Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости

Мы все перенасыщены болью, но это не значит, что нужно страдать — психолог

О разных способах восстановления мужчины и женщины, о травме автономности и о том, почему важно уметь побыть одному с собой.

Ведущие

Татьяна Трощинская

Гостi

Оксана Королович

Мы все перенасыщены болью, но это не значит, что нужно страдать — психолог
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/01/hr-4020-2022_01_21_korolovych.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/01/hr-4020-2022_01_21_korolovych.mp3
Мы все перенасыщены болью, но это не значит, что нужно страдать — психолог
0:00
/
0:00

Гостья — системно-семейный психолог Оксана Королович.

Оксана Королович: Часто одиночество заполняют разными эмоциональными оттенками, что одиночество — это плохо. Сегодня хорошо бы разобраться. Требовать одиночества, хотеть побыть одному, чтобы наполниться, самосохраниться от обилия информации или контактов, которые нас насыщают, и быть при этом одиноким и страдать, потому что есть необходимость принадлежать к группе — это разные вещи.

Мы — социальные существа, у нас есть потребность в социальной принадлежности. Отсюда мы хотим быть членами какой-то группы: семья, партнерские отношения, семейные отношения, работа и так далее. Это идет потому, что мы — вид, который выживает за счет команды. Нам ценно, чтобы нас приняли, чтобы мы чувствовали, что мы важны, ценны, имеем значение.

С другой стороны, у нас есть другая доминанта. Которая говорит, что у нас есть определенный опыт, при нахождении в социальной группе мы испытывали определенное напряжение и боль. И вот представьте, каков внутренний конфликт. С одной стороны, одна потребность говорит: «Тебе нужно в отношения, общение, коммуникацию». А другая часть говорит: «Угу, мы уже там были, знаем, нас сейчас обесценят, будет больно».

Различные способы восстановления мужчины и женщины

Одиночество и потребность побыть в одиночестве — это разные вещи.

  • Мужчина и женщина отличаются в том, как они проживают свое одиночество. Для женщины быть в парных отношениях важно, но восстанавливается она только, когда она одна. А для мужчины становление идет в группе.

Многие женщины думают: «Я сейчас пойду с подружками, пообщаюсь и восстановлюсь». Нет, я смогу снять напряжение таким образом, что-то проговорить. Но момент обновления у женщины происходит, когда она сама, без контактов. Как только она начинает какие-то отношения, она начинает делиться, быть в обмене. Поэтому, дорогие женщины, если вы меня слышите, пожалуйста, больше позволяйте себе быть в том состоянии, когда вы одна-одна.

Порог непереносимости боли

Многие говорят: «Ой, да перестань, тебе что, так больно, что тебя предали?».

  • Для кого-то духовное больно — это прямо как физическая боль.

У некоторых может быть шоковое состояние, когда любимый человек сообщает: «Ты знаешь, мы расходимся». Сорокалетняя женщина может выжить без другого человека, но для нее восприятие этой ситуации — смертельное. Это связано с опытом в семейной системе. Система кричит: «Мы можем сейчас встретиться с нестерпимой болью, которую мы уже переживали и чуть не умерли».

У каждого человека есть свой порог непереносимости. Есть опыт травматических переживаний, когда это связано с разрывом отношений с близким человеком в детстве.

Травма автономности

Мы все перенасыщены болью. Это, к сожалению, не дает нам возможность прийти к взрослой жизни уже наполненными (когда мы взрослые, зрелые, самодостаточные, с опорой на себя). Таких людей очень малый процент. Потому что, чтобы быть взрослым и зрелым, с опорой на себя, уметь выстраивать границы, выдерживать «нет» другого человека, это тогда мы в детстве должны были иметь хороший опыт наполненного контакта с мамой и папой.

Когда нам плохо и мы чувствуем вот это одиночество, что аж «кошки скребут», «звонкая тишина»… Попробуйте туда посмотреть. Когда ты туда смотришь, сколько тебе лет? Все люди в терапии говорят: «5-6». Когда ушел тот, от кого зависит моя жизнь. «Я переношу это состояние, которое похоже, как триггер». Хоп — и я ввалился в тот период. Я не советую советовать людям что-то, я советую поддерживать тех людей, которые в этом процессе.

  • Когда человек один и не может сам с собой побыть наедине — это уже тоже вопрос.

Есть такое понятие, как травма автономности. Это когда я уже хочу делиться, стать взрослым. Но я не могу без другого. И люди встречаются с этим ужасом одиночества, будто «я не могу один быть». Следует попытаться исследовать себя в этом состоянии. Потренироваться. У меня повышается тревога, я не знаю, чем заняться… «Мне нужно обязательно, чтобы кто-то сказал, что делать. Мне с кем-то другим проще организовать некий процесс, а самому сложно».

У меня множество женщин в процессе терапии сталкивается с тем, что она учится готовить для себя. Это ведь о том, что «где твоя детская часть?» Ее тоже нужно покормить. Это момент, когда у человека есть смысл жизни, когда есть кто-то другой. И это точно о невзрослости. Если тебе трудно побыть одному — обрати внимание, что это не о тебе сейчас, а о том, что ты нырнул в какой-то детский период.

  • Одиночество — это хорошее ресурсное состояние, пребывание в котором нам может дать хорошее наполнение.

Полностью программу слушайте в аудиофайле
При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио»  на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS

Комментарии