Патриоты Украины не должны уезжать из Крыма: чем больше там наших, тем труднее России — Мокренюк

Разговор про мультикультурную семью, гражданскую позицию, язык, и о том, что Украина может сделать для Крыма уже сейчас.

Ведущие

Татьяна Трощинская

Гостi

Сергей Мокренюк

Патриоты Украины не должны уезжать из Крыма: чем больше там наших, тем труднее России — Мокренюк
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/11/hr-4020-20-11-21_mokreniuk.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/11/hr-4020-20-11-21_mokreniuk.mp3
Патриоты Украины не должны уезжать из Крыма: чем больше там наших, тем труднее России — Мокренюк
0:00
/
0:00

Гость — соучредитель Краевого совета украинцев Крыма, бывший сотрудник Министерства по вопросам временно оккупированных территорий Сергей Мокренюк.

Сергей Мокренюк: Я верю в договоренности, общие ценности. Знаете, у нас была большая проблема, когда мы с женой решили пожениться. Реально возникла проблема, потому что, все же, она из другой культурной среды: она крымская татарка, мусульманка, я не мусульманин, я христианин. Родители собрались вместе, и задают вопрос: «Как вы будете воспитывать ребенка?», «Кто он будет, этот ребенок? Крымский татарин или украинец? Какая религия будет у этого ребенка?».

У нас ответ был очень прост. У нас с женой абсолютно одинаковое отношение к тому, что такое труд, кто такая женщина, кто такой мужчина, какое отношение к родителям, какое отношение к хлебу. Если оно одинаковое, то и ребенка мы будем воспитывать в тех ценностях. Мы дали ответ, который вообще не подпадает в их формат, и они сказали: «окей, мы даем согласие на ваше бракосочетание, но первого ребенка называем мы» (сказали родители моей жены). На что мои родители ответили: «да нет, ну подождите, почему же вы, когда мы». Они так препирались пару минут, мы переглянулись, говорим: «Что-то здесь не так. Это будут наши дети. Как-то будем решать без вас». Затем пауза, тишина, никто ничего не знает. И моя очень мудрая жена говорит: «Короче, садитесь за стол». И все.

Это должно быть договоренность, разговор о каких-то ценности. И тогда все остальные становится техническим.

У нас есть все праздники: и христианские, и исламские. На стене у нас и флаг Украины, и крымскотатарский. Одно — продолжение другого. Год и 3 месяца назад я принял категоричное решение общаться исключительно на украинском. В первую очередь, из-за детей.

  • Моя работа и мой личный опыт позволяют сделать категорический вывод: что Российская Федерация (которая является врагом, агрессором, из-за которой миллионы людей в нашей стране получили негатив, в том числе и мы), продвигает свои инструменты, и в первую очередь — это язык.

Дети со мной перешли на украинский. Один ребенок, дочь, в принципе перешла на украинский в 12 лет, это ее решение. Более того, в школе был инцидент. Зашла речь о культуре, дочь подняла руку и сказала: «Я не могу согласиться с тем, что господин Ткаченко является министром культуры». Учительница спрашивает, почему. «Потому что, вы вспомните историю этого человека, он продвигал такие фильмы, как «Сваты», «95 квартал». То, что малороссийское, не является культурой украинской. Собственно, не может такой человек быть министром культуры нашего государства». Пауза, никто не знает, как реагировать, потому что это необычный вызов даже для учительницы. С одной стороны, я, конечно, горжусь. Мне очень приятно. Однако я знаю, насколько это трудно: быть в среде не таким человеком как большинство. Гораздо комфортнее слушать русские песни, смотреть «тик-ток», ей некомфортно будет всегда.

Как выехал из Крыма

Из-за того, что я один из сокоординаторов Крымского Евромайдана. Нас четыре человека: Сергей Ковальский, Андрей Щекун, Исмаил Исмаилов, и я. Крым был реально оккупирован 9 марта 2014 года. Мы проводили самую интересную, наверное, акцию, 200 лет Тарасу Шевченко. В это время Андрея Щекуна, и отца Сергея, Анатолия Ковальского, похитили. Уже потом мы поняли, что это была банда Гиркина, их пытали, я понимал, что я и Исмаил будем следующими. Поэтому прямо в ту ночь я забрал жену, детей, всего в машине у меня была только маленькая машина с детскими вещами. Мы так и выехали посреди ночи.

Я — переселенец, однозначно. Киев — дом, однозначно. Здесь нет для меня противоречий. Я интегрировался в эту громаду, но я здесь не по своей воле.
Все, что тебе не требовалось, ты вычищаешь, и становишься в определенном смысле голый, однако честный. Если ты понимаешь, адаптируешься, признаешь, что была проблема — ты растешь.

  • Мы все хотим быстрых решений сегодня. Поэтому у нас растет популизм. Друзья, надо идти стратегическими путями. То, что мы сегодня делаем — незаметно. Но все меняется. Настолько, что нельзя вернуть назад.

2014 год показал, что мы должны быть другими. Не бросать мусор на улице. Это просто, но это точно есть направление освобождения Крыма. Потому что в Крыму бросают мусор! Любой адекватный человек, который выезжает даже на секундочку, и смотрит, думает: «Боже, это совершенно другое дело». И возвращаются в Крым с разрывом шаблонов.

  • Почему-то в украинском обществе распространено мнение, что патриоты должны выехать из Крыма. Это наиболее вредная мысль. Потому что, чем больше там наших, тем труднее России управлять территорией, а Украине — легче получить.

Это же очень просто. Представим, что российская армия вышла из Крыма. И тут заходит украинская администрация, и как управлять двумя миллионами людей? Элементарно, чиновников там надо 200 тысяч человек. Кто эти люди? Приехали из Житомирщины в Джанкой? На другие территории едет тот, у кого дома нет. Едут на самом деле маргиналы. Эти маргиналы из России поехали в Крым. На кого мы там будем опираться, если хотим, чтобы все оттуда уехали?

  • Я уверен, что история победы — это история мелких лягушачьих шагов, и других нет.

Полную программу слушайте в аудиофайле
Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:

если у вас Android

если у вас iOS

Комментарии