 70 ее коллег.

«На самом деле, я даже не осознавала, что будет дальше. Никто из нас не знал, что будет дальше, в следующую минуту, на следующий день или на следующую неделю. Но я понимала, что если началась война, то нужно будет оставаться на работе, чтобы оказывать медицинскую помощь всем нуждающимся. А это и наши плановые пациенты и раненые», — рассказывает она.

В раздевалке мне выдают такой же комплект, как и у врачей, включая маску и шапочку, просят продезинфицировать камеру. В операционной играет музыка.

Кіт Рамон

Такой плейлист, говорит кардиохирург Александр Пукас, помогает ему успокоиться и сконцентрироваться. Сейчас он делает операцию на сосудах сердца. У пациента атеросклероз коронарных артерий. Это плановое, не слишком сложное вмешательство. Через два часа Александр выйдет из операционной и скажет: «С пациентом все в норме, ассистенты завершают операцию».

24 февраля кардиохирург решил: будет стоять на этом фронте до последнего

«Люди так же болеют, так же нуждаются в помощи. Если сейчас отказаться и закрыться, сказать, что мы не помогаем, это лишь увеличит смертность. И не только от военных действий, но и от заболеваемости. Мало, например, среди нас настоящих воинов. Я не видел оружия в своей жизни вообще. Вот на блокпосте впервые увидел оружие у девушки. Не думаю, что я буду качественным воином на поле боя. А здесь чувствую себя максимально полезным», — рассказывает Александр Пукас.

Оперировать приходилось уже и под звуки воздушных тревог и взрывов. Особенно громко было, когда попали недалеко от телебашни и в дом на Лукьяновке. Однако даже в таких ситуациях операции не прекращают, говорит Александр.

«Мы работаем почти каждый день. Рабочий день с 8 утра до 4-6 вечера. В это время всегда что-то слышно. Но на сирены или взрывы просто не обращаешь внимания. Выполняешь свою работу, и все», — рассказывает он.

Объясняет, что пациентов оставлять нельзя, ведь оперируют с искусственным кровообращением. А это хирургия на время.

«Оперировать до бесконечности долго нельзя. Сердце не работает. А ишемическое время не безгранично», — объясняет кардиохирург.

Это требует максимальной концентрации, так что, говорит врач, не всегда даже слышит взрывы, когда оперирует. Делают в Центре не только плановые операции,  принимают раненых от обстрелов.

Чудом жива: история Светланы из Ирпеня

Светлане попал осколок в грудь, когда они с мужем, старенькой мамой, двумя собаками и двумя котами решили пешком выбираться из Ирпеня. В подвале своего дома под постоянными обстрелами они провели 26 дней.

«Мы ждали до последнего, думали, что все кончится. Потом уже горели дома рядом. Мы подумали, что если завалит наш подвал, нас никто не вытянет.

Мы шли по улице с нашими собаками, когда начался обстрел. Меня ранило под грудину. Я упала. Страшно было, что город совершенно пуст. Мама легла надо мной кричит, плачет: «Помогите». А кто поможет? Пустые дома, никого нет», — рассказывает она.

Но Светлане, как она сама говорит, повезло. Муж и кум на одеяле дотащили ее до парней из теробороны, те уже помогли эвакуировать женщину сначала к волонтерам на Академгородке, а затем в Центр кардиологии и кардиохирургии на операцию. Сейчас она в стабильном состоянии, вот только правая рука пока не двигается.

«Врач говорит, что нерв контужен. Надо работать, потому что рука неподвижна. Ну, буду работать. Надеюсь, что все скоро закончится. Надо будет приступать к работе», — говорит Светлана.

Выписать ее обещают уже завтра. Правда, возвращаться ей пока некуда. Осталось ли что-нибудь от ее дома в Ирпене, она не знает. Да и возвращаться туда сейчас небезопасно.

При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио»  на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS

Последние новости