Мы не нужны нашим детям идеальными, мы нужны живыми — психолог Светлана Ройз

Разговор о жертвенности, любви к себе и о том, что детям не нужны идеальные мамы, а нужны живые.

Ведущие

Татьяна Трощинская

Гостi

Светлана Ройз

Мы не нужны нашим детям идеальными, мы нужны живыми — психолог Светлана Ройз
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/03/hr-4020-21-03-12_roiz.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/03/hr-4020-21-03-12_roiz.mp3
Мы не нужны нашим детям идеальными, мы нужны живыми — психолог Светлана Ройз
0:00
/
0:00

Гостья — детский и семейный психолог Светлана Ройз.

Светлана Ройз: Я сегодня думала, что материал должен начаться так: «Отстаньте от мам и женщин».  Потому что нагрузка словом «должна» и многозадачностью, ответственностью… Женщина, у которой есть дети, она действительно считает себя ответственной за жизнь всех, кто находится рядом. Это не дает возможности никак восстановиться. Это означает, что нам нужно все больше делать взносов в себя. Надо учиться распределять ответственность, делегировать полномочия, приходить к ощущению biparenting — ответственность за детей равномерно распределяется на папу и маму. Папа — это не тот, кто помогает маме, а тот, кто разделяет ответственность за семью.

У нас есть 4 основы, которые помогают вернуть ощущение силы.

  • Первая — умение фокусировать внимание. Умение фокусироваться на дыхании или конкретном действии  — это умение вернуться в настоящее время. Все наши ресурсы сконцентрированы только в настоящем моменте.
  • Вторая — ощущение связности. Это о близости, благодарности, памяти о том, что мы — не одни. Мы часто говорим о том, что, чтобы побороть напряжение, нам надо знать, что в мире есть 5 человек, которым мы можем позвонить. И эти 5 людей должны быть в приоритете в телефонной книге или в мессенджере.
  • Третья — цель. Ценности определяют наши цели. Имея какую-то цель, мы умеем фокусироваться, чувствуем смыслы и это придает много сил.
  • Четвертая — здоровая критичность, проницательность, те вопросы, которые мы себе ставим. Когда мы сталкиваемся со сложной информацией, с любыми новостями, мы учимся, отслеживая свои реакции: «То, что я сейчас чувствую — это моя мысль, это реальный факт?», «То, что я услышала, дает мне возможность как-то на это повлиять, или что могу с этим сделать?».

 

Наблюдение за собой

Еще всем своим клиентам даю домашнее задание: завести журнал наблюдений. И в нем отмечать, каким было преимущественно эмоциональное состояние в текущем дне. Важно понимать в момент, когда мы попадаем в эмоциональную реакцию, куда нас откидывает: в реакцию симпатической нервной системы, или парасимпатической? Симпатическая — это возбуждение, раздражение, злость, агрессия. Парасимпатическая — торможение, печаль, слезы, ступор. А дальше отметить себе, что предшествовало этой ситуации, что стало триггером, какая у меня была телесная реакция? И дальше — что помогло выйти из этой ситуации.

Это нужно заполнять в виде таблички в течение недели — двух. На выходе мы понимаем, к каким реакциям мы более склонны: к возбуждению или торможению.

У нас есть доминанты: агрессивная, тревожная, и депрессивная. Наш мозг для привычных реакций производит определенную колею. Каждый раз, когда ситуация нам напоминает о чем-то в прошлом, он просто перенаправляет по этим путям. У каждого из нас есть «любимая реакция», которая может не иметь ничего общего с тем, что происходит в нашей реальной жизни. А это о том, как мы интерпретируем то, что с нами происходит. Если мы отследим свою любимую реакцию, можем вовремя сказать себе: похоже, я пошел по привычной колее. И можем стать стрелочниками, чтобы переключить этот путь.

Также в этой табличке важно написать стратегии, которые помогают решить эту ситуацию. Как правило, это могут быть какие-то простые вещи: дыхание, сжать в руке шарик, заняться спортом, выпить воды. Как правило, это не очень сложные вещи.

Жертвенность и любовь к себе

Мы не привыкли себя прощать, отмечать свои успехи, хвалить себя, благодарить себя, праздновать. Нам нужно, чтобы вырабатывался дофамин, для этого надо праздновать.

Иногда полезнее поспать, чем поприседать. Иногда полезно укрыться пледиком и сказать «я в домике», дать своей нервной системе восстановиться.

Для меня много сил и зрелости в том, чтобы позволить себе быть неидеальными и быть уязвимыми. Дети, когда видят перед собой идеальное существо, у них не возникает осознание, что они могут к этому идеалу дотянуться.

Люди, которые находятся рядом с нами, в нашей жертвенности не видят вклад в себя. Они чувствуют какой-то подвох. Поскольку любая жертвенность требует компенсации.

  • Чувство вины будто встроено вместе с материнством. Но мы не нужны нашим детям идеальными, мы нужны живыми.

Еще никто не доказал, за счет чего взрослеют наши дети: от той заботы, которую мы им даем, или от того, что мы для них не делаем?

Современное поколение детей не слишком умеет фокусировать внимание. Я недавно проводила эксперимент с комиксами. Мне трудно их воспринимать, но я удивилась, как быстро читают и воспринимают комиксы дети. Комиксы — это о быстром восприятии информации. Без умения фокусироваться, включить левое полушарие мозга — невозможна стабильность. Любые практики майндфулнес — это будет шикарный вклад в их покой, в работу мозга.

Дети и страхи

Два ребенка смотрят какой-то мультфильм. Для одного это может быть обычным опытом (все, что показывается в том мультике), а у другого, в зависимости от личной истории, кадр, слово, поворот сюжета может стать триггером. Нам нужно дать контакт ребенку, чтобы включить контроль. Показать ему, что ты в безопасности (если он дает, к нему можно прикоснуться), поддержать. Если мы дадим ребенку проявить эмоцию, в ощущении поддержки, это будет важным для него опытом, не даст развиться каким-то серьезным вещам, которые потом будут иметь последствия. Я мечтаю, чтобы учителей обучали, как говорить с детьми на трудные темы: война, смерть, болезнь, секс.

Это то, на что у нас наложено табу, и на что у взрослых не всегда хватает сил.

Любовь и гордость

У меня есть пример из практики, когда девочка-подросток вдруг спрашивала своих родителей: «Скажите, а если вам нечем будет во мне гордиться, вы будете меня любить?». И это наша боль в нарушении формирования привязанности. Мы привыкли подменять родительскую любовь гордостью, а это две большие разницы. Мы любим просто так. А гордимся для себя. Для всех родителей самое важное — иметь свой смысл в жизни. Сделать так, чтобы мы не зависели от успешности или неуспешности наших детей. Сделать так, чтобы мы искренне могли сказать: «Слушай, я переживу, если ты получишь двойку. Но мне важно, чтобы это была твоя ответственность».

Полную программу слушайте в аудиофайле
Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:

если у вас Android

если у вас iOS

Комментарии