Мы — последнее поколение, которое слушает родителей, и первое, которое слушает детей — эксперт по профориентации

Разговор о том, как помочь подростку (и не только ему) найти себя.

Ведущие

Татьяна Трощинская

Гостi

Ирина Плешакова

Мы — последнее поколение, которое слушает родителей, и первое, которое слушает детей — эксперт по профориентации
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/05/hr-4020-21-05-07_pleshakova.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/05/hr-4020-21-05-07_pleshakova.mp3
Мы — последнее поколение, которое слушает родителей, и первое, которое слушает детей — эксперт по профориентации
0:00
/
0:00

Гостья — психолог, сертифицированный консультант по профориентации, менеджер благотворительных проектов ОС «Освитория» Ирина Плешакова.

Ирина Плешакова: Давайте будем честными: мы, родители, и сами не знаем, что нам сейчас делать. Давайте немного успокоимся и дадим нашим детям выбирать то, что им нужно. Говорят, что мы, взрослые, сегодня последнее поколение, которое слушает своих родителей. И мы — первое поколение, которое слушает своих детей. Давайте немного дадим им право выбора.

В нашем подростковом возрасте было проще выбирать свое будущее: время было более стабильно. Мы слушали родителей, и было понятно, что «сегодня я закончу вуз, и, возможно, 40 лет проработаю на каком-то предприятии, или где-то». Сейчас уже так не работает. И сегодня, чтобы идти в ногу со временем, нужно постоянно осваивать новое.

Нам кажется, что мы знаем лучше. Но на самом деле это уже немного не так, они знают больше. Мозг подростков гибкий, они постоянно могут перестраиваться. Они более открыты к новому.
Нужно развивать базовые компетенции: осознанность, критическое мышление, решение проблем, эмоциональную компетентность, доброжелательность. Это то, на что нужно обращать внимание. Но прежде всего, что нужно развивать в себе — нашу способность к изменениям, насколько мы открыты к новому. В новых современных профориентационных методиках измеряется и цифровая компетентность — насколько ребенок может свободно владеть компьютерной грамотностью.

Сейчас уже работают не в профессиях, а в проектах.

  • Можно иметь профессию, но не иметь работу. Но можно иметь работу и не иметь профессию.

Если ребенок не определился

Каждый ребенок уникален, важно услышать ребенка. Мой сын принимал gap year — год, когда человек не поступает сразу после школы, а год исследует себя: ходит на курсы, путешествует, в западном мире это обычная штука.

Можно задать абстрактные вопросы: «Если бы у тебя был миллион долларов, но ты мог бы их потратить только на самообразование и саморазвитие, во что бы ты инвестировал эти деньги?». Можно спросить подростка, или самого себя: «В чем я классный?». Так даже друзья могут подсказать.

Татьяна Трощинская: Что сказать бабушке, дедушке, соседям, которые спрашивают: «Ну как, твой ребенок уже в Гарварде?», а ты говоришь «Да нет, работает в Glovo, пытается понять себя».

Ирина Плешакова: Слава Богу, сейчас люди немножко отходят от этой истории… Но все равно за столом у бабушки на Пасху можно услышать: «Ну что ты там, будешь работать инженером? Вот твой дедушка проработал инженером…». Нужно объяснять, что я буду делать свой выбор, мне нравится это или это. Или честно сказать, что я еще не определился, но я готов подрабатывать в Glovo.

  • У нас не очень популярно просить о поддержке, словами: «Я хочу, чтобы вы меня поддержали». Это работало в моей семье, мой сын так мне и сказал.

Специфика корониалов

Дети, обучение которых пришлось на пандемию коронавируса, определились, что им нравится онлайн-образование. Они видят черные окошки (в ZOOM — ред.) и они их не бесят. Я вижу, с каким удовольствием иногда после карантина они бегут в школу, потому что социальная составляющая — важная. Но не для всех.

В западном образовании наибольшей популярностью пользуются факультеты, где излагается широкий спектр дисциплин. И математика, и философия, и язык, и медиация, и кураторское мастерство. У нас не так, у нас узкая специализация, где мы почти после 9 класса начинаем двигаться «в направлении юриста».

В Украине ежегодно выпускается 36 тысяч юристов. Потребность рынка — 6 тысяч. Что делают 30 тысяч?

Синдром fomo

Это Fear of missing out — синдром упущенных возможностей. Из каждого чайника транслируется: «Топ-5 книг, которые надо прочитать в этом году», «Топ-10 сериалов», «Топ-10 онлайн курсов, которые ты прослушаешь и станешь мегаосознанным». Они транслируют, что со мной что-то не так, я не прочитал те 10 книг, и не прослушал курсы. Целые индустрии строятся на нашей тревожности. Давайте фильтровать, что нам дают, и чувствовать сердцем, куда нам хочется.

Обучение за рубежом

Если не хочет — точно не нужно принуждать. В современных тестах есть такое понятие, как готовность ребенка к взрослой жизни. Другое дело, если ребенок не готов. Если ребенок не готов — ни в коем случае нельзя его отправлять, это может быть и стресс, и никакой пользы не будет.

Точно знаю, что, если вы видите, что не идет — не нужно давить дальше, нужно забирать ребенка.

Универсальное упражнение «Ступеньки»

Оно может быть как и для подростков, так и для родителей — для планирования своего будущего. Нужно выделить время и подумать, каким я хочу себя видеть (или своего ребенка, например, в 25 лет). И прописать. У всех будут разные приоритеты (богатый, женат, с дорогой машиной).

С одной стороны листочка пишем, что я, как мама (папа) ребенка делаю, чтобы мой ребенок был такой? А с другой стороны — не делаю.

Это упражнение на саморефлексию.

Про ковид-менеджера

Мой сын сейчас работает ковид-менеджером. Это человек, который работает в крупной компании, где большой поток людей. Он как логист отправляет людей на тесты, проверяет эти результаты. Кто еще год назад мог представить, что будет такая профессия?

  • Лучший совет для подростков (да простят мне родители): не слишком полагайтесь на взрослых. Потому что, знаете, мы сами не знаем, что делать.

Полную программу слушайте в аудиофайле
Підтримуйте Громадське радіо на Patreon, а також встановлюйте наш додаток:

якщо у вас Android

якщо у вас iOS

Комментарии