Я и мои коллеги теперь несем ответственность за то, что когда-то включали в эфиры Симоненко, Рогозина и Жириновского — Мирослава Барчук

Может ли журналист иметь свою гражданскую позицию или он всегда должен балансировать между различными мыслями и взглядами? Как в воюющей стране оставаться верными журналистским стандартам и одновременно быть патриотом и борцом за независимость своей страны и языка?

Ведущие

Татьяна Трощинская

Я и мои коллеги теперь несем ответственность за то, что когда-то включали в эфиры Симоненко, Рогозина и Жириновского — Мирослава Барчук
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-4020-20-07-17_barchuk.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-4020-20-07-17_barchuk.mp3
Я и мои коллеги теперь несем ответственность за то, что когда-то включали в эфиры Симоненко, Рогозина и Жириновского — Мирослава Барчук
0:00
/
0:00

О судьбе украинского языка в советской и современной Украине, а также о роли и ответственности СМИ в ситуации, в которой находится наша страна, мы поговорили в программе «40 нові 20» с телеведущей и журналисткой Мирославой Барчук.

Украинский язык в Киеве в 80-х годах — травма украиноязычных

В этой травме, которую мы пережили, очень важно, чтобы мы нашли общий язык внутри. Мы не можем делать вид, что этого не было, делать вид, что мы все в равных позициях — русскоязычные и украиноязычные. Эти мучительные вещи должны быть оговорены. И я хочу понимать, что другая часть общества понимает мою боль. Кстати, моего ребенка тоже зацепила эта история, это было не так жестко, как было у меня в русской школе в Киеве в 80-х годах, но это тоже было трудно: «к заднице репейник прицепился», «а у тебя что, в семье говорят по-украински?» и так далее.

«Прививку от коммунизма стоит делать каждому поколению»

Когда я работала на «5 канале», мы сделали такой эксперимент — послали камеру под транспортный университет и спрашивали детей, что они вспоминают о Советском Союзе. Так вот, эти дети рисовали прекрасные картинки со слов своих бабушек и дедушек о стране равных возможностях, о стране социальных гарантий, о том, что все ходили друг к другу в гости и пели прекрасные песни, что были ценности. И так говорило 90% детей.

  • Прививку от коммунизма нужно проводить в каждом поколении, как Германия проводит денацификацию в каждом поколении

Тогда я поняла, что прививки от коммунизма нужно проводить в каждом поколении, как Германия проводит денацификацию в каждом поколении. Потому что это все будет еще долгие годы воспроизводиться и воспроизводиться.

Украинский комплекс неполноценности

Мы не говорили себе правду 30 лет, мы говорили про какие-то чрезвычайные черты украинского народа, о его мудрости и трудолюбии, теперь пришло время говорить правду. В частности, мне нравится позиция Виталия Портникова, который говорит об инфантильности украинского общества, о том, что украинское государство исторически не возникло путем естественного собрания этнических украинских территорий, а возникло в результате решения Совета народных комиссаров и лично «товарища Сталина» — в Москве сделали украинское государство.
Плюс Голодомор, плюс завоз большого количества неместного населения, и это привело к образованию двух политических групп. Одна — государственники, а вторая — терпит Украину как независимое государство, но чтобы она была близка к РФ или была ее частью. И эти люди являются также частью нашего народа, нашей нации, мы не можем делать вид, что мы не должны с ними работать.

Очень хорошо сказал украинский писатель и культуролог Николай Рябчук, который использовал понятие креольской идентичности. В латиноамериканской традиции — это те потомки испанских колонизаторов, которые жили в Латинской Америке, но принадлежали к испанской культуре. Вот так же у нас политически активная общественная группа, которая сторонится украинской государственной традиции и так называемого «телячьего языка».

Для них украинская культура, украинский язык, украинская традиция является вторичной и провинциальной относительно бывших центров Российской империи и Советского Союза. То есть украинские креолы обречены на непреходящий комплекс неполноценности относительно бывшей метрополии. С нами живет в стране эта часть людей, для которых ценности государства Украина не существует, и мы должны это принимать как данность. И я все время думаю — и как нам с этим жить.

  • С нами живет в стране эта часть людей, для которых ценности государства Украина не существует, и мы должны это принимать как данность

Я не верю в то, что журналист не должен иметь своей гражданской позиции, тем более, если страна является воюющей. Я не верю, что можно сидеть и слушать врага твоего государства и делать вид, что и ложь, которую он озвучивает на твоем эфире, на твоей площадке, и ложь, которая разрушает и подрывает твое государство, является просто альтернативной точкой зрения.

  • Я не верю, что можно сидеть и слушать врага твоего государства и делать вид, что и ложь, которую он озвучивает на твоем эфире, на твоей площадке, и ложь, которая разрушает и подрывает твое государство, является просто альтернативной точкой зрения

В 2014 году у меня было ток-шоу, которое называлось «Цена свободы». И я сделала программу об ответственности журналистов и украинских медиа за ту катастрофу, которая произошла в стране. Потому что мне было понятно, что и я несу ответственность, и все мои коллеги за то, что делали вид баланса, приглашали на эфиры таких людей как Петр Симоненко или Владимир Корнилов. Мы Рогозина включали, Жириновский не вылезал из эфиров.

Когда эти люди озвучивали в эфирах какую-то несусветную глупость, мы радовались, что люди видят этот ужас. Но выяснилось, что люди ничего не видят, это падает на их сознание, отравляет его, и среди той части людей, которая позже в 2014 году кричала «Путин, введи войска», были и наши зрители. Я это признаю и эту ответственность чувствую, что войну сделали не только Путин, ФСБ и российские СМИ, ее сделали и украинские СМИ. Сейчас моя принципиальная позиция — не приглашать в эфиры людей, которые подрывают государство.

  • Когда эти люди озвучивали в эфирах какую несусветную глупость, мы радовались, что люди видят этот ужас. Но выяснилось, что люди ничего не видят, это падает на их сознание, отравляет его, и среди той части людей, которая позже в 2014 году кричала «Путин, введи войска», были и наши зрители

И на тот эфир об ответственности медиа я пригласила Портникова, Кокотюху, Романа Чайку, и была Наташа Влащенко, которая сейчас является генпродюсером ZIK. Мы много спорили о том, может ли, не может ли журналист занимать гражданскую позицию, как быть, чтобы на олигархических медиа журналисты не работали на олигарха, а работали согласно журналистским стандартам. И тогда Наташа Влащенко сказала, что самая главная проблема украинских медиа в том, что это не бизнес. Пока украинские СМИ не начнут сами зарабатывать, они будут принимать политические деньги.

И вот теперь, когда Наташа является генпродюсером канала ZIK, который относят к группе Медведчука, и когда я слышу, как Никита Потураев говорит, что этот условный медиахолдинг Медведчука — ZIK, 112 канал, News One — получает не менее 1,5 миллиона долларов ежемесячно, я вспоминаю эти слова про политические деньги. И мне интересно, как наши коллеги, работающие в медиахолдинге Медведчука, объясняют то, чем они занимаются.

Что могут сейчас сделать журналисты?

Сейчас люди в связи с этой пандемией и наводнениями чувствуют катастрофичность. И если раньше власть как-то пыталась убедить людей, что она говорит правду, то сейчас медиа говорят, что правды и фактов на самом деле нет — есть множественность истин, подмена реальности. То есть откровенная ложь — это уже не ложь, а альтернативная точка зрения, что правды нет, что очень много трактовок, в которых невозможно разобраться.
И мы сейчас чувствуем этот хаос, в том числе и в той информационной войне, которая продолжается. И я боюсь, что это прекрасная почва для прихода к власти «плохого пацана», «авторитарного лидера», «крепкого хозяйственника», который может прийти и «навести порядок в стране». Мало того, что популизм всегда приводит авторитарных лидеров и тиранов, то еще и этот хаос. Поэтому сейчас важно спасать себя в хаосе.
Полную версию беседы можно прослушать в прилагаемом звуковом файле
Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:


если у вас Android

если у вас iOS